Формирование персоналистского военного режима близко к завершению

Главное
Скриншот видео "Пул Первого".

Вчера Караев, Вакульчик и Барсуков были назначены помощниками президента по Гродненщине, Брестчине и Минску. А сегодня Лукашенко заявил, что и по другим регионам подобные должности займут военные. Фактически, речь идет про завершающую стадию оформления персоналистского военного режима в Беларуси.

Классификация авторитарных режимов

Одна из классических категоризаций авторитарных режимов выделяет персоналистские, военные и однопартийные диктатуры. Это весьма упрощенная классификация, и когда авторитарный режим на определенном отрезке его существования однозначно относят к одной из этих трех категорий, это создает определенные проблемы для политологов.

В реальности, зачастую авторитарные режимы комбинируют в себе признаки двух, а то и трех классических типов, а еще и эволюционируют во времени. Более щепетильная классификация авторитаризмов более чем актуальна для Беларуси. Фактически, с конца 2019 года в Беларуси происходит эволюция типичного персоналистского «гражданского» режима в персоналистский военный режим.

Политологи все чаще делают различия между коллегиальными и персоналистскими военными режимами. Военные режимы не обязательно означают коллегиальную военную хунту, но вполне могут быть персоналистскими (Каддафи, Мобуту Сесе Секо, Трухильо).

Отличительной особенностью военных режимов является власть людей, которые специализируются на применении силы (насилия). Разумеется, практически каждый авторитарный режим применяет различные репрессивные действия, однако в военных режимах этот компонент доминирует. Слово «военный» в данном случае не должно вводить в заблуждение: здесь имеется в виду не исключительно армия, но самые различные силовые ведомства.

Три стадии эволюции

Первой стадией эволюции белорусского авторитаризма в сторону персоналистского военного режима можно считать назначение главой президентской администрации Игоря Сергеенко, генерал-майора КГБ.

Кроме этого, в начале 2020 из правящей команды Лукашенко был фактически устранен тяжеловес Михаил Мясникович с «гражданским» бэграундом – он переехал в Москву, возглавив Коллегию Евразийской экономической комиссии.

Второй вехой стали перетасовки в белорусском правительстве в июне 2020 – силовик Роман Головченко заменил в премьерском кресле экономиста Сергея Румаса, а генерал-майор КГБ Иван Тертель заместил на посту Госконтроля Леонида Анфимова с бэкграундом в сфере промышленной политики и менеджмента.

Таким образом, к выборам условный «гражданский» компонент в правящей команде во главе с Лукашенко был сведен к минимуму. Серьезными решениями во всех сферах стал заправлять силовой блок, в том числе силовики во главе Администрации президента и правительства.

Вчерашние назначения Караева, Вакульчика и Барсукова региональными помощниками и сегодняшнее заявление Лукашенко фактически означают третью стадию оформления персоналистского военного режима. «Гражданский» компонент Администрации президента последовательно замещается силовым.

«Вы можете спросить: почему военные? На этом не остановится такая работа. Мы подбираем и на другие области военных людей. Нам не только надо стабилизировать обстановку в стране. Мы ее стабилизируем. Это не проблема. Просто надо это делать красиво и терпеливо. Мне очень важно, чтобы помощники Президента, они же инспектора, обеспечили порядок и дисциплину в Беларуси. Без нее никак», – заявил Лукашенко на встрече с коллективом МВД.

Для чего это делается

Насколько целесообразны такие действия с точки зрения выживания политического режима? Более чем. Об этом свидетельствуют данные политической транзитологии. Как известно, военные коллегиальные режимы (хунты) в среднем менее устойчивы в сравнении с другими типами авторитарных режимов.

Однако это замечание не относится к военным персоналистским режимам, указывают научные исследования. Так, вероятность демократизации персоналистского военного режима в отдельно взятый год примерно вдвое меньше, чем персоналистской “гражданской” диктатуры, приходят к выводу авторы одной из недавних научных статей.

Иными словами, современная политическая история показывает, что персоналистские военные режимы более устойчивы. Лукашенко пусть и не знаком с политологическим трудами и их терминологией, но изнутри это ощущает. И соответственно действует, отчаянно пытаясь продлить свое пребывание у власти.

Замещая «гражданский» компонент силовым либо используя силовиков в качестве условных заградотрядов за вертикальщиками, Лукашенко пытается зацементировать властную вертикаль и тем самым укрепить свой режим.

То есть вчерашние перестановки силовиков не обязательно указывают на брожения в силовом блоке в понимании сколько-нибудь серьезного раскола. Силовой компонент в данном случае используется в качестве донора, чтобы подпереть вертикаль власти как самую шаткую из трех основных опор (силовой блок, властная вертикаль, Кремль) поддержки Лукашенко.

***

Мнение и оценки автора материала могут не совпадать с мнением редакции Reform.by.

***


Понравился материал? Успей обсудить его в комментах паблика Reform.by на Facebook, пока все наши там. Присоединяйся бесплатно к самой быстрорастущей группе реформаторов в Беларуси!

🔥 Подпишитесь на нашу страницу в Facebook. Там весело!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: