«Игра в индустрию»: почему изначально выдвигать «Уроки фарси» от Беларуси на «Оскар» было малодушным шагом

Культура
Кадр из фильма "Уроки фарси".

На днях мир облетела новость о дисквалификации беларусской заявки на «Оскар» — ленты «Уроки фарси» Вадима Перельмана. Американская киноакадемия посчитала картину совместного производства России-Германии-Беларуси не соответствующей критериям отбора в категории лучший фильм на иностранном языке. «Уроки фарси» не может быть квалифицирован как проект от Беларуси, так как контроль над творческой частью в ленте принадлежит другим партнерам, — таково в целом было замечание американских специалистов. Почему изначально выдвигать «Уроки фарси» от страны на «Оскар» было решением малодушным, — конфуз с дисквалификацией подтолкнул разобраться в ситуации более детально.

Напомню, что беларусский оскаровский комитет предпочел нашумевшую ленту о Холокосте байопику «Купала» Владимира Янковского и молодежной драме «II» Влады Сеньковой. Несомненно крупный российско-германско-беларусский проект, в котором приняла участие киностудия «Беларусьфильм», «Уроки фарси» выглядел претендентом более сильным, чем не такие маститые «Купала»и «II» («Два»). Премьера драмы состоялась на Берлинском кинофестивале. Голливудский режиссер украинского происхождения Вадим Перельман уже известен мировому киносообществу ранее номинированной на «Оскар» лентой «Дом из песка и тумана». Партнеры «Беларусьфильма» на картине — российская компания Hype Film, немецкие LM Media и One Two Films. В главных ролях «Уроков» европейские кинозвезды: немецкий актер Ларс Айдингер, аргентинец Науэль Перес Баскаярт. Не воспользоваться таким шансом государственной киностудии, не избалованной участием в подобных масштабных проектах, было бы глупо.

Также на фильме работали и независимые беларусские кинокомпании, специалисты, актеры. Съемки ленты большей частью проходили на территории страны — в Брестской и Могилевской областях. Весь этот опыт несомненно играет в плюс Беларуси как съемочной площадки, но если задаться тем самым вопросом, которым, условно, озадачилась Американская киноакадемия — «А что в этом проекте непосредственно вашего?», — ответы в самом деле придется поискать.

Ключевые творческие позиции? Они — за крупными международными игроками.Техническая поддержка? Да, но это не достаточно. Непосредственно история, о который идет речь в фильме? Она слишком универсальна, чтобы принадлежать только беларусскому историческому контексту. Фильм рассказывается историю бельгийского еврея Жиля, который, чтобы выжить в нацистском лагере, называется себя персом. Когда немецкий повар Кох «нанимает» его в учителя, Жиль вынужден выдумать несуществующий фарси, потому что настоящего персидского не знает. Действие картины происходит в лагере «где-то в Европе». Адресат великолепной истории — все человечество, в той же мере, как и беларусы. Так ли можно в полной мере называть ее нашей?

И дальше. «Уроки фарси» — в целом, наша ли это игра? Где тут действительно беларусы как авторы картины? Несомненно почетно быть частью такого проекта, но вопрос Американской киноакадемии про творческую часть дает хорошую возможность расставить все точки над «і».

Особенно любопытно в этом ключе сравнить «Уроки» с другими беларусскими претендентами на участие в конкурсе, которые не реализовали свое право в виду более сильного конкурента.

Многострадальный национальный байопик «Купала» Владимира Янковского. На его ключевых творческих позициях —  беларусы. В центре повествования — судьба народного поэта Янки Купалы в контексте истории ХХ века. Один из языков картины — беларусский, место действия — преимущественно беларусские земли. Национальный байопик, снятый с несоразмерно меньшим бюджетом, чем того требуют национальные байопики, командой отечественных специалистов (даже у исполнителя главной роли латвийского актера Никалая Шестака нашли беларусские корни), «Купала» абсолютно подпадает под параметры фильма, где творческий контроль принадлежит беларусской стороне. Несомненно, «Купала» — также и продукт, больше рассчитанный на локальную чем международную аудиторию, его шансы на попадание даже в шорт-лист кинопремии не сравнимы с «Уроками фарси». Однако если ценить то, что картина Владимира Янковского — прорыв для игрового (гос)кино, которое после «Масакры» Андрея Кудиненко не обращалась к теме национального самосознания и самоидентификации ровно десять лет, то ее слабость не является таким уж непреодолимым барьером. «Купалу» можно было выдвинуть как действительно важный проект для национального кино.

Кадр из фильма «Купала».

Что же этому помешало? Объективности ради отмечу, что есть определенный ряд технических требований к картине-претенденту. Одно из них — прокат фильма. Минувший же год вошел в историю беларусского кинематографа как раз именно тем, что «Купала» так и не попал в кинотеатры страны. В кои-то веки киностудии «Беларусьфильм» было что предложить зрителю в игровом кино, но государство сделало все, чтобы превратить долгожданный проект в залежалый товар.

Важно все же сказать о стратегии продвижения ленты на мировой фестивальной карте. Это профессиональная практика, правило, о котором нельзя забывать, и которому руководство студии пыталось следовать в прошлом году. Однако когда после продолжительного молчания в качестве международной премьерной площадки для «Купалы» был выбран ІІ Международный кинофестиваль «Московская премьера», — на это ничего не остается как только развести руками. Неужели больше никуда не взяли? Так почему тогда не компенсировать фестивальные неудачи  большим прокатом по стране, где фильм с таким нетерпением ждут? В результате всех встрясок, проволочек и пандемии имеем то, что имеем: «Купала» пролетает с прокатом, — и остается за бортом оскаровской гонки.

Конечно, на примере «Купалы» хорошо просматривается и политика двойных стандартов: государство заинтересовано в продвижении беларусского кино ровно до той поры, пока беларусское кино не начинает «мешать» государству. Тогда можно и «попридержать коней», а в случае чего — и положить фильм на полочку.

Но двинемся дальше. Еще один несостоявшийся претендент — фильм «ІІ» («Два») Влады Сеньковой. Можно ли к этой молодежной драме применить параметры беларусского продукта? Конечно.

Кадр из фильма «II».

Яркое и яростное кино Влады Сеньковой — это, позволю себе сказать, предтеча августовских событий 2020 года. «ІІ» («Двойка») препарирует беларусское общество на предмет терпимости и толерантности, ответственности и персонального выбора. На примере жизни отдельной школы режиссер показывает крупным планом человеческие типажи и поступки.

Команда картины — полностью беларусская, снималось все здесь. Производство — компания «Арт Корпорейшн». В определенном смысле зарубежными в этом проекте можно назвать только средства — картина делалась на деньги ЮНИСЕФ.

Лента получила специальное упоминание жюри на Варшавском кинофестивале, имела минский и московский прокат, — абсолютно валидная в техническом плане для выдвижения на «Оскар», она, тем не менее, не собрала достаточное количество голосов, чтобы претендовать на участие в оскоровской гонке.

Почему? Важная деталь:»ІІ» («Два»)  — независимый кинопроект, который своими усилиями смог выйти на международный уровень. Здесь мы и подходим к нелицеприятному выводу. Цеплять «вагон» в виде беларусского участия к большому «локомотиву», которым является фильм Вадима Перельмана, намного проще, чем продвигать молодой независимый кинематограф, способный на смелые самостоятельные высказывания и международное сотрудничество. Поддержать его — это высказаться за новое и смелое, по сути, рискнуть, на что система не способна. Как результат «Уроки фарси» становятся тем самым компромиссным выбором, при котором «и овцы целы, и волки сыты». «II» подождет, никуда не денется. Есть три кандидатуры, выбираем самую наивернейшую. При этом остаются за скобками и условия, в которых создается кино, и авторский потенциал, и возможности получения финансирования. «Уроки фарси» — удачная возможность для государства прикрыть свою кинематографическую несостоятельность.

Выдвинули бы «Купалу» или «ІІ», — этот шаг продемонстрировал бы желание продвижения именно своего кино. Пусть несовершенного, небезупречного, но демонстрирующего попытку выхода из советского дискурса. Через освоение национальной темы — как «Купала», через обнажение болевых «точек» общества — как «II» («Два»). Но все случилось как и следовало ожидать. Даже если не все участники выбора хотели этого, система привела уравнение к нужному знаменателю.  «Уроки фарси» как претендент на «Оскар» от Беларуси — это лишь игра в индустрию, банальный расчет.

Интересно, что вывела этот малодушный подход на «чистую воду» проницательная скрупулезность Американской академии.

***

Мнение и оценки автора материала могут не совпадать с мнением редакции Reform.by.


***

Понравился материал? Успей обсудить его в комментах паблика Reform.by на Facebook, пока все наши там. Присоединяйся бесплатно к самой быстрорастущей группе реформаторов в Беларуси!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Последние новости


🔥 Подпишитесь на наш Telegram-канал. Только авторские статьи!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: