КГК нашел «черную кассу» в «деле Белгазпромбанка»

Главное
Головной офис ОАО "Белгазпромбанк". Фото: belgazprombank.by

Телеканал ОНТ рассказал новые подробности в «деле Белгазпромбанка». Как следует из репортажа Алексея Кряквина, показанного в вечернем выпуске новостей, в банке работала «черная касса», через которую руководство банка «осуществляло закрытые операции, в том числе и те, с помощью которых можно легализовать доходы, полученные незаконным путем».

Как утверждают авторы репортажа, в «черной кассе» меняли валюту по спецкурсу, приобретали облигации по схеме «с дроблением», проводили фиктивные сделки с золотыми слитками и разменивали купюры в 200 и 500 евро на мелкие.

В репортаже говорится, что в одной из касс банка существовал специальный курс обмена валют. По словам Евгении Ершовой, бывшего специалиста по операционно-кассовой работе банка, это касса №9, или VIP-касса, в которой обслуживалось руководство и VIP-клиенты.

По словам другого бывшего специалиста по операционно-кассовой работе, Елены Горбуновой, о кассе знали и обслуживались только свои.

Юрий Мехедов, начальник управления ДФР КГК, приводит пример работы кассы: «2 апреля 2020 года в ходе заседания правления банка по указанию председателя правления Виктора Бабарико было принято решение о выплате вознаграждения руководству «Белгазпромбанка». Общая сумма составила около 5 миллионов рублей. В день перечисления премии был искусственно снижен курс операций по иностранной валюте, в том числе и при использовании банковских карточек. В данный период времени получившие денежные средства руководящие работники банка приобрели по заниженному курсу валюту на сумму свыше 1 миллиона долларов США».

Фактам занижения курса «для своих» будет дана правовая оценка, говорится репортаже.

Дмитрий Дягилев, замначальника управления ДФР КГК, говорит, что через «черная касса» работала по указанию Бабарико и через нею легализовывались «грязные» деньги.

«Одна из схем заключалась в обмене иностранной валюты на банковские облигации. «Грязные» деньги, которые Бабарико и топ-менеджеры банка получали преступным путём, требовалось легализовать. Для этого на эти деньги покупались облигации «Белгазпромбанка» на предъявителя. Через эти операции нелегальные доходы руководства банка становились чистыми», – заявляет Дягилев.

Как утверждается в репотраже, работу «черной кассы» координировал Андрей Григорович, который отвечал за розничный бизнес в банке, и его куратор – заместитель председателя правления Сергей Добролет. В их задачи входило приобретение облигаций так, чтобы эти данные не попали на проверку. Если сумма, на которые выданы облигации, превышает 1000 базовых величин, в базу данных надо вводить паспортные данные, а информация о сделке поступает в ДФР.

Бывший специалист по операционно-кассовой работе банка Ирина Бурковская рассказывает, как приобретались облигации: «Мы должны были провести операцию, которая не превышала 1 000 базовых величин, тогда компьютер не запрашивал паспортные данные. Мы просчитывали на калькуляторе, на тот момент, какой курс был. И впритык делали». По ее словам, сотрудники понимали, что это легализация, но «боялись вылететь на улицу».

Экс-начальник отдела кассовых операций Галина Микульская говорит, что операции по облигациям проводились «с дроблением» по указанию Григоровича.

По словам Дягилева, сотрудники банка не хотели работать в «черной кассе», потому что понимали, что операции, проводимые там, – незаконны.

«Более того, одна из кассиров неоднократно обращалась лично к Бабарико и сообщала ему о незаконных сделках в «черной» кассе банка. Встретив бездействие с его стороны, в 2019 году по этому поводу она обратилась в суд», – говорит Дягилев.

В репортаже три бывших кассира – Ольга Барановская, Ирина Бурковская и Светлана Чистая – рассказывают, что разбивали суммы при оформлении облигаций.

По словам Барановской, однажды она таким образом оформила облигации на 100 тыс. долларов для Григоровича, который принес деньги в пакете. Бурковская утверждает, что суммы разбивались по указанию начальства.

Дягилев говорит, что таким же образом осуществлялось гашение облигаций и выплата доходов по ним. Схемой руководили Добролет, Кирилл Бадей и Елена Карагачева. «Руководил схемой заместитель Бабарико – Добролет, курирующий розничный бизнес. С 2016 года после увольнения Добролета из банка манипуляции с облигациями выполняли заместитель председателя правления Бадей и помощница-референт Бабарико – Карагачева».

По информации ДФР, с 2010 по 2019 годы сумма операций с облигациями по такой схеме составила более 20 миллионов долларов, а общая сумма приобретаемых в день облигаций могла достигать 800 тысяч долларов.

Также следствие считает, что через кассу манипулировали и золотым слитками.

«В банке за валюту покупались слитки из драгоценных металлов, которые сразу же продавались за белорусские рубли. Все сделки были фиктивными, никто из покупателей золотые слитки не получал», – говорит Дягилев.

Кроме этого, в закрытой кассе разменивали купюры в 200 и 500 евро на более мелкие, так как в ЕС решили изымать их из оборота. Разовые сделки по размену могли достигать 200 тысяч евро, утверждается в репортаже.


«Остается открытым вопрос, неужели крупные акционеры банка, а это российские «Газпром» и «Газпромбанк», не знали о различных схемах в белорусской «дочке»», – говорится в репортаже.

9 июля телеканал ОНТ показал спецрасследование о «Белгазпромбанке». В видео бывшие сотрудники «Белгазпромбанка» и компании «ПриватЛизинг» говорили об «откатах», которые якобы получал экс-председатель правления банка. Представитель КГБ заявил о «неопровержимых доказательствах» причастности фигурантов дела к инкриминируемым им преступлениям. Показания самого Бабарико в спецрасследование не попали. 12 июля телеканал «Беларусь 1» показал расследование о «рейдерстве» «Белгазпромбанка». В сюжете рассказывалось, как предприниматели, просрочившие выплаты по кредитам, сталкивались с большими объемами пени и разорялись, а их имущество реализовывалось неким VIP-клиентам.

🔥 Подпишитесь на нашу страницу в Facebook. Там весело!

Оцените статью
REFORM.by