Российская пропаганда в Беларуси: средства доставки

Главное
Фото: pinimg.com

Стоит ли обращать внимание на «маргинальные» сайты и телеграм-каналы пророссийской направленности, или бить тревогу стоит только тогда, когда антибеларусская пропаганда появится в телевизоре? Из каких элементов состоит пророссийская пропагандистская структура в беларусском информационном пространстве – рассказывает обзор от iSANS.

От маргинального сайта к российским флагманам – цепочка передачи «общественного мнения»

Беларусское инфополе находится под значительным влиянием российского. Среди причин этого – неэффективность государственных СМИ, жесткие правила работы для независимых медиа, отсутствие языкового барьера, беларусско-российские связи в различных сферах.

Основным поставщиком контента общепропагандистского характера в Беларусь являются непосредственно российские СМИ — как телеканалы, так и интернет-ресурсы. Так, количество посещений из Беларуси российского портала Лента.ру сопоставимо с аудиторией крупного беларусского интернет-ресурса. Беларусы массово смотрят российские телеканалы в урезанном виде в кабельных пакетах, и в оригинале – по спутнику.

Эта часть российской пропагандисткой инфраструктуры хорошо известна и заметна всем. В случае необходимости вся цепочка российских СМИ включается в «отработку темы», как, например, было с темой COVID-19 в Беларуси.

Официально специализируется на беларусской теме «Спутник Беларусь», входящий в состав холдинга «Россия Сегодня». В то время как абсолютное большинство новостных материалов сайта подается в сдержанном ключе с соблюдением журналистских стандартов, радиопрограммы, а также авторские колонки (зачастую — контент РИА «Новости») часто содержат пропаганду. Согласно исследованию контента эксперта iSANS Андрея Елисеева, используемые пропагандистские нарративы направлены на дискредитацию Украины, стран Евросоюза, США и Запада в целом, а также на продвижение концепции «русского мира». В частности, союз с Россией последовательно представляется как единственно возможный вариант успешного развития Беларуси.

Одновременно внутри и вокруг Беларуси существует ряд медиапроектов, целенаправленно продвигающих пропагандистские тезисы на беларусскую аудиторию. И если подходить к их оценке как к коммерческим проектам, то их можно назвать провальными, даже маргинальными: небольшие охваты, низкая посещаемость и вторичность контента.

В большинстве случаев это копипаст новостей с других сайтов и кросс-постинговое размещение статей малоизвестных авторов, когда один текст многократно выходит на разных ресурсах. Например, посещаемость трех довольно крупных сайтов такого рода («Телескоп», «Наш Гомель» и «Политринг») колеблется в районе 50-70 тысяч заходов в месяц (по данным Similarweb), причем их аудитория и контент пересекаются. Аудитория других региональных сайтов, добавляющих в локальную повестку политически ангажированный продукт, еще меньше.

Возникает вопрос – почему, при такой кажущейся неэффективности, они продолжают получать поддержку для своего функционирования.

Причин этому несколько: они являются в определенной мере точкой сборки для ядерной пророссийской аудитории, местом агрегации пророссийского контента, и, что самое важное, подобные ресурсы являются источником токсичных тезисов для медиа, работающих уже на широкую аудиторию, а также поставщиками «местных беларусских экспертов».

Мониторинг и анализ антибеларусского контента этих ресурсов выявляет контуры тех нарративов, которые транслируются на более широкую аудиторию российской цепочкой медиа.

«Спутник Беларусь» регулярно приглашает авторов материалов на этих сайтах к себе в эфир, меняя их статус с маргиналов на «экспертов». Администраторы и авторы этих же сайтов регулярно появляются с комментариями на российских медиа-ресурсах разного калибра.

Если взять в качестве примера тезис о том, что Лукашенко якобы поддерживает националистов и в Беларуси идет последовательная дерусификация, то длительное время об этом не писал никто, кроме группы маргинальных сайтов и известных проводников идей «русского мира» с российской стороны. Однако, с ростом давления и принуждения к «глубинной интеграции», к нарративу подключилась и тяжелая артиллерия – можно проследить цепочку перехода тезисов от кольца пророссийских сайтов в Беларуси, через «патриотические» каналы типа «Царьград ТВ» и напрямую связанный с Администрацией президента РФ «Взгляд», до Ленты.ру и «Коммерсанта».

Кроме того, существует разветвленная сеть из четырех десятков пабликов и сообществ в социальной сети Вконтакте (по данным Alexa, это самая популярная соцсеть у беларусской интернет-аудитории). Как показали результаты исследования, ранее проведенного iSANS, среднее количество просмотров одного поста в самой популярной группе из найденных — около 6000, что является невысоким показателем по меркам коммерческих и развлекательных сообществ. Тем не менее, такие группы являются инфраструктурой для отработки тезисов пропаганды для беларусской аудитории.

Telegram – все «сливы» в одном смартфоне

Наиболее интересной с позиции степени влияния и проникновения месседжей является работа пророссийских каналов в мессенджере Telegram.

Как мы уже писали, кремлевские технологи сумели довольно быстро превратить Telegram из альтернативного средства обмена информацией в еще один динамичный канал доставки дезинформации и пропаганды до наиболее активной части русскоговорящей аудитории. В отсутствии открытой политической дискуссии и свободы СМИ в ряде стран бывшего СССР, а также склонности части аудитории к конспирологии, Telegram стал эффективным средством, заменившим слухи в доцифровую эпоху.

В России telegram-каналы превратились в целую индустрию по производству очень специфического контента, как с игроками, аффилированными с разными центрами влияния, так и «вольными стрелками», работающими по принципу заказа. Как показало наше исследование Telegram, связанное с COVID-19 в Беларуси, здесь подается микс из «инсайдов», «сливов» и «правды с мест из первых рук».

У крупнейших каналов типа «Незыгаря» есть существенная беларусская аудитория. Но вместе с тем есть ряд успешных проектов, направленных на Беларусь, чье влияние не измеряется в количестве подписчиков, а в их качестве. Здесь стоит отметить «Трыкатаж» (порядка 25 тысяч подписчиков), «Минскую семибоярщину» (5 тысяч), «БелоРусский диалог» (около 8 тысяч). Их заявления и вбросы затем активно ретранслируются уже российскими каналами, таким образом формируя повестку в России в отношении Беларуси.

За этой средой особенно внимательно следят российские власти, потому что, в отличие от видеоблогов и новостных сайтов, ТГ-каналы рассчитаны на политизированную аудиторию, которая затем в разной степени оказывает влияние на принятие решений (или непосредственно их принимает). Кроме того, платформу Telegram активно используют для выяснения отношений различные группы влияния внутри России. Благодаря безопасности платформы, подобные процессы могут запуститься и в Беларуси.

Нередко ТГ-каналы заставляют оперативно реагировать обычно неповоротливые беларусские государственные структуры. Свежий пример: 9 июня в канале «Трыкатаж» вышла публикация, что, согласно замерам Института социологии Национальной академии наук Беларуси и Белорусского института стратегических исследований, у Александра Лукашенко рейтинг составляет около 3,8%. В течение часа БИСИ опубликовал опровержение данной информации.


Логично, что во время президентских выборов Telegram стал важной платформой для распространения информации разного рода – как практической, так и пропагандистской. Пророссийские каналы играют здесь не последнюю роль – демонстративно поддерживая того или иного кандидата, они продуцируют слухи о том, что отдельные кандидаты якобы являются ставленниками Москвы. Без точных данных подобные рассуждения можно смело называть конспирологией, но это тоже оказывает определенный эффект на ход предвыборной кампании.

Подводя итог, скажем, что сеть российских акторов в беларусском информационном пространстве можно охарактеризовать как инфраструктуру, которая сейчас находится в полуактивном состоянии, которая, при необходимости, может быстро набрать обороты. Как показывает контент-анализ, даже в условиях существования в фоновом режиме, тезисы и нарративы, производимые этими акторами, проникают в популярные средства массовой информации. Таким образом, при использовании дополнительных ресурсов, с их помощью при необходимости можно быстро развить более серьезные инструменты влияния.

***

Мнение и оценки автора материала могут не совпадать с мнением  редакции Reform.by.

***

Понравился материал? Успей обсудить его в комментах паблика Reform.by на Facebook, пока все наши там. Присоединяйся бесплатно к самой быстрорастущей группе реформаторов в Беларуси!

🔥 Подпишитесь на нас в Google News, Яндекс.Новости или в Дзен.

Оцените статью
REFORM.by