Химик раскритиковал сюжеты БТ об «отравителе милиционеров» Латыпове

Главное
Степан Латыпов. Фото из "ВКонтакте"

Беларусское гостелевидение и силовики три дня назад заявили, что житель «двора Перемен», предприниматель-арборист, промальпинист Степан Латыпов собирался травить милиционеров и их «садовые участки», опыляя их опасными ядами. Химик Сергей Бесараб, старший научный сотрудник Национальной академии наук Беларуси, в своем блоге проанализировал сюжеты новостей и объяснил, почему показанные в них вещества не могли использоваться в качестве отравляющих.

Так, в сюжетах ОНТ и «Беларусь 1» говорится, что Латыпов якобы намеревался применить препараты первого класса опасности, содержащие «яд дифосфин». Однако очевидных емкостей с ним в кадре нет – показаны только ведра с неким порошком, бидоны с водой и т.д.

«Дифосфин — это бесцветная жидкость, не растворимая в воде. Встретить это соединение в обычной жизни рядовому беларусу практически нереально, так как вещество на воздухе моментально самовозгорается и превращается в оксид фосфора (P2O5)», — пишет Бесараб.

Он отмечает, что это вещество используется в сельском хозяйстве в гранулированном виде как удобрение «суперфосфат»: выходит, Латыпов «хотел отравить» дачи милиционеров удобрениями.

При этом примесь дифосфина ускоряет воспламенение другого соединения фосфора — фосфина. О нем в сюжете не говорится, но там показаны ящики с упаковками «Дакфосала» — препарата против кротов в таблетках. В его состав входит фосфид алюминия, который на воздухе разлагается, выделяя фосфин. Это ядовитый газ, но он очень чувствителен к кислороду, и, если последнего достаточно, например на открытом воздухе, самовозгорается. А если температура воздуха ниже +15°С, то самовозгорается еще быстрее.

Кроме того, в состав этого препарата для кротов входит карбамат аммония. Он замедляет разложение фосфида алюминия, чтобы яд более равномерно распределялся в кротовой норе. В то же время это индикатор для человека, так как, разлагаясь, вещество выделяет аммиак. Если препарат использован в помещении, там очень быстро станет невозможно находиться из-за запаха: «Резкий невыносимый запах присутствует уже тогда, когда концентрация фосфина в воздухе в 10 раз меньше опасной для человека дозы». На улице им травить тоже не получится: «При наличии ветра на открытом пространстве весь выделяющийся фосфин будет стремиться моментально вспыхнуть».

Особенное удивление ученого вызвало фото с мешком вещества с этикеткой «натрия гипохлорит». Во-первых, это вещество – обычная хлорка, известная всем «Белизна», которая в чуть меньшей концентрации продается в любом магазине бытовой химии. Она применяется в химической промышленности для обеззараживания питьевой воды и воды плавательных бассейнов, для дезинфекции и отбелки. Ядом это вещество не является. Разве что в сочетании с потом или мочой «хлорка» может образовывать токсичные летучие органические хлорамины, обладающие раздражающим (слезоточивым) действием.

Химик также отмечает странность с этикеткой на мешке. Заводская с упаковки сорвана и наклеена другая, желтая, возможно, кустарная – именно на ней написано, что в мешке гипохлорит натрия марки А. Что на самом деле в нем – неизвестно, но ученый утверждает, что это никак не может быть названное вещество.

«Как соединение, гипохлорит натрия NaOCl в твердом виде (т.е. так, чтобы его можно было засыпать в мешок) в 99% случаев просто физически не может существовать из-за крайней неустойчивости. Поэтому всегда транспортируется в виде раствора», — подчеркивает Бесараб.

Кроме того, на этикетке с «хлоркой» нарисован знак радиационной опасности. По словам химика, это абсурд.

«Если в воображении допустить, что в растворе могут быть радиоактивные элементы (т.е. любые тяжелые элементы, находящиеся в таблице Менделеева после свинца + технеций и прометий), то в мешке совершенно не останется гипохлорита натрия, т.к. даже мизерные примеси тяжелых металлов приводят к ускоренному, фактически “взрывному” разложению хлорноватистой кислоты», — говорит ученый.

К слову, содержимое еще одной из емкостей в кадре Сергей Бесараб оценивать отказался, сказав, что не знает, что такое «Черешня 77707». Присмотревшись и погуглив, можно узнать, что показанная с драматическим наездом камеры синяя канистра – это ароматизатор «Черешня» от компании «Frutarom».

По мнению ученого, данные сюжеты беларусского телевидения не выдерживают никакой критики.

«Вообще удивительно до ужаса прям, почему, затрачивая огроменные деньги на монтаж материала, госСМИ не могут просто найти какого-нибудь школьника-олимпиадника (хотя бы), который бы мог им давать консультации по химическим вопросам (молчу уж про токсикологию)», — написал Сергей Бесараб.

Впрочем, про «яд дифосфин» и химикаты 1-го класса опасности в сюжетах говорится со ссылкой на информацию МВД, снимки в неизвестном гараже также сделаны силовиками. При этом доказательств незаконного оборота или применения веществ приведено не было.


Отметим, бизнес Степана Латыпова связан в том числе с химической обработкой территорий и помещений – он лечил деревья стволовыми инъекциями, боролся с борщевиком, насекомыми и т.д. Не исключено, что предприниматель мог использовать химикаты, попавшие на снимки, в работе. По словам соседей, в разгар эпидемии коронавируса он бесплатно проводил дезинфекционную обработку в некоторых поликлиниках и подъездах домов.

🔥 Подпишитесь на нашу страницу в Facebook. Там весело!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: