Венедиктов рассказал о визите Лаврова в Минск и договоренностях Путина и Лукашенко

Главное
Алексей Венедиктов. Скриншот эфира.

Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов в эфире программы «Будем наблюдать» 28 ноября рассказал о том, что Александр Лукашенко пообещал Владимиру Путину в Сочи, что проведет конституционную реформу за полтора года, а Сергей Лавров прилетал в Минск для того, чтобы уговорить беларусского лидера выполнить эти обещания.

Приближенный к Кремлю журналист почему-то назвал встречу в Сочи мартовской, хотя президенты двух стран встречались там лишь в феврале и сентябре. В опубликованном приветственном слове Лаврова перед Лукашенко речь также шла о последней сентябрьской встрече в Сочи и договоренностях, достигнутых на ней.

Публикуем транскрипцию эфира программы, посвященной приезду Лаврова в Минск, без купюр:

— Зачем Лавров ездил в Минск?

— Ну Лавров ездил в Минск, вы что? Не смотрели, что ли? Он ездил в Минск настаивать на том, чтобы те обязательства, которые взял на себя Александр Лукашенко в марте в Сочи и в последующих телефонных разговорах, Александр Лукашенко выполнил. По, прежде всего, политической реформе. И обратите внимание, что сразу после отъезда Лаврова, Лукашенко заявил, что в новой Конституции он не будет президентом, обращаю на это ваше внимание. Да, это после. После — не значит в следствии. Но после — значит в следвствии для меня, поскольку я знаю. Да? В переговорах Путин… Я все говорил, посмотрите наши мартовские посиделки с вами в «Будем наблюдать». Просто, ну, была некая договоренность, некие договоренности. Они, конечно, корректировались за эти полгода. По телефону, встречи. Но с точки зрения политической реформы, значит, если я помню, они договорились — Путин, Лукашенко — о том, что политическая реформа в Беларуси займет полтора года. Значит, вот полгода прошло. И я думаю, что Сергей Лавров приехал, ну, уговаривать Александра Григорьевича выполнять те обязательства, которые были. Я еще обращу на одно внимание, что перед приездом Лаврова все российские граждане, которые были арестованы, прежде всего это журналисты, в частности МБХ-медиа, и посажены в минский изолятор, все были выпущены. Перед приездом Лаврова. Это было условие. И тут могу только еще раз поставить грандиозный плюс российскому послу Дмитрию Мезенцеву, российскому посольству, которое, я это знаю, не покладая рук и не смыкая глаз, невзирая ни на какие политические взгляды тех или иных журналистов, вытаскивало их из судилищ беларусских. Но вот если говорить в целом, то встреча Лаврова сначала с министром иностранных дел Владимиром Макеем, потом с президентом Александром Лукашенко — они вот имели целью побудить Лукашенко ускорить конституционный политический процесс. Я бы так сказал.

— Ни слова о насилии, здесь спрашивают…

— Нет, конечно, говорилось. Но я не присутствовал там.

— Нет, в заявлениях…

— Ну ни слова о насилии… Чего вы хотите? Я что?..

— Зато о противостоянии иностранному влиянию…

— Ну это ожидаемые ритуальные истории. Но там Лавров сказал другую фразу, на которую я бы обратил ваше внимание: «А что нам сейчас делать с администрацией Трампа? С ней бессмысленно о чем-то сейчас разговаривать». Вдруг там, вот в этом всем ворохе российско-беларусском, вдруг сдали Трампа. Одной фразой. И пролетело. И все «ой, а подождите, вот про это» — вот на это обратите внимание. Да, ни слова о насилии, да слова, безусловно, о противодействии, но это ритуальные танцы. Слушайте, вы их слышите в Москве. Для этого совершенно необязательно было их повторять в Минске или, наоборот, совершенно неважно, повторять их в Минске или не повторять. Что-то новое услышали? Вы же меня про новое спрашиваете и про то, что не было публичным. Я вам рассказываю. А пересказывать агентство ТАСС или AFP — ну давайте вы не будете тратить ни мое, ни ваше время на это.

🔥 Подпишитесь на наш Telegram-канал. Только авторские статьи!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: