Как Новая Боровая стала угрозой для властей. Поговорили с жителями и экспертами

Главное
Здесь и далее все фото предоставлены Reform.by жителями Новой Боровой

Зимой власть направила максимальные силы на борьбу с дворовой активностью — ведь еще в ноябре Лукашенко требовал пресечь ее, заявив, что дворы могут превратиться в место начала гражданской войны. Под самое пристальное внимание силовиков попал молодой район Новая Боровая, расположенный за МКАД на северо-востоке Минска (официально это деревня Копище). Там не просто снимают бело-красно-белые символы и разгоняют чаепития. Последние недели в сети появляются сообщения о том, что милиция ходит по квартирам жильцов, переписывает их данные и номера машин. Новую Боровую даже стали называть гетто. А на днях по госТВ призвали бросать камни в окна жителей района.

Reform.by вспомнил, какие события привели Новую Боровую к нынешней ситуации, расспросил местных жителей о том, что сейчас происходит в их дворах и домах, и узнал у экспертов, почему Новая Боровая — это мощная политическая сила, которой боится власть и которая приведет к качественным изменениям в обществе.

Развитие событий

Впервые на протесты в Новой Боровой вышли 14 июля — день, когда Виктора Бабарико и Валерия Цепкало не зарегистрировали кандидатами в президенты. В результате в районе задержали пять человек. На следующий день их осудили по административной статье. Тем, кто признал правонарушение, дали штраф в 40 базовых величин, а тем, кто отрицал, — 50 базовых.

«Лукашенко — 132 голоса, Тихановская — 2341 голос», — так 9 августа на избирательном участке №26 в Новой Боровой под аплодисменты жителей были объявлены результаты выборов. То же и на соседнем 27-м участке: 1248 голосов против 83.  Это подтверждалось вывешенными протоколами. То есть на двух из участков района за Светлану Тихановскую проголосовало в 18 и 15 раз больше, чем за Александра Лукашенко.

Так Новая Боровая оказалась одним из самых протестных районов города Минска. И до выборов, и после жители размещали на окнах протестную символику, на одном из домов вывесили огромный бело-красно-белый флаг. С лета здесь проводились дворовые встречи, чаепития со сладкими столами, концерты и лекции, на которые приходило множество жителей района. В какой-то момент на встречи стали «заглядывать» силовики.

26 августа в Новой Боровой неизвестные повредили машину телеведущего Евгения Перлина, уволившегося с БТ, а милиция снимала бело-красно-белые флаги.

8 сентября жительнице района Ксении вручили повестку в милицию по статье 21.14 «Нарушение правил благоустройства и содержания населенных пунктов». Причиной административного процесса стал бело-красно-белый флаг на лоджии Ксении.

14 сентября милиция требует от председателей товариществ собственников в Новой Боровой предоставить сведения о владельцах квартир. Также им вручают предписания устранить нарушения архитектурного решения фасадов домов — убрать бело-красно-белые флаги и прочую символику.

23 октября на дворовой концерт явились милиционеры и неизвестные в балаклавах и черной одежде. От некоторых участников потребовали «пройти в отделение», попытались забрать колонку. Трое местных жителей, в том числе 64-летний Александр, стали перед колонкой и не давали милиции ее снять. «Балаклавы» стали стаскивать мужчин со сцены, а к пенсионеру Александру, по словам свидетелей, применили удушающий прием. Он потерял сознание и упал. Скорую вызвали местные жители, Александра забрали в 5-ю городскую клиническую больницу, врачи диагностировали «синкопальное состояние (обморок) и гипертонический криз».

2 ноября в Новую Боровую приезжали неизвестные в масках. В сопровождении омоновцев с оружием они снимали с забора бело-красно-белые ленточки. Напомним, в результате аналогичного «рейда» погиб Роман Бондаренко.

4 ноября в одном из дворов района силовики сорвали плакат, а под ним оказался ещё один. На нем был человек в балаклаве и надпись «Срывай меня полностью!».

15 ноября в Новой Боровой пропадает вода, 17 ноября — отопление. Отопление будет восстановлено в этот же день, а вода вернется только 18 ноября. За это время в чате взаимопомощи Новой Боровой появится 18 000 неравнодушных человек со всего Минска и окрестностей. В этот же день жители района обнаружат, что по дворам ходит милиция и ищет протестную символику на окнах квартир. Многие жители в своих почтовых ящиках увидят повестки в милицию для «участия в административном процессе.

18 ноября по квартирам с проверками стали ходить сотрудники МЧС.

27 ноября жителя Новой Боровой осудили по статье 23.34 за флаг внутри лоджии и дали штраф в 20 базовых величин (540 рублей).


12 декабря в 8 утра жители Новой Боровой на камерах наблюдения замечают, как человек в форме открывает калитку забора, подходит к велобоксу и срывает с его стены бело-красно-белую символику. При этом в Новой Боровой только у жителей дворов должны быть ключи к их калиткам.

23 декабря днем неизвестный человек перепрыгивает через забор и пытается поджечь бело-красно-белый флаг на велобоксе. Ему не удается это сделать, и он срезает флаг ножом.

5 января во время чаепития во дворе появляются силовики в штатском. Один из них догоняет и хватает местную девушку и бьет ногой в живот мужчину, который пытался за нее заступиться. При этом он размахивает пистолетом. Мужчина — местный житель Виктор Мороз. После задержания его продолжили бить. В Первомайском РУВД на Мороза составили протокол по ст. 23.34 КоАП, в котором было написано, что он среди 30 человек участвовал в шествии с флагом и кричал: «Жыве Беларусь», «Уходи». От побоев ему стало плохо, прямо из РУВД Мороза с ЧМТ увезли на скорой в больницу, где он находился целую неделю. Первый суд над Морозом состоялся 13 января, но тогда дело отправили на доработку. 18 января Виктора Мороза приговорили к 14 суткам ареста за неповиновение милиции, то есть дело переквалифицировали со статьи 23.34 на 23.4 КоАП.

18 января милиция начинает переписывать номера автомобилей жителей Новой Боровой и совершать обходы квартир, записывая личные данные.

24 января, в выходные, неизвестные в масках приехали в квартал Форрест, сняли украшения с установленной там ёлки и забрали из-под нее подарки.

27 января неизвестные в красно-зеленой одежде ходили по улицам Новой Боровой и наклеивали на окна квартир изображения государственного флага.

2 февраля «блогер» Алексей Голиков в эфире собственной рубрики на телеканале СТВ призвал к расправе над оппонентами власти и протестующими: «У меня один вопрос к нашему беларусскому обществу: что еще нужно показать, чтобы при криках «Жыве Беларусь!» в Новой Боровой в дорогие стеклопакеты полетели булыжники? Там каждая квартира стоит 200 тысяч баксов. Что еще нужно вам представить, чтобы при выходе пятерки протестующих с бело-красно-белым флагом вы не поздравили их тысячей снежков? Если вы думаете, что можно спокойно отсидеться в сторонке, а государство руками силовиков загребет этот жар — ошибаетесь. […] Что же делать? Увидел БЧБ-символику — срезал. Увидел несущих негосударственный флаг — позвонил в милицию. Услышал крики «Жыве Беларусь!» — и послал на звук снежок, а лучше сто. … Нам всем надоел этот бардак. Мы можем за одну ночь очистить страну от беспорядка, вражеских символов, и в стране восстановится порядок и мир. Отсидеться и отмолчаться больше не получится».

Что говорят жители Новой Боровой

В районе очень развитое телеграм-сообщество: есть пара общих чатов и десятки секретных чатов домов и дворов. В главном районном канале — около трех тысяч подписчиков. Там публикуются важные новости и анонсы местных мероприятий. В чате при нем — более пяти тысяч человек. А вот в секретные чаты случайные люди не попадают, там жесткая верификация. Об этом нам рассказал администратор одного из таких чатов на условиях анонимности.

В домовых чатах жильцы предупреждают друг друга, если в подъезд приходят силовики. В последнее время сообщений о поквартирных обходах силовиков стало намного больше. Они участились после того, как избили и задержали Виктора Мороза, говорит администратор.

«К нам в чат сейчас приходит очень много сообщений о приходе милиции прямо в квартиры жильцов. Мы стараемся максимально быстро сообщить об этом среди других домовых чатов, чтобы люди понимали, где сейчас ходят милиционеры, и были начеку», — рассказывает собеседник.

«Им остается только что воду нам отключать»

Житель Новой Боровой айтишник Святослав специально снял для нас видео с вечерней перекличкой. Каждый день в 21.00 люди со своих балконов кричат «Жыве Беларусь!» и «Верым, можам, пераможам» — это уже стало традицией.

Слава вспоминает, как с лета жители района часто встречались на местной площади, общались, проводили разные мероприятия, чаепития. В Новую Боровую постоянно, особенно в дни общих встреч, приезжали милиционеры, сотрудники ГАИ, тихари. А в ноябре начались периодические отключения воды. «Аварии» и «профилактические отключения» происходят до сих пор.

Слава связывает отключение воды только с политикой и считает это попыткой запугать район. Но, говорит он, и это, и постоянные приходы милиции во дворы и квартиры не напугали жителей, а, наоборот, разозлили.

«В Новой Боровой очень много несогласных с властью, и большая часть из них готова активно высказывать свою позицию. К тому же практически все люди здесь независимы от государства, в том числе финансово, штрафы могут легко оплачивать, пару недель посидеть — тоже. Обычных рычагов давления на жителей Новой Боровой недостаточно, поэтому им остается только что воду нам отключать», — говорит айтишник.

Практика походов милиции по квартирам, отмечает он, началась в январе. До этого ходили сотрудники МЧС с проверками. Теперь в доме Святослава нет ковриков перед входными дверями: якобы это нарушение пожарной безопасности.

«Буквально позавчера мне позвонили в домофон люди, смотрю по видео, а это милиция. Я поднял домофон, спросил, в чем дело. Они представились, начали спрашивать, кто проживает в квартире, кто прописан. Я резко поинтересовался, к чему эти вопросы. Они ответили, что это какая-то проверка, мне даже показалось, что им самим было неловко звонить по квартирам с таким вопросом, растерялись после моего наезда, запинаться стали. Я и положил трубку, они не перезванивали. 

Соседи говорили, что к ним тоже приходили с такими вопросами, причем люди со званиями. К кому майоры, к кому капитаны, к кому подполковники, причем это не молодые сотрудники, а люди в возрасте. Милиция не только ходит по квартирам, но и переписывают номера машин жильцов каждого дома. Конечно, это напрягает всех и злит.


Машины ГАИ и милиции постоянно патрулируют район. Ездят и просматривают, не повесил ли кто новую символику на окна. Это уже почти привычно. Сейчас на окнах домов в моем квартале БЧБ-флагов практически не осталось, в отличие от того, что было раньше. Кое-где снежинки можно увидеть, но это редкость.

Консолидация района на самом деле впечатляла. Марши собирались большие. Сейчас люди больше разошлись по своим квартирам, периодически кто-то устраивает на площади совместные танцы. Я не думаю, что уличная активность спала из-за того, что людей запугали силовики. Мне кажется, что люди вошли в стадию энергосберегающего режима. Чтобы протестовать столько времени, нужны силы, людям сейчас просто нужен отдых», — резюмирует Святослав.

«Неизвестные в масках закрывают камеру на домофоне пальцем и звонят в квартиры»

Инга живет в Новой Боровой с сентября и очень довольна районом. Но сейчас, говорит, затихла та активность, которая отличала ее от других районов Минска. Девушка интересуется, видели ли мы новость, как неизвестные люди в зеленых спортивных костюмах клеили на окна государственные флаги.

По мнению нашей собеседницы, Новая Боровая особенно злит силовиков из-за закрытых дворов.

«Это существенно усложняет проникновение внутрь для срыва символики. Все действия силовиков сразу попадают в поле зрения, выкладываются в интернет, а это тоже злит. Жители Новой Боровой имеют доступ к камерам наблюдения за дополнительную оплату (ставим приложение на телефон, платим два доллара в месяц и смотрим во все камеры). То есть каждый житель при желании может увидеть, кто, когда и как проник в их двор. В интернете есть несколько видео с камер, как силовики перелазят через забор и срывают символику. Естественно, жильцы Новой Боровой не готовы с этим соглашаться и максимально предают огласке такие вещи», — говорит Инга.

Периодически, рассказывает она, неизвестные в масках закрывают камеру на домофоне пальцем и звонят в квартиры по пятнадцать минут в надежде, что им кто-то здесь откроет. Так звонили и ей.

Инга отмечает, что в Новой Боровой люди готовы защищать свою территорию, поэтому силовики здесь действуют особенно жестко: наталкиваясь на отпор, сразу угрожают оружием. По мнению девушки, все это происходит именно в ее районе не случайно. «Ябатек» там она не видела ни разу.

«Государству кажется, что в Новой Боровой сконцентрировано главное зло.  Просто потому что здесь живут люди, которые умеют адекватно разговаривать и лучше других пользоваться компьютером. Еще и в менеджерах товариществ адекватные люди, которые в состоянии защищать наши права. У нас недавно, когда люди стали жаловаться на незваных гостей (милицию), собрали заявления от жильцов в ЖКХ по поводу выдачи ключей третьим лицам, написали заявления про нарушение прав собственности, передали все это во всевозможные инстанции. Менеджеров товарищества периодически вызывает милиция по поводу БЧБ-символики. Они приходят с адвокатами и по пунктам оспаривают все претензии», — говорит Инга.

При этом девушка отмечает: хотя символики на окнах и активности во дворах стало намного меньше, общее настроение людей не изменилось. Они так же гуляют по улицам, не обращая внимания на патрули, а по вечерам кричат «Жыве Беларусь».

«Ситуация, сложившаяся с августа, касается абсолютно всех, кто не готов молчать и мириться с насилием режима. Я думаю, что гетто делают из всей Беларуси, а не из Новой Боровой», — считает наша собеседница.

«Я в своем дворе нахожусь, что вы от меня хотите? Стреляй!»

Оксана живет в том же дворе квартала Форрест, где 5 января задержали Виктора Мороза. Раньше она не видела особой активности силовиков в своем квартале, а периодически объезжающие район микроавтобусы с омоном стали обыденностью. Но потом случился этот конфликт во дворе.

«В вечер, когда задержали Виктора, я сидела на кухне и пила чай, время было уже позднее. Из окна было непонятно, что происходит. Человек десять без формы перепрыгнули через забор и побежали задерживать наших жителей. Муж показал на потасовку возле светящегося шара. Я открыла окно. Одна девушка кричала: «Я в своем дворе нахожусь, что вы от меня хотите? Стреляй!». Какой-то непонятный мужчина таскал девушку за руку, за пальто. Другой мужчина спрашивал у него: «Кто ты такой? Почему ты меня бьешь и угрожаешь оружием?». Чуть позже выяснилось, что это говорил Виктор. На следующий же день жители нашего квартала сделали коллективное заявление в милицию, что неизвестный угрожал оружием и ударил человека», — рассказывает девушка.

После этого случая силовики стали постоянными гостями в их квартале, говорит Оксана. Патрульная машина по району курсирует постоянно, в выходные их несколько. Периодически вокруг кварталов медленно проезжают «бусики». По вечерам по району гуляют несколько пэпээсников. Начались поквартирные обходы. В домовом чате нервная обстановка, потому что незваные гости появляются в подъездах часто, ходят группами по 2-4 человека.

«Недавно и к нам пришли. Муж тогда забыл тамбур закрыть, отошел в машину на пять минут. В чате дома скинули информацию, что «гости» пришли в наш подъезд. Смотрю в глазок, а они в моем тамбуре стоят. Это были четверо молодых мужчин в форме. В квартиру не пытались попасть, я с ними разговаривала, стоя в дверях. Они представились, сказали, что якобы производят обход по административному участку, собирают данные, кто проживает. Спросила, на основании чего ходят. Назвали какой-то приказ №20 от 2012 года по деятельности участковых. Спрашивали ФИО проживающих, даты рождения, мобильные номера, место работы, наличие транспортного средства. Если честно, я растерялась и все рассказала. Но вообще почти все соседи предпочитают с ними не общаться. Люди переживают, потому что доверия к силовым органам никакого нет. А тут ходят по квартирам и твои данные записывают, как будто мы какие-то СОП или неблагополучные», — возмущается собеседница.

Даже дети из их квартала переживают, когда видят людей в форме, добавляет она.

«В атмосфере, когда в твой закрытый двор могут залезть неизвестные, ударить и угрожать оружием, некомфортно жить. Особенно когда неизвестными оказываются “сотрудники правоохранительных органов”», — говорит Оксана. По ее словам, это и стало причиной снижения активности жителей, а вовсе не изменение их позиции.

«Слишком протестными жители района оказались», — усмехается девушка.

«Консолидация единомышленников на одной территории, которые становятся мощной силой». Урбанисты о том, почему Новая Боровая не нравится властям

О том, почему Новая Боровая стала протестным районом и почему власти превращают ее в оцепленное гетто, Reform.by решил поинтересоваться у экспертов в сфере урбанистики. На наши вопросы ответили Анастасия Гермацкая и Лизавета Чепикова — архитекторы и координаторы проектов Минской урбанистической платформы. На протяжении уже почти семи лет Минская урбанистическая платформа помогает людям с вопросами и проблемами, связанными с городскими пространствами. В минских дворах организация реализовывала проекты, направленные на объединение людей в сообщества и привлечение их «коллективного разума» к поиску решений, активным действиям по проектированию и формированию нового дворового пространства.

Кстати, урбанистки сразу поправили нас из-за употребления слова «гетто», отметив, что в урбанистике так называют социально неблагоприятный район. Впрочем, в отношении к Новой Боровой под «гетто» сейчас имеется в виду скорее «оккупированная», контролируемая территория.

— Новая Боровая, судя по активности силовиков, стала для властей «особо опасным», самым раздражающим районом. Почему так произошло именно с этим районом? Сыграло ли роль то, что здесь особенная городская среда?

Анастасия: Мы с самого начала, с 2014 года, наблюдали за строительством кварталов в Новой Боровой. Эта территория находится за границей Минска, и ее нужно было как-то «продавать». Поэтому застройщик начал делать продукт для людей — с общественными пространствами, облагороженными территориями. И благодаря этому за прошедшие годы в одно место стянулось много людей с похожими ценностями. То есть Новая Боровая сейчас представляет консолидацию единомышленников на одной территории, которые становятся мощной силой и могут чего-то требовать от властей.

Лизавета: Люди приходили не просто за красивой квартирой, они осознанно выбирали определенный стиль жизни. Это был единственный продукт, покупая который, ты понимал, что покупаешь не только квадратные метры квартиры, но и окружающую городскую среду. В Новой Боровой в некоторых кварталах есть общественные площадки, которые стали комфортными пространствами для всех жителей района. Людям есть куда прийти, там они знакомятся, общаются, проводят время. То есть застройщик смог вытащить людей из их квартир. И это хорошо.

— Облагороженная территория влияет на сознание людей?

Анастасия: Когда появляются нормальные общественные пространства, облагороженная территория, это дает стимул людям выйти из своих квартир на улицу. Они общаются друг с другом, появляется доверие. И таким образом люди начинают осознавать свое право на город.

Кстати, огороженные дворы в Новой Боровой не принадлежат застройщику, это все равно общая территория деревни Копище. В Минске невозможно было бы сделать такой двор, потому что по нормативным документам в городе такое очень сложно согласовать. Возможно, эта закрытость, «защищенность» территории кого-то особенно раздражает и провоцирует на применение силы.

Лизавета: Новая Боровая отличается от других районных сообществ тем, что такие места для общения у жителей были с самого начала. И политическая повестка стала триггером для объединения людей. Объединяющие триггеры и раньше были, вспомните, как люди сражались за деревья в Грушевке и отстаивали сквер в Котовке. Это все были и есть негативные кейсы, вокруг которых объединяются заинтересованнае группы людей. Но также важна и позитивная повестка. Облагороженная территория Новой Боровой позволяет людям быть в контакте друг с другом в более спокойные времена. Важно, чтобы в районе было качественное общественное пространство, которое поможет укрепить сообщество.

Анастасия: То есть в Новой Боровой оказались изначально схожие по ценностям и взглядам люди, плюс у них было куда сходить в районе и где общаться друг с другом, и все это уже было до августа. Итог — сейчас они мощная сила, поэтому и оказались под прицелом.

— Вы сказали про осознание права на город. Как думаете, с августа что-то действительно изменилось в сознании беларусов?

Лизавета: Да, изменилось. И сейчас важно донести до людей, что они сами могут законными способами добиться изменений вокруг себя. Не нужно ждать, что кто-то другой, например из городской администрации, что-то будет делать за вас или для вас. Для развития местных связей и понимания того, что у вас есть единомышленники, нужны любые совместные действия соседей. Очень важна видимость того, чего вы смогли добиться вместе. Любые небольшие позитивные изменения придают стимул для последующих действий и объединения большего числа людей.

Анастасия: Мне кажется, что нужно время для более глубоких изменений. Осознание права на город нельзя дать, к нему можно только прийти через усилия и ошибки. У нас было осенью около пяти запросов от дворовых сообществ про то, как изменить двор и что для этого нужно. Проблема в том, что сейчас, чтобы облагородить двор, нужно пройти сложные процедуры. В будущем все архитектурное законодательство и образование нужно будет менять. Вносить изменения в систему управления так, чтобы она развивалась в самоуправление. Благодаря этим шагам мы сможем двигаться в сторону города, который является местом для людей, принадлежит людям.

«Пока люди не научатся дружить с соседями, построить демократическое общество не получится»

Мы также поговорили со специалистом «извне» — российским социальным антропологом и урбанистом Cвятославом Муруновым. Он изучает города и городские пространства, в том числе и в Беларуси. Мурунов, который называет себя «социальным инженером», много лет занимается формированием дворовых сообществ и не раз бывал с лекциями по этой теме в Беларуси. В беседе с Reform.by Святослав признается, что вдохновлен Беларусью и внимательно наблюдает за активными районами Минска, в частности за Новой Боровой.

«Беларусь показала, что сформировалось другое общество, с новыми ценностями. Но власть все еще является пережитком прошлого. Беларусская власть боится таких дворов, как в Новой Боровой. Диктатура боится всего, что не может контролировать. Диктаторы не живут во дворах, диктаторы живут во дворцах. Лукашенко пугает, что люди во дворах договариваются, а если договариваются, значит могут выработать новую стратегию и будут пытаться что-то изменить», — считает урбанист.

По мнению Святослава, только через создание местного самоуправления можно победить автократию, и дворовые сообщества — это то, с чего любая постсоветская страна должна начать путь к демократии. Люди понимают, что во дворе они могут пообщаться и поддержать друг друга.

«Пока люди не научатся дружить с соседями, построить демократическое общество не получится. Вся демократия держится на социальной иерархии разных групп, которые между собой договариваются. С помощью дворовых сообществ люди могут набраться опыта в том, как договариваться друг с другом», — говорит наш собеседник.

Сейчас, полагает он, силовым давлением власть пытается разрушить эти новые сообщества.

«Я видел, как по дворам Минска, особенно в Новой Боровой, ходит милиция, — это очень опасно. Дети, живущие в этих дворах, не чувствуют себя в безопасности. Если человек чувствует себя безопасно только в квартире, у него пропадает желание объединяться. Двор — это маленькое государство, которое помогает детям понять, что люди есть разные, а это помогает в будущем социализироваться в обществе и научиться договариваться с раннего возраста», — объясняет Мурунов.

Революционная ситуация в Беларуси запустила процесс низовой самоорганизации, которая колоссально может изменить страну к лучшему, считает российский специалист.

«Новая Боровая становится институтом, который может быть политической силой и что-то менять в обществе, объединяться с другими районами, вырабатывать стратегии. Государство это видит, и потому бросает много сил на борьбу с ленточками и активностями. Национальная символика — это сигнал, что зарождается новое государство, хочет этого власть или нет. Когда Новая Боровая или какой-то другой район вывешивает флаги, это мощный триггер для действующей власти. Государство понимает, что потеряло людей, и борьба с символами — это единственное, что им остается», — уверен Святослав.

* * *

Понравился материал? Успей обсудить его в комментах паблика Reform.by на Facebook, пока все наши там. Присоединяйся бесплатно к самой быстрорастущей группе реформаторов в Беларуси!

🔥 Подпишитесь на наш Telegram-канал. Только авторские статьи!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: