«Издевательство над правосудием». Как журналистов судили за их работу

Главное
Алексей Судников и анонимный боец ОМОН в роли свидетеля по Skype. Так проходили суды над журналистами. Фото TUT.by.

Обновлено. Все журналисты были признаны виновными и получили по трое суток ареста. Наказание уже отбыто, и после суда они должны быть освобождены из изолятора.

Сегодня, 4 сентября, в суде Октябрьского района Минска прошли судебные процессы над журналистами беларусских изданий, которые были задержаны за свою работу на акции протеста 1 сентября.

Трое суток они провели за решеткой:

  • Надежда Калинина и Алексей Судников — TUT.by;
  • Мария Элешевич, Никита Дуболеко (Никита Недоверков), Сергей Щеголев (Святослав Зоркий) — «Комсомольская правда в Беларуси»;
  • Андрей Шавлюго — БелаПАН.

Первые сутки журналисты провели на стульях актового зала Октябрьского РУВД, затем их отправили в ЦИП на Окрестина.

Их пытались осудить еще 2 сентября, но из-за большого количества противоречий в показаниях и ошибок в протоколах дела были отправлены на доработку. Только сегодня утром окончательные варианты протоколов наконец поступили в суд. При этом сегодня около 17 часов заканчивается 72-часовой срок, в который задержанные, в соответствии с законом, должны быть осуждены или отпущены.

Процессы над журналистами вели судьи Александр Руденко и Ольга Неборская. Подробный репортаж с судебных заседаний можно прочитать на портале TUT.by. Все заседания похожи. Журналистов судят по ст. 23.34 КоАП: их обвиняют в том, что они якобы участвовали в акции протеста. При этом у некоторых протоколы были даже не доработаны, а переписаны с нуля: в них были указаны другие данные: другое место правонарушения, другие свидетели.

В их роли со стороны обвинения выступают в основном сотрудники ОМОН. Они дают показания о том, что журналисты не просто активно участвовали в процессе, выкрикивали лозунги, но еще и координировали протест: указывали демонстрантам, куда идти, призывали их продолжать шествие и т.д.

Интересно, что на судах 2 сентября показания давал сотрудник ОМОН, который был представлен как Ковалев. Он был свидетелем у нескольких журналистов. Его лицо было закрыто черной балаклавой. При этом один из адвокатов, который раньше уже видел ОМОНовца Ковалева на судах, заметил, что свидетель на него не похож. Более того — на разных процессах Ковалев выглядел по-разному, называл разные личные данные, а также называл своим местом проживания несуществующий адрес.

Сегодня же подход изменился. Свидетелей из ОМОН уже больше. Но они теперь не только в черных балаклавах, но и вовсе — анонимны. Имена некоторых из них называются: Александр Летковский, Млечко Анатолий Аркадьевич (а на соседнем процессе он же называет себя Аркадием Михайловичем). Но в материалах дела указано, что их анкетные данные изменены, а настоящие имена засекречены. ОМОНовцы дают показания по видеосвязи — то есть и документы у них никто не проверял. Однако суд на все возражения адвокатов отвечал, что «личности свидетелей установлены».

Свидетели обвинения нередко давали ответы, которые расходились с данными протоколов или с другими показаниями. На уточняющие вопросы адвокатов и обвиняемых они часто отказывались отвечать. Например, защита хотела узнать,  как были одеты свидетели, чтобы найти их на видеозаписях с места происшествия и удостовериться в их показаниях. На процессе по делу Элешевич адвокат спросил, какие штаны были у Млечко.

«Я не могу сказать, это секретная информация, мне еще работать», — заявил омоновец.

«Высокий суд! Это издевательство над правосудием», — возмутился адвокат.

«Вы можете ответить на вопрос?» — уточнила судья.

«Нет, я не буду, я сотрудник спецподразделения, мне еще работать», — говорит Млечко. И судья не настаивает на ответе.

Еще одним свидетелем обвинения у нескольких журналистов был «неработающий» Новаш Олег Аркадьевич, который якобы шел из ТД «На Немиге» к метро и видел, как журналисты «координировали протест».  на голове кепка с козырьком, на лице маска. Он утверждал, что Новаш — его настоящая фамилия, хотя в материалах дела указано, что его данные также изменены.

Адвокаты протестовали против учета показаний данных свидетелей.

«Пояснения сотрудников ОМОН не могут рассматриваться, поскольку мы в суде не удостоверились в их личности, они были в балаклавах, непонятно, кто давал показания. В материалах дела протокол, согласно которым их фамилия, имя, отчество, а также место жительства были изменены. Вместо них сегодня мог быть кто угодно, посему их пояснения не могут считаться допустимым доказательством. … Это недопустимо, ПИКоАП не допускает изменение таких данных», — говорил адвокат Александр Хаецкий.

Его возражения отклонялись. Как, впрочем, отклоняли судьи и большинство вопросов адвокатов к свидетелям обвинения.

При этом в суде выступали и свидетели защиты, которые подтверждали, что тот или иной журналист лишь выполнял свою работу, вел съемку и т.д. К слову, в ряде случаев суд отказывался слушать свидетелей защиты, заявляя, что обстоятельства дела уже установлены. С некоторыми журналистами были даже видеозаписи с протеста, где видно, что они не являются участниками шествия. Эти записи были продемонстрированы в суде.

Ни показания самих журналистов и свидетелей защиты, ни видео не повлияли на решение суда. Все журналисты были признаны виновными. Им присудили по трое суток ареста — то, что они уже отбыли. Поэтому после суда журналисты были освобождены.


Напомним, в начале этой недели Александр Лукашенко назвал беларусский суд самым независимым в мире. И добавил: «Пусть никто не смеется».

🔥 Читайте нас в Twitter!

Оцените статью
REFORM.by