«Жизнь, которая у меня была, разрушилась за один день». Истории студентов, покинувших Беларусь из-за репрессий

Главное
Карина Чакур. Фото: Каролина Полякова, Reform.by

Еще недавно Карина, Иван, Андрей и Александр были студентами беларусских вузов — лингвистического университета и Академии искусств. Всех отчислили по политическим причинам: одних за участие в забастовке 26 октября, других – за протестные акции. Кому-то прислали фотографию приказа об отчислении, кто-то специально не пошел забирать документы, опасаясь получить в деканате повестку в военкомат.

Мы встречаемся со вчерашними студентами в Киеве, около метро «Университет». Все они учились на бюджете и были уже на старших курсах. В один день жизнь каждого из них изменилась, и им пришлось в спешке покинуть страну из-за опасности преследования по политическим мотивам. Все, что у них сейчас есть, — это помощь от родителей и друзей и небольшая поддержка от фонда BYSOL. Молодые люди выглядят веселыми, но во время беседы не скрывают своей растерянности. Перед каждым из них стоит вопрос о дальнейшем существовании, об учебе, о том, как себя содержать. Несмотря на трудности, они уверены, что рисковали не зря и что перемены в стране скоро настанут. Но добавляют: жаль, не увидят это в первый день, ведь нужно будет еще доехать до Беларуси.

«Молчать я бы не смог, безопаснее уехать»

Иван Турченко — студент четвертого курса МГЛУ по специальности «Английский язык». Сейчас он подрабатывает преподаванием английского. У Вани были планы: доучиться, отработать распределение, отслужить в армии.

«Ну а что делать, «годен» по всем статьям», — смеется молодой человек.

Иван Турченко. Фото: Каролина Полякова, Reform.by

Иван признается, что жизнь изменилась кардинально и очень быстро. Причиной стало быстрое отчисление из университета за участие в национальной забастовке, объявленной Светланой Тихановской. Вот как она выглядела в МГЛУ:

«26 октября на первой смене действительно было очень мало людей. Например, у меня в группе из 15 человек в тот день пришло только два, и так во многих группах. Мы еще и маршем по всем корпусам и этажам прошли, многие к нам присоединились», — рассказывает Ваня.

Он не отрицает, что принимал участие и в студенческих акциях против фальсификации выборов и насилия. Однако задержан парень не был ни разу. Учеба шла хорошо, учиться нравилось, у молодого человека не было даже ни одного выговора в университете.

Но это не остановило ректорат в решении отчислить студента. О том, что он уже не студент, Ваня узнал из приказа на отчисление, который опубликовали в студенческом чате МГЛУ. Официально в деканат его не вызывали.

«Уехать решил, потому что в Беларуси сейчас делать нечего, нет университетов, куда бы я мог восстановиться. Даже если бы и восстановили в моем университете, то сразу бы отчислили за какие-нибудь акции. А молчать я бы не смог. Безопаснее все же уехать, ведь в любой момент можно стать фигурантом какого-нибудь уголовного дела», — говорит юноша.

У Ивана четверо братьев и сестер, родители — врачи: мать — косметолог, отец — хирург. К отчислению сына они отнеслись по-разному. Мама изначально поддерживала его и не стояла в стороне от происходящего в Беларуси. Отец же гордится сыном, но его самого «все устраивает».

«Папа говорит, что ему в его годы уже плевать на свободу слова и права человека, у него свои заботы. Я отца в какой-то степени понимаю, у него сейчас очень много забот. Он седьмой месяц работает с коронавирусными пациентами, в самом эпицентре событий. У него каждый день кто-то умирает, кого-то нового привозят, пациентов очень много. И я думаю, что ему действительно не до политики. Отца не удивляет система, он привык к замалчиванию и делает свое дело», — с грустью говорит Иван.

До прошлой осени парень был в стороне от политической жизни Беларуси. Но затем увидел фальсификации на парламентских выборах. Поняв, что с ними никто разбираться не собирается, почувствовал негодование.

«Я следил за предвыборной гонкой с самого начала, читал интервью Бабарико, Цепкало. Мне интересна кандидатура Виктора Дмитриевича. Но когда уже пошли репрессии и всех кандидатов посадили или выгнали из Беларуси, выбор стал очевиден: нужно голосовать за Светлану Тихановскую, она единственный вариант, чтобы что-то изменить в Беларуси. Я ходил на митинги и акции, восхищался и удивлялся, что, оказывается, и в нашей стране такое может быть», — признается Иван.

Юноша говорит: может быть, Лукашенко и спас беларусов от «голодных 90-х», но то, что он делает сейчас, никак не назвать адекватной политикой.

«Меня возмущает, что находятся еще люди, которые мирятся с политикой Лукашенко и относятся к его выходкам как к чему-то нормальному. Даже в университете среди студентов и среди преподавателей «лукашистов» хватает. Лукашенко 26 лет старался, чтобы люди не лезли в политику, не пускал туда никого намеренно, чтобы люди оставались в забытье», — отмечает студент.

По его словам, когда начались первые отчисления, он понимал, что тоже может попасться. Поэтому отчисление не стало для Вани сюрпризом, говорит он, но неприятно было.  Самое сложное для него — расставание с любимым человеком.

Сейчас Иван и его друзья ждут еще одного одногруппника, которого также отчислили по политическим мотивам. Говорят, нужна помощь в поиске жилья и возможностей продолжать обучение. Желание учиться у них никуда не пропало.

«Я верю, что режим падет. Потом что ситуация достигла критического состояния. Может быть, не через месяц, так через полгода. Я знаю, что сам не буду прежним и мои друзья тоже. Люди будто проснулись», — с улыбкой говорит Ваня.

«Мой президент попросила поддержать рабочих»

Карина Чакур — студентка пятого курса художественного факультета Академии искусств по специальности «Станковая живопись». Карина учится на преподавателя-художника, но, говорит, хочет быть просто художницей, в педагогику ее не тянет.


Карина Чакур. Фото: Каролина Полякова, Reform.by

Отчислили девушку задним числом по политическим причинам. В приказе об отчислении было написано: «за нарушение дисциплины на основании докладной записки». В докладной записке обосновывалось, что те, кого не было на учебе 26 октября, в день забастовки, подходят под отчисление. Тогда «попали» трое студентов — Карина, Серафим и Александр. Интервью с Серафимом Reform.by уже публиковал ранее.

«Я бастовала, потому что мой президент попросила поддержать общенациональную забастовку, поддержать рабочих. Вышла, чтобы вдохновить рабочих, выразить с ними солидарность», — говорит Карина.

Она считает, что Беларуси необходимы перемены. На выборах девушка хотела голосовать за Виктора Бабарико.

«Когда я узнала, что его посадили, мне было больно и неприятно, я даже плакала. У меня была надежда до последнего, что выборы будут честнее, чем в предыдущие годы. Мне казалось, что люди, которые работают на избирательных участках, не пойдут на фальсификации… Я голосовала второй раз в жизни. Первый раз голосовала против всех, второй раз — за Тихановскую», — рассказывает Карина.

Отчисление для девушки совсем не стало неожиданным. Раньше у нее уже был опыт общения с администрацией вуза. Карина и другие студенты делали в академии инсталляцию «Крик души» об устаревшей системе образования. В итоге аудиторию с инсталляцией заперли, работу запретили кому-либо показывать. После выборов студенты сделали еще одну инсталляцию, посвященную политической ситуации в стране и насилию против граждан. Ректор лично распорядился закрыть аудиторию, в которой была работа, и выгнал всех, кто там был.

На следующий день Карина сама отправилась к ректору, чтобы поговорить.

«Я пошла в первую очередь из-за наличия цензуры в академии. Ректор сказал, что цензуры в академии нет, а на вопрос, что это было вчера, он наклонился ко мне и сказал: «А где доказательства?». Он переходил на личности, сказал, что я не самая лучшая студентка, чтобы с ним разговаривать, и упрекнул, что у меня нет высшего образования. Он сказал, что прежде, чем идти к нему на разговор, мне стоило загуглить его фамилию и увидеть, сколько книг он написал», — вспоминает Карина.

Ректор припомнил студентке и ее задержание. Девушка была задержана 10 августа в городе Дрогичин. Карина говорит, что и там силовики применяли насилие к протестующим, особенно к мужчинам. Саму Карину не били. Она сутки провела в одноместной камере с тремя другими людьми и бутылкой вместо туалета. Потом был суд и штраф в 10 базовых.

«Ректор спросил, почему информации о моем задержании нет в министерстве. Я ответила, мол, я что, должна была сама эту информацию занести?» — говорит Карина.

Отчислили девушку после участия в национальной забастовке 26 октября. Приказ был подписан в тот же день. А спустя неделю, 2 ноября, Карина покинула Беларусь.

«В стране перестали работать законы, и ожидать можно всего, чего угодно. Поэтому я решила пока что уехать. Решение было мгновенным, а родители даже выдохнули с облегчением. Они волнуются за меня. У меня есть желание учиться, думаю сейчас, куда мне лучше поступить. Явно, что в Беларуси пока что образование для меня закрыто. Когда я пересекала границу, жалела, что уезжаю. Но сейчас понимаю, что, сидя в тюрьме, ничего не смогу сделать для себя и для Беларуси в том числе», — говорит Карина.

Девушка признается, что не жалеет о своем участии в политической жизни страны.

«Как можно об этом жалеть? Ты ведь такой, какой ты есть, и жалеть о своих действиях… У меня не было другого выбора. Я знаю, что режим падет, но меня волнует, как долго этот режим будет мучать беларусов», — вздыхает Карина.

«Невозможно закрыть глаза на уровень насилия в стране»

Александру Данилкину 23 года. Он студент пятого курса Академии искусств по специальности «Станковая живопись», одногруппник Карины, и его тоже отчислили по политическим причинам. У Саши в приказе об отчислении написано, что он нарушал приказ ректора о запрете массовых мероприятий. Александр выглядит очень растерянным.

«Я учился на бюджете, для меня не было проблемой поступить в Академию искусств. В учебном заведении мне не нравилась цензура, хотелось более современных преподавателей. В какой-то степени жаль, что меня отчислили. Вся жизнь, которая у меня была, разрушилась за один день. В Беларуси осталось много друзей, девушка моя. Отчисление можно сравнить с ударом пыльным мешком. Вроде бы хочется отойти, но уже приходится уезжать и не понимаешь, что дальше делать и как дальше жить», — говорит Саша.

Александр Данилкин. Фото: Каролина Полякова, Reform.by

Кроме того, в Беларуси парня после отчисления ждала армия. Ведь теперь отсрочка на образование дается один раз.

«В армию я не хочу ни в коем случае, потому что считаю это впустую потраченным временем. Получается, сейчас я не могу въехать в Беларусь, потому что меня ждет либо армия, либо еще что-то. Ради теплого места администрации вузов легко готовы ломать судьбы студентам», — вздыхает Александр.

Он признается, что покинул Беларусь не только из-за армии, но и из-за опасности дальнейших репрессий.

«Нас отчислили вместе с Серафимом, так ему уже звонят из МВД, шлют письма и просят прийти якобы побеседовать о каком-то митинге. Мне кажется, что власть не может признать, что отчислили талантливых и хороших студентов, поэтому делают из нас уголовников», — говорит Саша.

Студент говорит, что не мог оставаться в стороне от политической ситуации, потому что много его знакомых и друзей пострадали.


«Невозможно просто закрыть глаза на уровень насилия в стране и на помои вранья с государственных телеканалов. Я участвовал в забастовке. Кстати, я не раз спрашивал у ректора, что будет, если студент будет выражать свои политические взгляды. Он стучал кулаком по столу и клялся, что отчислять за это не будет. В итоге обманул», — рассказывает парень.

По словам Саши, ему повезло. Он успел забрать документы, а уже через день пошли слухи, что парням вручали повестки в самом деканате. Из Академии искусств, по информации молодого человека, официально отчислено около десяти человек с разных факультетов, еще часть студентов ждет приказа, многим угрожают: выйдешь еще раз – отчислим, говорит парень.

«Когда меня отчислили, я с издевкой помахал рукой в окошко ректору. Сейчас я чувствую сильную злость на него и многое бы высказал. Сказал бы, что он трус и поступает бесчеловечно. И понимаю, что такие люди, как ректор, начнут скоро переобуваться. Я горд, что отстаивал свои права и не стоял в стороне. Мой дедушка воспитывал меня так, но сейчас дедушка почему-то меня не поддержал. Он поддерживает все эти репрессии и мне больно от этого. Всегда больно, когда рушатся идеалы детства. Когда я говорю, что дедушка и бабушка не поддерживают меня, мне хочется плакать», — признается Саша.

А вот родители поддержали парня. Но помочь финансово они ему не могут. Папа – строитель, мама – соцработник. До отъезда у Саши была стипендия и подработка: он делал мозаику для церквей. Сейчас ему, как и всем уехавшим студентам, нужна финансовая поддержка, помощь с жильем, работой. Пока что им помог фонд BYSOL – дали 200 евро в биткоинах.

«Родители сказали, что уехать — лучший выход. Сказали, чтобы не расстраивался и поступал в другой университет. Мне хотелось бы учиться по специальности. Я считаю себя хорошим студентом. Обидно, что меня отчислили, можно сказать, ни за что. То, что сейчас сделали со мной и другими студентами, ведет к утечке мозгов. У меня планы вернуться в Беларусь и делать все для ее процветания», — говорит Александр.

«Неизвестно, когда мне могли бы пришить уголовку, но в армию забрать могли очень даже быстро»

Андрей Кульбеда — студент четвертого курса МГЛУ по специальности «Компьютерная лингвистика». Отчислили парня официально за нарушение правил внутреннего порядка университета, а если по-простому — за участие в студенческих акциях.

«Я думал, что мне просто сделают выговор, потому что раньше я уже получил выговор за акции. У нас в универе все уже плюнули на правила внутреннего порядка. Студентам не нравится, как администрация относится к ним и что происходит в государстве», — говорит парень.

По мнению Андрея, любой интеллектуально развитый человек не будет равнодушен к политике, потому что от этого зависит окружающая жизнь каждого человека.

«У меня давно вызывает возмущение политическая ситуация в Беларуси. Сейчас у меня появилась возможность выразить свое недовольство. Я увидел, что нас большинство», — говорит молодой человек.

Андрей Кульбеда. Фото: Каролина Полякова, Reform.by

Андрей не участвовал в забастовке 26 октября, но на следующий день ходил по коридорам и собирал студентов для забастовки. Вежливо спрашивал преподавателей, не против ли они, чтобы студенты покинули занятие и приняли участие в забастовке (говорит, те реагировали очень адекватно и давали студентам самим решать, поддерживать забастовку или нет). В среду, 28 октября, Андрей и другие студенты «штурмом взяли» актовый зал (им запрещали входить) и провели собрание насчет дальнейшей забастовки. Милиционеры снимали их на камеру в упор.

«В четверг вечером я был дома у родителей, ничего не предвещало беды. И тут мне прислали скриншот приказа на отчисление со списком фамилий студентов. Среди них была моя. У меня упало сердце, потому что я понял, что нужно как-то быстро реагировать. Уже ходили слухи про вручение повесток в деканатах, и я понимал, что повестка меня настигнет. В деканат за документами я так и не пошел», — рассказывает Андрей.

Молодой человек говорит, что в армию не хотел ни при каких обстоятельствах: не видит в ней смысла. Он называет армию Беларуси пережитком советского прошлого и считает, что сейчас она не защищает свой народ, а наоборот — выступает против него.

«Уехал из Беларуси я по причине армии. Неизвестно, когда мне могли бы пришить уголовку, но в армию забрать могли очень даже быстро», — объясняет молодой человек. Он покинул страну 2 ноября.

Еще одной причиной уехать для него было беспокойство за родителей.

«Я чувствую большую ответственность за них. У отца больное сердце, а у мамы тоже со здоровьем не все хорошо. Если бы мне пришили уголовку, я бы очень переживал за своих родителей. Для них это было бы ударом. Даже ради их спокойствия лучше было покинуть Беларусь», — признается парень.

Он из простой семьи, говорит Андрей. Папа – инженер по программному обеспечению на предприятии, мама – кондуктор.

«Тем не менее родные меня поддержали. Возможно, из-за того, что я смог убедить их в том, что у меня все под контролем, что знаю, что делать, что не пропаду. Когда я сказал, что нужно уезжать, родители стали сразу же помогать. Это здорово, и мне даже немного от этого неловко. Я очень им признателен», — улыбается Андрей.

Сейчас молодой человек в раздумьях, что делать и как жить дальше. В МГЛУ, говорит Андрей, поступал потому, что у него «хорошо шли языки», к тому же там училась сестра. Перед поступлением в вуз парень был уверен, что хочет учить детей, использовать интересные методики. Но в университете желание быть учителем «отбили»: сейчас эта профессия кажется ему неблагодарной. Андрей хочет заниматься музыкой и говорит, что у него получается развиваться в этой сфере.

«Я благодарен университету за знакомство с замечательными людьми и дружбу с ними. В первые два дня после отчисления я не знал, что мне делать, и казалось, что сам себе не принадлежу. Сейчас более-менее устаканилось. Думаю попробовать поступить в университет в Польшу. Но нужно забрать документы из МГЛУ, а это могут сделать другие люди только по доверенности. Но вопрос образования не первоочередный. Сперва нужно разобраться с жильем и найти работу, чтобы как-то себя обеспечивать», — говорит вчерашний студент.

***

Понравился материал? Успей обсудить его в комментах паблика Reform.by на Facebook, пока все наши там. Присоединяйся бесплатно к самой быстрорастущей группе реформаторов в Беларуси!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Последние новости


🔥 Подпишитесь на наш Telegram-канал. Только авторские статьи!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: