Адвокат рассказал о подробностях задержания и обвинения Бабарико

Новости
Виктор и Эдуард Бабарико. Фото: @viktarbabarykaofficial

Известный минский адвокат Александр Пыльченко, который защищает задержанного претендента на президентский пост Виктора Бабарико, дал интервью газете «Народная воля». Он рассказал о задержании политика, больше похожем на похищение, о выдвинутом ему таинственном обвинении и условиях содержания Бабарико в камере.

Адвокатов к Виктору Бабарико, который находится в СИЗО КГБ, не пускают уже три дня. Последний раз они видели его в субботу 20 июня. На тот момент, говорит Александр Пыльченко, у Виктора не было претензий к персоналу изолятора, но условия в камере были не лучшими.

«Условия содержания – как у многих. Есть проблемы быта. Из-за недопуска нас к Виктору Дмитриевичу 18 июня он не смог сообщить, какие передать ему личные вещи. Режим приема передач: понедельник, среда, пятница. Так что все это время он был в офисной одежде. Спальное место у него – дополнительное. Так называемый «вертолет» – ставится между другими кроватями на ночь. Это значит, что днем в камере приткнуться некуда», — рассказал адвокат.

Александр Пыльченко подробно рассказал о том, как Виктора Бабарико задерживали 18 июня. По его словам, это было больше похоже на похищение. Бабарико рассказал на первой встрече с адвокатами, что это произошло около девяти часов утра, когда он выехал из своей деревни Мочаны в город с подписными листами, чтобы их сдать.

«На пустынной проселочной дороге возле кладбища его остановил сотрудник ГАИ. Пока он подавал ему документы, к машине подбежали несколько человек. Виктор Дмитриевич попросил представиться, ему что-то тыкнули под нос, но он ничего не успел прочесть. Бабарико вывели из-за руля автомобиля, усадили на заднее сиденье его «Теслы». Виктор Дмитриевич сказал, что, если к нему имеются вопросы, он готов по первому требованию органа расследования прибыть в указанные место и время. На это ему ответили: довезем.

Бабарико заявил, что расценивает это как похищение, и потребовал пригласить его адвокатов. Все погрузились в «Теслу», один из неизвестных нам героев сел за руль, и поехали в направлении Минска. Согласитесь, ситуация крайне стрессовая. Как говорил Виктор Дмитриевич, на протяжении недели или более ему постоянно говорили: мол, убегай, тебя арестуют. Так ведь не за что, удивлялся он, и никто меня не приглашает никуда…» — рассказал Пыльченко.

Со слов Бабарико, его привезли в ДФР КГК и увели, бросив вещи — часы, планшет и два телефона — на сиденье машины. В протокол личного обыска ни эти вещи, ни сам автомобиль, который находится в лизинге, внесены не были, и где они теперь, он не знает.

Кроме того, несмотря на то, что экс-банкир с самого начала требовал предоставить ему адвокатов, с которыми заключен договор, ему в этом отказывали. Адвокатов не пускали в здание, и они даже не могли подать в ведущий следствие орган жалобу, так как двери закрыли на ключ. Подзащитного они увидели только на следующий день.

«Где до вечера находился человек – не известно. Что с ним – не ясно. Нужна ли ему медицинская помощь – не ясно. В чем необходимость таких действий? Не говоря уже о законности», — подчеркнул Пыльченко.

Он также рассказал о том, как относится к предъявленному его подзащитному обвинению. Напомним, о предъявлении обвинения Виктору и Эдуарду Бабарико известно уже несколько дней, однако статьи обвинения КГБ не озвучивает. Адвокатам также запрещено называть их: эти сведения были внесены в подписку о неразглашении, которую им пришлось подписать.

«Учитывая, что еще до задержания Виктора Дмитриевича официально озвучивались различные составы преступления, то приходишь к выводу, что тайна существует только для защитников. А для госСМИ и должностных лиц разного ранга тайн нет. Но это не главное. Главное в том, что ты не вправе парировать громогласные заявления о неопровержимых доказательствах причастности к преступной деятельности. Хотя сама эта деятельность еще не признана таковой», — отметил адвокат.

Напомним, ранее глава КГК заявлял, что уголовные дела в отношении задержанных по делу «Белгазпромбанка» (их около 20 человек) возбуждены по шести статьям УК — об уклонении от уплаты налогов, отмывании денег, мошенничестве, хищении, получении и даче взятки. Затем в Генпрокуратуре усмотрели состав преступления еще и по статье 285 о создании преступной организации.

Пыльченко подчеркнул, что содержание обвинения его, как защитника, удовлетворяет.

«Статьи мы не вправе называть, поэтому я их и не озвучиваю. А с точки зрения содержания обвинения – я удовлетворен, если можно так выразиться. Жду не дождусь, когда его огласят государственные СМИ или должностные лица! Для них ведь тайн предварительного расследования обычно не существует. А у нас появится возможность по нему высказаться», — сказал он.

Что касается озвученных генпрокурором возможных обвинений по статье 285 УК о создании преступной организации, Александр Пыльченко считает, что доказать подобное обвинение будет сложно.

«Ничего не могу пояснить. Замечу лишь, что такие составы преступлений не просто доказываются… Как шутил когда-то генпрокурор Советского Союза (а может, и не он): главное в ходе следственных действий не выйти на самих себя», — отметил адвокат.

Он предполагает, что умолчание госорганов о статьях и содержании обвинения, особенно после громких заявлений и «разоблачений» в госСМИ, связано с проблемами по наличию объективных доказательств.

«Одно дело – заявить о неопровержимых и многочисленных доказательствах тому, кто их толкует весьма свободно, по своему разумению. Другое – собрать следователю эти доказательства в форме, предусмотренной УПК. И если такая проблемка имеется, то рассчитывать приходится только на «царицу-спасительницу» – полную таинственность и ограничение информации», — полагает Александр Пыльченко.

Он также прокомментировал высказывания главы КГК Ивана Тертеля о том, что якобы Виктор Бабарико, возглавляя «Белгазпромбанк», не мог не знать о развернутой его заместителями «преступной схеме». Пыльченко назвал его слова «смелым и опасным заявлением» и привел в пример ряд громких уголовных дел, где фигурантами являлись бывший замначальника ГУБОПиК, работник Центрального аппарата КГБ (где тогда зампредом был Иван Тертель), а также дело бывшего замгоссекретаря Совбеза и главы Службы безопасности президента Андрея Втюрина.


«Дальше продолжать? Или сами дорисуете? Поэтому я на месте должностного лица воздержался бы от подобных изобличений, из которых можно делать далеко идущие выводы по аналогии», — подчеркнул адвокат.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Последние новости


🔥 Читайте нас в Twitter!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: