Очередь на увольнение. Как работают и бегут комплектовщики «Е-доставки» в период COVID

Главное
Фото: e-dostavka.by. Использовано в качестве иллюстрации

Сервис «Е-доставка» от «Евроопта» — крупнейший онлайн-гипермаркет в Беларуси и, если верить его сайту, в Восточной Европе. В 2019 году, говорил гендиректор «Евроторга» Андрей Зубков, сервис выполнил 3,6 млн заказов. Reform.by выяснил, что происходит на складах «Е-доставки» в горячее время эпидемии коронавируса, когда множество беларусов пользуется сервисом как безопасным способом покупки продуктов. Бывшие комплектовщики и кладовщики склада в деревне Валерьяново рассказали нам о постоянных переработках, проблемах с санитарией, произвольном штрафовании и о том, как им отказывали в увольнении «по собственному».

Двое из трех собеседников попросили не раскрывать их личности, так как при трудоустройстве подписывали бумагу о неразглашении условий работы (в распоряжении редакции имеются их фамилии и записи разговоров). Однако, как объяснила Reform.by адвокат Людмила Асиевская, условия труда и заработная плата, в соответствии с Положением о коммерческой тайне, таковой тайной являться не могут.

«Думал, что через каждые два метра будут висеть дезинфекторы, все будут ходить в масках в перчатках, но ничего такого и близко не было»

Судя по многочисленным объявлениям в метро и вакансиям в интернете, «Е-доставке» (ЗАО «Интернет-магазин Евроопт») постоянно требуются новые работники. Одна из самых популярных вакансий — кладовщик-комплектовщик: сейчас в рекламе на сайте предприятия им обещают зарплату «на руки» размером 1000-1400 рублей. Именно на комплектовщиков, собирающих заказ покупателя, легла большая часть дополнительной нагрузки на сервис, возникшей с началом эпидемии коронавируса. Казалось бы, больше нагрузки – больше зарплата, но на практике, говорят бывшие работники, все выходит не совсем так.

Арсений (имя изменено – прим. Reform.by) устроился на «Е-доставку» кладовщиком-комплектовщиком в мае 2020 года (но и он, и остальные герои были оформлены как кладовщики 4-го разряда, должности «комплектовщик» в их документах нет – прим. Reform.by). Он подробно рассказал нам о том, как организована работа на складе в Валерьяново.

Объявление о наборе кладовщиков-комплектовщиков в «Е-доставку» в минском метро, октябррь 2020. Фото Reform.by

Арсений говорит: нашел вакансию, была указана зарплата от тысячи рублей, еще и обещали «подъемные» 200 рублей при трудоустройстве. Это и стало толчком взять трудовую книжку, паспорт и пойти в отдел кадров. Молодой человек, усмехаясь, вспоминает, что перед кабинетом стояла очередь таких же желающих получить работу.

«Когда зашел в кабинет, специалист отдела кадров меня сразу предупредила, что работа непростая, и с намеком спросила, точно ли я хочу здесь работать и надолго ли я, так как на этой должности долго люди не задерживаются», — рассказывает мужчина. Эти слова смутили, но, говорит он, выбора не было, нужно было соглашаться на любую работу. В отделе кадров его также предупредили, что трудовой контракт заключается сразу на год без испытательного срока, и в течение года уволиться он не сможет.

«Потом специалист сказала, что если я вдруг захочу уволиться в течение трех первых месяцев работы, то буду обязан вернуть те самые «подъемные» 200 рублей. Также она мне объяснила, как рассчитывается заработная плата. Оказалось, что она полностью сдельная, а формальный оклад был даже меньше прожиточного минимума.  Все остальное — это деньги, заработанные за укомплектованные товары. Она показала какую-то табличку, я ее смутно помню, но примерная сумма за одно наименование товара, уложенного в сумку, составляла 5 копеек. То есть можно положить один или 10 литров молока, один или 20 кг картошки, потратить намного больше времени, но получишь все те же 5 копеек».

Трудовой договор Арсения. Фото предоставлено героем

На третий день Арсений приступил к полноценной работе на складе в деревне Валерьяново. Первое, что удивило, говорит мужчина: он думал, что во время пандемии на складе «через каждые два метра будут висеть дезинфекторы, все будут ходить в масках в перчатках, но ничего такого и близко не было». На всем складе, где одновременно работает около сотни человек, в масках были единицы. Причем соблюдения санитарных мер не требовало и начальство, недоумевает Арсений. По его словам, из мер антивирусной предосторожности были только странные таблички в кабинетах с надписями вроде «запрет на рукопожатие».

«Что касается работы, то сразу бросилось в глаза то, что каждый день на склад приходило около пяти новых стажеров, но они все куда-то пропадали, оставались единицы. Я был в шоке, как много людей, как они носятся с тележками, комплектуя заказы. Это было похоже на муравейник.

С первого дня работы начинаешь осваиваться, знакомиться с коллегами и узнавать очень много «интересного». Сначала ходишь, сканируешь товар, кладешь его в пакеты (как в магазине), пакеты кладешь в тележку и везешь все в место, где комплектуется сумка для отправки курьером. Все это делаешь не торопясь, стараясь не ошибаться. Но, поработав пару дней в таком темпе, понимаешь, почему коллеги так носятся по складу. В спокойном темпе ничего не заработаешь. Начал работать быстрее, и появился очередной нюанс: штрафы».

«Ни в один месяц не пришла полная зарплата, которую честно заработал»

Штрафы, говорит Арсений, были за претензии от клиентов: разморозилось мороженое, разбилось яйцо. Были еще штрафы от охраны: как потом выяснилось, от выписанных штрафов зависит их зарплата.

«Штрафы от них были чаще всего за то, что ты якобы катаешься на тележке, хотя ты просто опираешься на нее. Еще — за то, что не выкинул за собой пустую коробку. Например, ты забрал последнюю шоколадку из коробки и должен был выкинуть эту коробку в урну, но когда ты спешишь, чтобы заработать денег, то можешь не заметить, что коробка осталась пуста».

Скриншот отзыва с сайта placer.by

Третий нюанс — своеобразная «дедовщина», говорит Арсений.

«Заказы делятся на несколько типов, от новичков до профи. И вот у новичков заказы очень маленькие, по-моему, до 10 наименований, следовательно, оббежав весь склад, ты можешь заработать максимум 50 копеек, при этом принести 10 упаковок сахара, 5 литров воды, 10 кг картошки и т.д. — в итоге у тебя огромная тележка товаров на 50 копеек. Таких сборок ты можешь сделать от силы пять за час. Итого 2,5 рубля за час, в день 11 часов, то есть максимум 30 рублей в день. А в заказах для профи от 30 наименований, плюс чаще всего каждое наименование по одной-две единицы (то есть одна шоколадка, одна пачка сахара). Такой заказ легче собрать физически, и в то же время можно заработать гораздо больше за час. В первые месяцы тебе запрещают брать такие заказы: якобы ты еще медленно собираешь, а заказы большие. Поэтому в первые месяцы работаешь за копейки.

Но даже опытному комплектовщику, чтобы зарабатывать, нужно не только бегать по складу как сумасшедший, но еще и ходить в дополнительные дни. Некоторые ходили в сутки, то есть работали по 24 часа. Для начальства это было в пределах нормы, они еще удивлялись и «обижались», когда человек отказывался от подработки в свой выходной. Могли сказать, что если не будешь ходить в дополнительные смены, то и начальник тебе навстречу не пойдет, когда тебе надо будет отпроситься или за свой счет взять».

Арсений рассказывает: после месяца работы комплектовщиком его позвал к себе начальник смены и поставил перед фактом: его переводят на позицию кладовщика.

«Работа кладовщика была немного иной, мне она больше нравилась, если честно. Не нужно было бегать, спокойно ходишь между рядами и пополняешь ячейки товаром (мы спускали товар с места хранения на место отбора для комплектовщиков). Схема оплаты работы была примерно такая же: сколько товара переместил, столько денег заработал. Но и здесь были свои нюансы.

Тут платили именно за количество товара, оно фиксировалось специальным терминалом. Переместил 10 шоколадок — получил за 10 шоколадок, а не за одно наименование. Но была та же «дедовщина»: более опытные коллеги перемещали более легкие товары (шоколадки, батончики, жвачки, приправы), а я тягал бутыли с водой, крупногабаритный товар. Система штрафов существовала такая же. Были штрафы от охраны за коробки и если вдруг оперся ногой на стеллаж (обвиняли, что лазишь по стеллажам, нарушая технику безопасности).

Фото: e-dostavka.by. Использовано в качестве иллюстрации

Позже на складе была введена мотивационная система, но она не работала, рассказывает мужчина.


«За каждым кладовщиком были закреплены ряды, на которых он должен был наводить порядок, тратя на это по три, а то и четыре часа своего времени. Говорилось изначально, что если комплектовщик на вашем ряду быстро отбирает товар (там были коэффициенты по времени отбора), то кладовщик получает премию в размере плюс-минус 400 рублей. Эти деньги, по идее, должны были покрыть время уборки, которое нам не оплачивалось. По итогу месяца результаты вывесили на стенде, у меня все было более чем хорошо, я укладывался в коэффициент и должен был получить ту самую премию. Но нам заявили, что «мотивация» тестировалась и будет работать и оплачиваться только со следующего месяца».

Еще одной проблемой были ночные смены.

«Есть такое понятие, как почасовая оплата труда за работу без терминала. Если кладовщика отправили на уборку, или разгрузку-погрузку, или кому-либо в помощь, то такая работа оплачивалась часами. Такой работы ночью много, больше, чем днем. Одна из самых частых ночных работ — загрузка автомобилей сумками для отправки товара на регионы, занимало это по времени до четырех часов, и так каждую ночь. На этой работе нужно было считать сумки, аккуратно укладывать на поддоны или роллы (полки на колесах – прим. Reform.by), иногда сверять номера сумок.

За месяц набежало почасовой работой приличная сумма. Но эти часы, кроме тебя, никто не контролирует. Нужно было подходить после каждой смены и в конце месяца к начальнику смены и «выбивать» свои часы. Контролировать, чтобы все поставили и ничего не забыли. Они заверяли, что все проставлено, все хорошо.

Но ни в один месяц не пришла полная зарплата, которую честно заработал. То часы недоставили, то были какие-то непонятные штрафы. У некоторых выходило за месяц по 300-400 рублей, хотя они работали в нормальном обычном режиме. А когда хотели уволиться, им предлагали или отрабатывать контракт, или увольняться по статье», — вспоминает Арсений.

В итоге он и сам все же решил уволиться.

«Поработав так три месяца, в августе я подошел к начальнику смены и рассказал о своем желании уволиться. Он попросил отработать еще месяц, я согласился. Через месяц я подошел к начальнику смены и напомнил об увольнении, он отправил к начальнику склада. А тот усмехнулся и сказал, что он даже не в курсе, что я хочу уволиться, и предложил записать меня в очередь на увольнение. Сказал, моя очередь дойдет только через два месяца.

На следующий я поехал в офис к начальству повыше. Только это помогло уволиться и забрать свои заработанные деньги», — рассказал Арсений.

Он добавил, что после работы на складе перестал заказывать доставку продуктов на дом.

«Что мне очень не понравилось и заставило меня отказаться от доставки еды — условия, в которых продукты успевают побывать по пути к клиенту. Сумки для курьеров, в которые пакуются продукты, небрежно валяются по полу, выглядят ужасно: их трогают за сутки десятки человек, их никто не обрабатывает антисептиком, если что-то протекло во время транспортировки — всем плевать. Курьер принес сумку — комплектовщик в ту же сумку запаковал следующий заказ. Когда я наводил порядок в зоне, где валяются сумки, то на некоторых замечал даже небольшую плесень», — вспоминает мужчина.

«Увольнялась со скандалом, а сразу после заболела коронавирусом»

Александра Тихомирова устроилась на склад «Е-доставки» в начале марта. Тогда ей было 18 лет. Девушка проработала почти два месяца и уволилась со скандалом.

Саша говорит, что брали ее на работу как фасовщицу, но уже на складе сделали комплектовщицей. Она добавляет, что по здоровью не может долго стоять на ногах, о чем предупредила начальника склада. Тот убедил девушку, что как только она не сможет работать комплектовщицей, ее переведут на фасовку.

На складе каждую неделю вывешивали списки, в которых была написана приблизительная оплата за месяц. Опираясь на эти списки, говорит Александра, она прикинула, что каждая сборка товара до десяти единиц стоила 25 копеек, от десяти и выше — 45 копеек. Из этого выводилась заработная плата.

Объявление о наборе кладовщиков-комплектовщиков в «Е-доставку» в интернете

«По этим спискам у меня доходило до 980 рублей в первый месяц, потому что выходила в дополнительные смены. Но зарплату выдали размером в 130 рублей. Аргументировали большим количеством штрафов. Штрафы там дают за все подряд, даже за то, чего не делал», — рассказывает девушка.

Она честно признается: один раз пропустила рабочий день. Проспала, затем, не дозвонившись начальнику, чтобы предупредить об опоздании и спросить, что делать, решила не идти на работу. Впоследствии начальник после 12-часовой смены просил ее остаться и отработать еще несколько часов, и если она пыталась отказать, припоминал прогул и угрожал уволить.

Чуть позже девушка на работе получила травму: ролла, нагруженная сумками с товаром, влетела ей в лодыжку. На следующий день нога девушки отекла, она предупредила начальника, что травма произошла на работе.

«Первые два дня после травмы я ещё могла делать сборки, но на третий уже плакала от боли. Начальник не отпускал домой, а на просьбу перевести до заживления ноги на фасовщицу мне отказали. В итоге сборки я делала дольше 30 минут — это очень долго. Мне поставили ультиматум: либо я начинаю нормально делать сборки, либо не выхожу на работу».

Тогда девушка в поликлинике сообщила о производственной травме. Предупредила об этом начальника – «он начал кричать и возмущаться, зачем я это сделала». На работе она попыталась получить запись с камеры наблюдения с моментом ее травмы для подтверждения.

«Мне сказали, что на записи ничего нет, хотя произошла моя травма практически под камерой», — говорит Александра.

По ее словам, в итоге хирург в поликлинике отказал ей в больничном, причины ей не объяснили. А на складе снова отказались переводить ее на позицию фасовщицы без показаний врача. Оставалось только увольняться.


«Уволилась я со скандалом. Мне звонили из защиты труда «Е-доставки», я объясняла ситуацию и просила уволиться по соглашению сторон, но мне начали угрожать судом и штрафом за ложную производственную и повесили трубку. Мне пришлось просто не выходить на работу. Меня уволили по статье за прогулы. А когда я ходила с обходным листом, начальник сказал с ухмылкой: «Как жаль, что ты пропускала, так хорошо работала, наверное, ножка болит?».

Все это, напомним, происходило в разгар эпидемии коронавируса.

«Никаких мер профилактики на складе не было, в масках ходило небольшое количество людей, которые делали это по своему желанию. Сразу после увольнения я сама заболела коронавирусом», — вспоминает Саша Тихомирова.

По ее словам, заболел работник склада, с которым она общалась. Он сообщил Саше, что у него подтвержден вирус, а значит, она теперь контакт 1-го уровня. Сама она уже чувствовала себя плохо и пошла в поликлинику, где сообщила, что является контактом. Ей дали больничный, но тест не делали. Саша описывает свои симптомы: температура от 38 до 40, потеря обоняния.

«Допускаю, что могла заразиться на складе», — говорит девушка.

«Это ты должен идти и доказать, что не виноват»

Андрей (имя изменено – прим. Reform.by) – также бывший комплектовщик склада в Валерьяново, но ему, в отличие от многих, удалось отстоять свои права. Он устроился на склад в начале марта и уволился недавно – в середине октября. Мужчина подтверждает: все, что говорили предыдущие герои, на момент его увольнения было актуально: и условия труда, и отсутствие серьезных мер против распространения коронавируса.

«На складе были люди, которые болели коронавирусом. Но никаких мер не принимал никто. Стояли санитайзеры, но больше работники почти никак защищены не были», — говорит Андрей.

По его словам, на пике эпидемии весной экспедиторы носили маски и перчатки и могли оставлять сумки у двери, не заходя на склад. Но сами комплектовщики ни весной, ни в октябре не перчаток, ни масок не носили. Вообще комплектовщики, говорит Андрей, и не должны касаться самих неупакованных продуктов, но по факту так бывает не всегда. Ночью многие продукты не фасуют, поэтому комплектовщикам приходится делать это самим. Они могут запрашивать фасовку, но на это нужно время, а работников ставят в такие условия, что приходится работать быстрее, так как от этого напрямую зависит зарплата человека.

Склад «Е-доставки» в деревне Валерьяново. Яндекс-панорама

В целом, по словам Андрея, заработать на складе нормальную зарплату и ничего не нарушить крайне сложно.

«Если будешь делать все по правилам, то не заработаешь ничего, да еще и получишь от начальства, что долго делаешь сборки. Потому что, когда собираешь долго, падает коэффициент сборки, а от него зависит зарплата начальника смены. Поэтому он торопит и закрывает глаза на нарушения», — говорит Андрей. В результате, признается мужчина, на работе просто валишься с ног от усталости. За полгода на складе он похудел на 12 килограммов.

При этом, продолжает Андрей, заметная часть зарплаты списывается из-за штрафов.

«Вообще на складе штрафы давали за всё подряд, и тебя просто ставят перед фактом, никто не доказывает твою вину, это ты должен идти и доказать, что не виноват», — возмущается мужчина.

С самыми крупными проблемами с выплатой зарплаты он столкнулся в июне.

«Пришла зарплата, и, по моим подсчётам, там не хватало более 200 рублей. Я подошел к директору склада, Морозу Евгению, с этим вопросом. Он сказал, что с меня вычли штрафы. 50 рублей — за отсутствие сансправки, хотя я устроился четыре месяца назад и три месяца назад им её приносил. А второй штраф, 100 рублей, был за то, что я положил в заказ не тот товар. Хотя изначально этот штраф составлял 10 рублей, директор почему-то решил увеличить его до 100, ничем это не аргументируя. Третий штраф составлял 20 рублей за то, что я положил испорченный товар в заказ, и ещё с меня вычли 7 рублей за терминалы, с которыми мы работаем. На тот момент склад закупил новые терминалы и почему-то высчитывал с нас их стоимость. Вдобавок вычли ещё 100 рублей вообще непонятно за что. Позже оказалось, что штраф в 100 рублей по ошибке вычли два раза», — рассказывает Андрей.

Такая ситуация его не устроила.

«Я обратился в независимый профсоюз РЭП, чтобы понять, что мне делать дальше и как выбить деньги. В профсоюзе сказали, что в курсе происходящего беспредела на «Евроопте» (в профсоюзе РЭП подтвердили эти слова – прим. Reform.by). Порекомендовали потребовать от администрации ознакомить меня с Положением о премировании и должностной инструкцией под роспись. В соответствии с моим контрактом они обязаны это делать.

Скриншот отзыва на склад в Валерьяново в Яндекс.картах

Я сходил на беседу с начальником склада, потребовал эти документы и сказал, что пойду в суд, чтобы добиться выплаты полной зарплаты. Кстати, моя сансправка, за «отсутствие» которой меня оштрафовали, лежала в личном деле. На следующий день передо мной извинились, а через день выплатили недостающую сумму и сверху доплатили 50 рублей за моральный ущерб», — рассказывает Андрей.

После этого, говорит мужчина, он твердо решил уволиться из «Е-доставки» и оставался лишь потому, что не сразу нашел новую работу. При этом после июньского скандала от него «отстали»: не требовали выходить в дополнительные смены, не пытались шантажировать увольнением, всю зарплату выплачивали нормально, в отличие от других. Найдя новое место, Андрей сразу же забрал трудовую. По его словам, из тех, с кем он общался на складе, с марта по ноябрь уволились 10 человек.

Комментарий компании

Руководство «Е-доставки» (ЗАО «Интернет-магазин Евроопт») прокомментировало Reform.by слова бывших работников предприятия. В компании опровергают текучку кадров, низкие зарплаты и существование системы штрафов и заверяют, что на складах применяются все необходимые меры для профилактики распространения COVID-19.

  • Подтверждаете ли вы большую текучку кадров по позициям кладовщиков и комплектовщиков на складе в Валерьяново?

«Отметим, что в «Е-доставке» есть только должность «кладовщик». Что предполагает работу не только по сбору заказа, но и размещению товара на складе. Все это прописано в должностной инструкции, которую изучают и подписывают все сотрудники при приеме на работу.

Большую текучку кадров не подтверждаем. Текучка по кладовщикам у нас до 3,5% в месяц. Это значительно ниже, чем в среднем в нашей отрасли, где данное значение от 5 до 7%».

  • Отличается ли организация работы и ситуация с кадрами на складе в Валерьяново и других складах «Е-доставки» в Минске?

«Нет, организация работы на всех складах построена по одним и тем же принципам и требованиям. Кладовщики получают задание на заказ по системе электронной очереди. Это полностью исключает возможность выбирать более или менее «прибыльный» заказ».

  • Какая средняя зарплата кладовщиков и комплектовщиков в «Е-доставке» в Минске?

«Зарплата кладовщиков в среднем составляет 1270 рублей, но есть многие, кто зарабатывает 1500-2500 рублей. Конечно, иногда встречаются исключения, например, человек, чей комментарий вы приводите, утверждает, что кто-то получает зарплату 300-400 рублей. Такая заработная плата говорит только о том, что сотрудник редко выходил на работу и имел низкую производительность. Но таких работников – единицы. И, по объективным причинам, они не работают в компании долго».

  • Чем регламентируется применение системы штрафов в отношении работников склада?

«У нас отсутствует система штрафов. Заработная плата состоит из окладной и премиальной части, и при расчете премиальной части мы четко руководствуемся справочником «Критерии оценки работы», который предоставляется для изучения каждому сотруднику при приеме на работу».

  • Какие меры профилактики коронавируса применяются на складах «Е-доставки»?

«Все склады, служебные помещения и офис снабжены достаточным количеством санитайзеров, уборка помещений осуществляется с применением дезинфицирующих средств и в несколько раз чаще, чем это было до пандемии. Все сотрудники оснащены масками. А экспедиторы еще и карманными дезинфекторами, и одноразовыми перчатками». 

Отметим, Reform.by вместе с вопросами предоставил компании выдержки из текста статьи с цитатами бывших работников, однако администрация «Е-доставки» не стала более подробно комментировать их высказывания.

Адвокаты: «Не противоречит законодательству», «бороться невозможно»

С точки зрения закона в таких предприятиях, как «Евроопт», все оформляется так, что нарушений не будет, комментирует Reform.by адвокат Людмила Асиевская.

«Оплата труда работников частных организаций производится на основе тарифных ставок (тарифных окладов), определяемых коллективным договором, соглашением или нанимателем. Такая норма заложена ст. 61 ТК РБ. Тарифная ставка (тарифный оклад) — это минимальный размер оплаты труда работника за исполнение трудовых обязанностей за единицу времени (час, месяц). Премии, надбавки, бонусы и другие выплаты устанавливаются системой оплаты труда в организации и не включаются в тарифную ставку (оклад). Их размеры и условия начисления могут быть прописаны в коллективном договоре, трудовом договоре, локальных правовых актах. В данном случае в трудовом контракте указаны тарифная ставка (тарифный оклад), установленный работнику, а также локальный нормативный акт, согласно которому установлен порядок выплат премий и иных стимулирующих выплат, что не противоречит законодательству», — говорит адвокат.

Таким образом, наниматель вправе сам решать, какую сумму премии заплатить работнику. А вот никаких штрафов, подчеркивает Асиевская, по закону быть не может.

Отметим, сдельная оплата труда, о которой рассказали Reform.by бывшие работники склада «Е-доставки», на практике в их расчетных листах отражалась именно в виде премии – которой работодатель может лишить их в любой момент полностью или частично под видом взимания штрафов.

«Получается, что они к окладу добавляют премии, а основания премирования очень размыты. Так работает очень много предприятий. Можно написать коллективное обращение в инспекцию труда, что фактически применяется система штрафов, которую никак не оформляют. В итоге уволят тех, кто написал, дадут штраф директору — вполне себе подъёмный. И все будет так, как и раньше. К сожалению, это рабство. Если объективно — с этим бороться никак нельзя», — такое мнение высказала Reform.by еще один адвокат Екатерина Желтонога.

***

Понравился материал? Успей обсудить его в комментах паблика Reform.by на Facebook, пока все наши там. Присоединяйся бесплатно к самой быстрорастущей группе реформаторов в Беларуси!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Последние новости


🔥 Читайте нас в Twitter!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: