«Зарплаты в конвертах» — о чем умалчивает пропаганда и что такое ФСЗН

Мнение

В последний месяц власти активно стали форсить тему «зарплат в конвертах» и грозить ужесточением наказания за серые зарплатные схемы. Дискуссией это назвать нельзя, потому что аргументы в стиле «зажрались ипешнички» больше походят на пропаганду и разжигание социальной розни.

Вот и официальный печатный орган Администрации президента с помощью аналитика Алексея Авдонина как бы говорит нам всем, что «наличные деньги в фирме — это всегда на грани уголовной ответственности» и вообще всех надо посадить за махинации. Все у Алексея, судя по биографии, не проработавшего в бизнесе ни дня, ловко выходит: придавим частников, зажмем хождение наличных, прикроем схемы с ИП — профит.

Знает Алексей и о выплатах в ФСЗН (фонд социальной защиты населения), из-за которых все эти схемы с серыми зарплатами и появляются. Даже цифру озвучил — 35% +1%, благо, что закончил экономический факультет БГУ.

В той же статье заместитель министра по налогам и сборам Владимир Муквич назвал ежегодные потери экономики от зарплат в конвертах — от 10 до 30% ВВП.

Там вообще много всего, посмотрите, программный текст. Нет только одного — разбора причин.

О проблеме неадекватного размера социальных выплат, которые вынимаются из зарплат беларусов, хорошо известно. Дискуссию о снижении социального «налога» сами чиновники начали давно, в 2011 году с предложением снизить отчисления в ФСЗН выступило Минэкономики, в 2018-м дискуссия разгорелась с новой силой. За снижение были даже налоговики и Минфин. И аргументы правильные звучали: «проигрываем нашим партнерам по евразийскому пространству».

Остроту проблемы десятилетиями удавалось сбить то льготами (как это было с работниками ПВТ), то минимизацией выплат (как было с ИП), то снижением давления контролирующих органов. Кажется, большинству крупных госпредприятий на отчисления ФСЗН вообще наплевать — у них фонд оплаты труда составляет ничтожные проценты по сравнению с основными фондами и прочей активностью, генерирующей убытки. В конце концов, всегда можно попросить денег у правительства или простить долги. Поэтому лоббировать снижение социальных отчислений они не будут.

Огромный «социальный налог» бьет в первую очередь по новой экономике, где добавленная стоимость создается интеллектуальным трудом работников. Именно для таких предприятий, где основные расходы — это зарплаты, налоговая нагрузка становится не просто большой, а непомерной. Неудивительно, что именно такой бизнес пытается использовать разные схемы, чтобы работать эффективно. В итоге деформируются целые отрасли экономики, ФСЗН недополучает огромные суммы, работники лишаются возможности легализовать свои доходы, блокируются нормальные пути развития кредитования и многое другое. Это как онкология.

Знает о проблеме с ФСЗН и вышеупомянутый замминистра Владимир Муквич.

«Отчисления в ­ФСЗН большие? Один маленький вопрос тем, кто предлагает их сократить: вы готовы объяснить это пенсионерам? Они в чем-то виноваты? Сначала нужно выполнить обязательства, а потом думать, как и какую налоговую нагрузку уменьшать. Уверен, если бы все плательщики полностью платили налоги, появилась бы возможность снижать ставки», — заявил он в комментарии «СБ».

Понимаете? Сначала мы вас разденем, угробим бизнес, а потом подумаем.

Последние 20 лет Александр Лукашенко говорит о необходимости равных условий для российских и беларусских субъектов хозяйствования. «Дайте газу», — звучит рефреном все эти годы. А может быть начать с уравнивания налоговой нагрузки? Тот же социальный налог в России всего 30%.

***

Мнения и оценки автора материала могут не совпадать с мнением редакции Reform.by.

***

Понравился материал? Успей обсудить его в комментах паблика Reform.by на Facebook, пока все наши там. Присоединяйся бесплатно к самой быстрорастущей группе реформаторов в Беларуси!

🔥 Читайте нас в Twitter!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: