В Минске завершен первый день суда над журналистками «Белсата»

Главное
Дарья Чульцова и Катерина Бахвалова (Андреева). Фото: Белсат.

(обновлено) В Минске начался суд по делу журналисток «Белсата» Катерины Бахваловой (Андреевой) и Дарьи Чульцовой.

Они были задержаны 15 ноября после стрима с «площади Перемен» в Минске, где в тот день силовики разогнали людей, вышедших протестовать после смерти Романа Бондаренко. С тех пор девушки находились под стражей.

Журналисткам предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них). Им грозит до трех лет лишения свободы. Девушки признаны политзаключенными. Обвинение считает, что их действия также привели к остановке движения городского транспорта. «Минсктранс» заявил об ущербе на 11,5 тыс. рублей.

Судит журналисток судья Фрунзенского района Наталья Бугук.

По информации «Белсата», на судебное заседание пришли мужчины, напоминающие представителей силовых структур — возможно, свидетели. В зал суда допустили родственников обвиняемых, журналистов государственных СМИ, российских СМИ, КП, «Онлайнера», «Нашей нiвы» и «Народной воли». Остальных журналистов независимых изданий, в том числе коллег подсудимых из «Белсата», не пустили, хотя в зале, как сообщают, есть свободные места.

В Минске завершен первый день суда над журналистками "Белсата"
Дарья Чульцова и Катерина Бахвалова (Андреева). Фото: Белсат.

13.00.

Репортажи из зала суда ведут «Наша Ніва» и «Белсат«. На данный момент произошло следующее.

  • Адвокаты Александр Хаецкий и Сергей Зикрацкий ходатайствовали о приобщении к делу схемы движения общественного транспорта, которое, по версии следствие, нарушили их подзащитные, и документы о возмещении ущерба, которого требовал «Минсктранс». Более 11 тысяч рублей Чульцова и Андреева выплатили поровну.
  • Адвокаты ходатайствовали об изменении меры пресечения: заключение под стражу не мотивировано, обвиняемые работающие, несудимые, преступление их относится к категории менее тяжких, заключение в условиях эпидемии угрожает здоровью. Судья отказала. Девушки остаются под стражей.
  • Прокурор Алина Касьянчик зачитала обвинение. Согласно ему, девушки 15 ноября, находясь по адресу Сморговский тракт 1, по предварительному сговору, из корыстных побуждений, имея умысел, совершили действия, направленные на организацию действий, грубо нарушающих общественный порядок, сопряженных с неповиновением милиции и повлекших нарушение работы транспорта. А именно — вели трансляцию, совершая преступление с помощью мобильных телефонов, видеокамер, штатива и жилетов с надписью «Пресса». Своим прямым эфиром они, говорится в обвинении, «путем озвучивания информации»  осуществили «сбор активных участников, грубо нарушающих общественный порядок» для создания массовости при противостоянии милиции. В эфире озвучивали информацию о задержаниях, использовании спецсредств, озвучивали информацию с деструктивных телеграм-каналов. При этом Андреева в стриме «давала положительную оценку» событиям, чем, как считает обвинение, призывала людей участвовать в несанкционированной акции.
  • Катерина Андреева и Дарья Чульцова не признали вину в полном объеме.
  • Начался допрос свидетелей. Первый — пожилой мужчина, живущий в доме на «площади Перемен». Он рассказал, что три часа наблюдал события из окна, видел, что не ходит 18-й автобус, видел, что из какой-то машины «координировали протестующих». Андрееву и Чульцову он не видел.
  • Второй свидетель — Елена Дедюль, которая была в тот день в гостях в квартире, где задержали журналисток. Говорит, наблюдала события, люди на улице вели себя мирно, скандировали лозунги. Свидетель говорит, что журналистки снимали из окна. Андреева попросила у нее телефон позвонить мужу, так как телефон журналистки не работал. Свидетель заявила, что не слышала от обеих журналисток каких-либо призывов. Задерживать журналисток в квартиру пришли люди, которые не назвались. Перед этим они 20 минут стучали в двери, напугав внутри и взрослых, и детей, говорит женщина. Затем двери взломали, журналисток вывели, в квартире провели обыск
  • Третий свидетель — хозяйка квартиры Лилия Мороз. Говорит, была в квартире с мужем и детьми. Кто-то позвонил ее мужу и попросил пустить в квартиру людей, чтобы поснимать из окна, муж не знал, кто именно придет. Они с мужем согласились, пришли Андреева и Чульцова. Свидетель видела у девушек камеру и «мохнатый» микрофон, на остальное не обратила внимание. Говорит, они все время вели стрим у окна, один раз вышли, вскоре вернулись. При этом женщина слышала в их разговоре только описание событий на улице, призывов не слышала. Около 17 часов в двери стали стучать, потом, когда хозяйка уже хотела открыть, двери взломали. Вошли неизвестные в черных масках. После этого у женщины случился гипертонический криз, что было дальше, она не помнит.

15.30.

В суде был перерыв с 13 до 14 часов. После этого возобновились допросы свидетелей. В зале есть не менее десятка свободных мест, но всех желающих все равно не пускают.

  • Дмитрий Мороз, хозяин квартиры, откуда велся стрим, рассказал: ему в 11 часов позвонил мужчина, назвался редактором Юрием и попросил пустить в квартиру двух журналисток, чтобы снимать из окна. Дмитрий согласился. В 12.00 девушки позвонили в домофон и пришли в квартиру, пошли к окну. У них была жилетка с надписью «Пресса». Далее девушки стояли у окна и снимали, говорили что-то в микрофон и друг другу, он не прислушивался. Был момент, когда Катерина и Дарья вышли из квартиры с камерой и вернулись примерно через полчаса.

Сам Дмитрий видел из окна, как собираются люди, при этом сначала еще ходил общественный транспорт, а уже около 16 часов люди начали выходить на проезжую часть. На месте были силовики. В какой-то момент они стали забрасывать людей светошумовыми гранатами, люди стали отступать.

Затем силовики пришли в квартиру Дмитрия. Он описал то, что уже рассказывала его жена. Журналисток увели, в квартире остались их вещи. Силовики провели обыск, изъяли в квартиревсю цифровую технику — компьютеры, телефоны, фотоаппараты, флэшки.

Дмитрий Мороз подчеркнул, что не заметил никаких противоправных действий со стороны Андреевой и Чульцовой, иначе попросил бы их уйти.

  • Допрос свидетеля Романа Прановича — начальника управления «Минсктранса». Он представляет интересы предприятия по гражданскому иску. Пранович говорит, что обвиняемых раньше не видел. Он рассказывает, что 15 ноября было нарушено движение общественного транспорта в районе акции протеста, при этом милиция движение не перекрывала.

В обвинении, напомним, указано, что было заблокировано 13 автобусных маршрутов, три троллейбусных и три трамвайных. Пранович на вопрос судьи отвечает, что не все маршруты проходят по Червякова, но все — в этом районе, а блокировка одной улицы приводит к заторам на соседних. На вопрос адвоката, почему свидетель считает, что причиной нарушения работы транспорта стали действия протестующих, Пранович ответить не смог. Он также сказал, что ему неизвестно, кто конкретно перекрыл движение.

Адвокат спросил, сколько и каких именно маршрутов на какое время было остановлено. Однако судья сняла вопрос. Тогда адвокат спросил, кто может это прояснить. Пранович ответил: любой человек с доступом к системе навигации, даже он сам, но нужен запрос. «Какой запрос?» — спросил адвокат. Судья заявила, что вопрос снимается как «не имеющий отношения к уголовному делу».

Гособвинитель озвучила исковое заявление о возмещении ущерба. Представитель «Минсктранса» Пранович утверждает, что сумма ущерба — 11562 рубля — рассчитана правильно (как говорилось выше, обвиняемые уже выплатили эти деньги). Пранович заявил, что поддерживает иск в полном объеме.

17.00.

  • В суде допросили мужа Катерины Андреевой, журналиста Игоря Ильяша. Он свидетель по делу.

Ильяш, отвечая на вопросы судьи, рассказал, что жена 15 ноября собиралась вести прямой репортаж с площади Перемен — такое задание ей дала редакция. На вопрос, где и в какой форме зафиксировано задание, он ответил, что «Белсат» — не военное ведомство и не должен все фиксировать, задание может быть на словах, и им не отдают приказы, действия журналиста могут изменяться по ситуации.

Прокурор расспрашивала свидетеля о их жизни с Катериной, дате свадьбы, семейном доходе и работе. Ильяш подтвердил, что «Белсат» как СМИ зарегистрирован в Польше, и Катерина (как и он сам и другие работники канала) не имела аккредитации для работы в Беларуси. Однако, подчеркнул он, по законодательству это лишь административное правонарушение.

Ильяш подтвердил, что жена звонила ему 15 ноября и говорила, что «они уже за дверями» (силовики) и ее сейчас, наверно, задержат, звонок был очень коротким. Прокурор спросила: «Жена объяснила вам, что она нарушает закон?». Игорь в ответ заявил: Катерина не совершала противозаконных действий, а исполняла свои журналистские обязанности, что десятки тысяч людей видели онлайн».


Также Ильяш рассказал, что у него дома после задержания жены провели обыск, при этом была изъята вся его личная техника. В ответ судья поинтересовалась, когда покупалась техника, до или во время брака, и был ли у мужа и жены брачный контракт (не было).

Судья также задала свидетелю вопрос, допустимо ли журналисту нарушать закон или призывать к нарушению законодательства. Ильяш удивился и заявил, что это недопустимо для всех граждан Беларуси.

  • Суд перешел к допросу обвиняемой Дарьи Чульцовой. Дарья отказалась давать показания.

Тогда судья зачитала ее заявление. В нем Дарья говорит, что ничего не нарушала сама и не подстрекала других, не призывала к незаконным действиям, ничего не организовывала. Она заявила, что в материалах дела нет никаких доказательств ее вины. При этом девушка подчеркнула, что согласие выплатить деньги по иску «Минсктранса» с ее стороны не является признанием вины.

Также были зачитаны показания Чульцовой на допросе 16 ноября (на следующий день после задержания). Она рассказывала о том, что делала 15 ноября. Утром купила батарейки в магазине, затем на такси поехала с Андреевой на площадь Перемен, чтобы вести репортаж. В квартире и во дворе только снимала видео, порядок не нарушала, не имеет отношения к блокировке дорог и любым другим незаконным действиям.

  • Суд перешел к допросу обвиняемой Катерины Андреевой. Девушка заявила, что не нарушала закон, и рассказала об угрозах силовиков. Читайте подробности здесь.

Андреева, как и Чульцова, подчеркнула, что не признает исковые требования «Минсктранса».

  • После допроса обвиняемых в суд пришел еще один свидетель — таксист, который вез девушек. Он заявил, что был знаком с Андреевой и Чульцовой с августа как с клиентками — иногда возил их, но не состоял с ними ни в каких отношениях. Где они работают, он не знад. Таксист не смог вспомнить дату последней поездки — 15 ноября. Сказал, что привез их в район мемориала на улице Червякова. По дороге он с девушками не говорил и не помнит, о чем они говорили между собой. Таксист также отметил, что не видел людей на проезжей части.

После этого в суде был объявлен перерыв до 14.30 16 февраля. Тот самый стрим, который вели девушки и на котором строится все обвинение, в суде так и не показали, и до сих пор неизвестно, что именно из слов девушек в стриме следствие сочло координацией протестующих и призывами на несанкционированную акцию. Адвокат Дарьи Чульцовой сообщил, что будет заявлять ходатайство о просмотре стрима на заседании. В ответ судья сказала адвокатам готовиться к прениям сторон (это практически последняя стадия судебного процесса). Так что будет ли просмотрен эфир Андреевой и Чульцовой, пока неизвестно.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Последние новости


🔥 Подпишитесь на наш Telegram-канал. Только авторские статьи!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: