«Моя мама — в тюрьме». Истории политзаключенных многодетных матерей

Главное
Елена Мовшук и Татьяна Каневская с внуками. Фото из личных архивов

Всю неделю государственные СМИ публиковали поздравления в честь Дня матери, а государственные каналы крутили сюжеты, как чиновники вручают награды многодетным матерям. Reform.by заметил, что в списке беларусских политзаключенных также есть две многодетных матери — Елена Мовшук и Татьяна Каневская. Но о них пишут совсем немного.

У Елены Мовшук из Пинска пятеро детей, у Татьяны Каневской из Гомеля — четверо. Женщины оказались за решеткой по обвинению в массовых беспорядках по статье 293 УК. Правозащитники считают обвинения необоснованными и политически мотивированными.  Дети Татьяны и Елены рассказали нам о своих матерях, о том, в чем их обвиняют и как они переносят заключение.

Этот текст должен был выйти 14 октября. Но его автор была задержана на глазах своей восьмилетней дочери и трое суток провела в изоляторе. Поэтому он публикуется лишь в последний день недели, посвященной Матери.

Санитарка, фанатка чистоты, общительная и честная

Пинчанка Елена Мовшук была задержана 10 августа прямо в кафе вместе со своим мужем Сергеем. Его позже отпустили, а женщина стала подозреваемой по делу о массовых беспорядках, которые произошли в Пинске в ночь с 9 на 10 августа на улице Ленина. Основанием стало видео, которое силовики нашли в телефоне одного из задержанных: на нем женщина, похожая на Елену, то ли замахивается на силовиков, то ли бьет их по щитам палкой, вырванной из клумбы.

Беларусские правозащитники 17 сентября признали Елену Мовшук политзаключенной. Сейчас она находится в барановичском СИЗО и, по словам родственников, считается там «склонной к захвату администрации с захватом заложников». 

У 44-летней Елены Мовшук пятеро детей: Юлия, Карина, Ангелина, Ольга и Денис. Двое из них несовершеннолетние. Десятилетнюю Ангелину забрали в приют прямо из школы в начале сентября, девочка до сих пор находится там. Младшему ребенку Мовшук пять лет, он сейчас со своим отцом. 

Юлия — старшая дочь политзаключенной. Девушке 19 лет. Она сама недавно стала мамой — но бабушка внучку не увидела, так как уже была за решеткой. Во время беседы девушка нервничает и почти плачет. Она очень близка с матерью, в их соцсетях есть совместные фотографии.

Елена Мовшук с дочерью Юлией. Фото предоставлено героями

«Мама работала в пинской больнице санитаркой и помощником повара на пищеблоке, она обожает чистоту и порядок. Когда маму задержали, мне до родов оставалась неделя. У мамы уже есть внуки, она очень меня поддерживала и ждала рождения моей дочери. Мама очень любит своих детей, она добрый человек, она очень общительная и честная. Никогда не лицемерит и говорит правду в глаза. Маме не нравится, когда к ней не прислушиваются», — говорит Юлия. 

С момента задержания 10 августа она не видела мать ни разу. 

«Нормальный адвокат у мамы появился совсем недавно, но и он ничего нового не сказал пока что. Следствие, наверное, идет, но родственников никто не опрашивает. Мама сейчас в СИЗО в Барановичах, свиданий нет, неизвестно, когда они будут. В письмах мама пишет, что ей плохо и что она скучает по детям и внукам. Если честно, письма читаю с трудом, от них хочется плакать. Родные и коллеги тоже спрашивают о ней, беспокоятся, пишут ей письма», — говорит дочь Елены Мовшук. 

Елена Мовшук. Фото предоставлено героями

По словам Юлии, ее мама никогда не интересовалась политикой. 

«Я думаю, что она пошла за компанию в этот день. Просто обстоятельства сложились таким образом, что она оказалась задержанной по одному делу еще с девятью людьми с того видео», — говорит девушка.

По ее словам, женщина, которая была с ее матерью в камере и освободилась, рассказала, что с Еленой там обходились жестко. Мы не смогли проверить и подтвердить эту информацию, однако публикуем ее, так как считаем значимой. 

«Волонтеры стараются помочь, но сейчас главное — вернуть сестру из приюта и увидеться с мамой. Мы совсем не знаем, как она там. Все, что есть, — это письма. В недавнем письме она просила прислать ей денег и спрашивала, почему так долго нет адвоката. Не думаю, что после освобождения мама будет как-то бороться. Но я знаю, что маме могут дать большой срок, и уже ничему не удивлюсь», — признается дочь политзаключенной.

Соцработница,  активистка движения «Матери 328», душа компании

У 54-летней Татьяны Каневской четверо детей, самый младший — 12-летний Георгий. Она известна в Беларуси как одна из самых активных участниц движения матерей, выступающих против жестокого наказания по наркотической статье. Татьяна была у самых истоков этого движения после того, как ее старшего сына наказали сроком на 8 лет за покупку марихуаны. Сейчас Каневская проходит по тому же делу, что и наша предыдущая героиня, — о массовых беспорядках. Родные Татьяны уверены, что дело политически мотивировано, потому что активистка была доверенным лицом Светланы Тихановской по Гомелю.

Татьяна Каневская. Фото предоставлено героями

Каневскую милиция задержала в Гомеле 8 августа — еще до выборов. Ее обвинили в административных правонарушениях: мелком хулиганстве (“махала руками и громко ругалась”) и неподчинении милиции. 10 августа суд Советского района Гомеля рассматривал административный протокол — судья отправила его на доработку. Каневскую, так как у нее есть несовершеннолетний ребенок, отпустили из зала суда. Но как только она решила забрать из конвойной машины вещи, тут же была снова задержана и увезена в неизвестном направлении.

Сейчас Каневская находится под стражей, так как ей предъявили обвинение по участию в массовых беспорядках. Обыски прошли не только в доме Татьяны, но и в доме ее сына Алексея, на глазах годовалого ребенка. 28 августа беларусские правозащитники признали Татьяну Каневскую политической заключенной. 

Александр, старший сын Татьяны, долго не мог найти общую семейную фотографию, потому что силовики перевернули дом буквально вверх дном. 


«Первый раз маму хотели задержать вечером 6 августа. Ее не было дома. Нас с отцом встретили под домом два милиционера. Они задавали вопросы о ней. После этого появилась бригада омоновцев, которые облазили весь дом в поисках мамы, потом приехали с обыском из КГБ и перевернули весь дом. Они до утра допрашивали нас, где находится мама. На следующий день с таким же обыском нагрянули к моему брату и к друзьям семьи. 8 августа маму задержала бригада ОМОНа численностью около 18 человек. 10 августа был суд по административному протоколу, но в этот же день мама отправилась в ИВС как подозреваемая по уголовке», — рассказывает Александр.

Он недавно сам вышел из ИВС: тоже был задержан как подозреваемый по уголовному делу. Сейчас, пока мама в заключении, на него лег весь быт. Говорит, сначала было сложно, помогала даже жена брата. 

«В нашей семье отец зарабатывал деньги, а мама вела быт. Мама по образованию режиссер. Она работала в школах, вела кружки театрального искусства, также работала педагогом-организатором и целиком и полностью была погружена в этот процесс», — говорит сын. 

Татьяна Каневская с семьей. Фото предоставлено героями

Семья Каневских в шоке от того, что Татьяне вменяют организацию массовых беспорядков. По мнению Александра, это может быть следствием того, что на разрешенный митинг Светланы Тихановской в Гомеле, который организовывала и его мама, пришло около 16 тысяч человек. Но в каких именно массовых беспорядках ее обвиняют, семья не знает.

«Этот человек был за массовые порядки. Мама увлекалась политикой и потому стала мишенью для властей», — считает сын.

Последний раз он видел мать 10 августа.

«Следствие никак не проходит, адвокат говорит, что на маму ничего нет. Фактически, ее засадили в клетку и не выпускают. От мамы письма приходят, а к ней от нас почему-то нет. Мама пишет, что у нее небольшие проблемы со здоровьем. Но по письмам ощущается, что она верит в справедливость и не сдается», — рассказывает Александр. 

Он с восхищением говорит о матери, отмечая, что она всегда была душой любой компании.

«Мама приковывает к себе внимание своей харизмой и внутренней энергией. Она как лампочка, которая светит и притягивает своим теплом всех. Мама — настоящий боец того самого невидимого фронта. Ее борьбу прочувствовали многие. Когда я сидел в колонии, мне незнакомые люди жали руку и говорили, какая она крутая. Мама всегда говорит по делу, она трепетная и обожает рыбалку и свободу. Вот такой она человек», — рассказал сын политзаключенной.

Будучи арестованными в один день, Татьяна и Елена находятся в СИЗО уже больше двух месяцев. По закону, задержание на время следствия может продолжаться до полутора лет, а по ч. 2 ст. 293 Уголовного кодекса женщинам грозит от 3 до 8 лет лишения свободы. Правозащитники требуют их освобождения — как и других политзаключенных.

***

Понравился материал? Успей обсудить его в комментах паблика Reform.by на Facebook, пока все наши там. Присоединяйся бесплатно к самой быстрорастущей группе реформаторов в Беларуси!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Последние новости


🔥 Подпишитесь на нашу страницу в Facebook. Там весело!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: