Бывший следователь Юшкевич: десятки процентов силовиков блокируют исполнение преступных приказов

Новости
Скриншот видеозаписи телеканала "Дождь"

Бывший следователь и инициатор проекта ByChange Евгений Юшкевич в интервью телеканалу «Дождь» рассказал о том, как проходило его задержание и поделился информацией о настроениях в силовых структурах.

Ранее он уезжал из Беларуси, поскольку опасался задержания, но после решил вернуться.

“Каким-то образом заиграла гордость, что я вынужден жить не на своей земле, хотя я гражданин Беларуси, всю жизнь здесь прожить и планирую дальше жить. И подумал, что вероятность моего задержания – не 100%. 50% — и решил, что этого хватит, чтобы вернуться и продолжать работать здесь”, — говорит он.

В ноябре Юшкевич был задержан.

“Меня штурмовали, подозреваемого по уголовному делу. (…) Меня брали маски-шоу с автоматами, микроавтобусами, у меня проводили дома обыски, мешок на голову надевали. Но в моем случае все это было в рамках протокола, в рамках необходимых процессов, как они и происходят. Условно я сам же лет пять назад проводил такие же следственные действия и точно такими они были и выглядели. И никаких явных нарушений моих прав не было. Может быть, из-за личности моей – я довольно публичный силовик, многие силовики другие меня знают, (…) может быть, по каким-то иным причинам, но однако ко мне никаких мер такого воздействия не было. И даже наоборот: многие проявляли уважение, так негласно, тихо давали понять, что они на моей стороне”, — рассказал бывший следователь.

По его предположению, причиной ареста явилась инсайдерская информация, которую он периодически публиковал.

“Я увольнялся несколько лет назад, при этом продолжал собирать какие-то инсайды, настроения и иногда их публиковал. Естественным образом, это не нравилось силовым органам, когда их внутреннюю кухню показывают всем. У нас в Байнете принято меня как бы гнобить за то, что я часто обеляю силовиков и говорю, что там есть такое своеобразное партизанское движение. Оно даже не шпионское – оно партизанское. Целые десятки процентов сотрудников фактически блокируют исполнение преступных приказов. И таким образом я оказался в СИЗО, я думаю”, — считает он.

Он полагает, что с помощью его ареста силовики пытались выявить нелояльных в власти сотрудников.

“Дело в том, что понятие “силовик” – слишком широкое. Силовик – это и омоновец, у которого 9 классов образования, и следователь с тремя высшими образованиями. Мне точно известны случаи в офицерской среде, не буду говорить ведомство, по сути когда работают против своих начальников, делают это тихо, незаметно, но работают против. И я думаю, что конкретно мое задержание де-факто было для того, чтобы найти таких людей, которые работают против, кто за народ. А мы здесь допускаем “ошибку выжившего”: мы видим силовиков на улицах – омоновцев и считаем, что все силовики – это омоновцы. Есть еще таможня, есть контрразведка, есть следствие, есть оперативники, есть наркоконтроль и еще десятки ведомств. И не все они причастны к непосредственному подавлению протестов или угрозе жизни людей”, — говорит Юшкевич.

По его словам, у него немного контактов в боевых подразделениях для понимания полной картины, поскольку сам он работал в сфере юстиции, но говорит о процессах “брожения” и в этих структурах, которые, по его словам, жестко подавлялись.

“И этим общая превенция уходам дана на будущее: то есть все боятся, как правило. И тут же играют роль, должен сказать, общественные настроения. Сотрудники боевых подразделений поставлены в положение, когда они на войне против всех. Их не любят, их ненавидят, их травят, и они действительно для себя думают, что они защищаются. Они думают, что они правы, они защищают себя, свою семью”, — говорит Юшкевич.

По его словам, решающими для Беларуси могут оказаться совокупность переломных моментов и т.н. “черные лебеди” – неожиданные события.

“И время от времени они случаются, как, например, со сливом прослушек пресс-секретаря и председателя Федерации хоккея. А насчет брожений в силовых – оно происходит, оно действительно происходит. Кроме этого, силовики сами себя “очищают”. Целые спецслужбы брошены на то, чтобы найти нелояльных в силовых ведомствах и просто их “вырезать” – на жаргоне. Уволить. Со мной лично разговаривали сотрудники КГБ, пытались меня выпросить, выдавить, заставить рассказать, кого знаю я, чтобы их уволить”, — рассказал он.

Юшкевич сравнивает ситуацию в Беларуси с «эффектом пароварки», когда череда накипающих событий приводит к логической развязке.

“Для силовиков нарушение принципов справедливости – оно важно на самом деле, так как многие из них все-таки законники и привыкли работать в соответствии с законом, поэтому, я думаю, что совокупность таких факторов, рано или поздно, может быть, через день, может быть, через год, но приведет к тому, что эта пароварка взорвется. Я почему-то в этом уверен”, — резюмировал он.

Евгений Юшкевич был задержан в Минске 24 ноября по статье 342 УК об организации и подготовке действий, грубо нарушающих общественный порядок, или участии в них. Юшкевича взяли под стражу и 28 ноября перевели из ИВС на Окрестина в СИЗО №1 на Володарской. Он находился в статусе подозреваемого. В начале декабря ему изменили меру пресечения под подписку о невыезде

Юшкевич ушел из Следственного комитета несколько лет назад, занимался android-разработкой. В 2020 году он стал инициатором проекта ByChange для помощи и переобучения силовиков и госслужащих, лишившихся работы из-за своей политической и гражданской позиции.


🔥 Подпишитесь на нас в Google News, Яндекс.Новости или в Дзен.

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: