«То, что осталось — уже большое слово»: в Минске открылась выставка-оммаж художнику Захару Кудину

Главное

27 марта в ZAL#2 во Дворце искусств начала работу выставка, посвященная беларусскому художнику Захару Кудину. Жест уважения — оммаж — так обозначают ее кураторы — является первой частью большого проекта о ярком авторе, который ушел из жизни полтора года назад.

Надо отдать должное кураторской группе — в беларусской среде, где культурное и художественное наследие сохраняется по остаточному принципу, подобные проекты, посвященные памяти художников, — дают мощный импульс. Ольга Мжельская, Ирина Кондратенко, Илона Дергач в сложившихся непростых обстоятельствах объединили свои усилия, и на волонтерских началах сделали выставку-оммаж, я бы сказала, выставку-поступок, предложив коллегам ушедшего художника Захара Кудина высказаться о его творчестве и судьбе, и напомнить Минску о том, кого же мы потеряли.

Пространство выставки. Фото: Дарья Амелькович.

Необходимое интро. Музыкант, скульптор, живописец и минчанин Захар Кудин для беларусского художественного пространства был одним из самых неординарных художников. Трагическая смерть молодого человека в 2019 году стала для культурного сообщества потрясением, обнажив известные проблемы реализации творческого человека в Беларуси. Возможно ли художнику зарабатывать на жизнь в нашей стране? Насколько локальная художественная среда, а вернее ее отсутствие, способно в самом деле «убивать» творческих людей, лишая их веры в лучшее? Смерть Захара Кудина стала настоящим ударом по многим: потому как уход яркого, молодого, талантливого автора, — это невосполнимая потеря и в контексте художественного пространства. Оно обеднело на еще одного творца.

Зная этот контекст, и в целом, творчество Захара Кудина, выставка-оммаж становится своеобразным ответом на болезненные вопросы (нашей реальности). Солидарность и поддержка друг друга — как ответ одиночеству и равнодушию. Собственное горение — как ответ пустоте. Кураторская группа постаралась соединить в выставочном пространстве несколько линий, «предоставляя слово» и самому Захару — на выставке демонстрируются его ранние работы, так и его окружению, «коллегам по цеху» самых разных возрастов и стилей. И те, кто знал художника, и те, кто открыл для себя создателя «нейро-арта» через его работы, — все могли высказаться без концептуальных ограничений.

Пространство выставки. Фото: Дарья Амелькович.

Нам хотелось, чтобы в предложенной теме все объединились, и не было никаких иерархий, — поясняет подход кураторской группы сокуратор выставки Ольга Мжельская. — Уход Захара был большим потрясением для всех, и нам показалось важным, чтобы арт-сообщество получило возможность высказаться. Также мы хотели, чтобы и массовый зритель мог увидеть как творчество Захара повлияло на молодых художников и художниц. И как сами художники относятся к судьбе Захара, в целом к судьбе художника, как рефлексируют на эту тему.

Как итог, в экспозиции представлены работы более сорока авторов. Наследие самого Захара Кудина заявлено восемью картинами — это работы 2007-2009 годов.

Думаю, что Захар для нас, нашего пространства — очень значительный художник, — прокомментировал творчество коллеги по просьбе обозревателя Reform.by беларусский живописец-неоэкспрессионист Игорь Тишин. — Я был как-то на одной выставке в Швейцарии, и там отслеживалась линия живописи, которая выстраивалась в европейском искусстве. Скажем, Тициан, Рембрандт, Сутин, потом Бэкон, потом Кунинг, и так далее. Не зря работы Захара, которые есть на выставке, сделаны под сильным влиянием Хаима Сутина. Мне кажется, что Захар как-то вписывался в эту линию живописи, о которой я упомянул. Очень жаль, что так все произошло. Если бы он подождал какое-то время, думаю, для него наступили бы лучшие времена. Но то, что осталось, то, что есть — это уже большое слово.

Захар Кудин «Городской пейзаж». Фото: Дарья Амелькович.

Ольге Мжельской говорить на тему ухода Захара Кудина и его художественного потенциала откровенно тяжело.

Почему изначально вся эта история для меня очень горькая, — отмечает она, — потому что мне всегда было очевидно насколько это сильный и самобытный художник. И сейчас, когда работаем с этим проектом, мы постоянно ведем с Захаром внутренний разговор. В какой-то степени это дико, больно, а с другой — это очень сильно обогащает и дает возможность продолжать нашу дружбу и наше сотрудничество. Мы видели многие работы художника, но не все. Захар оставил после себя просто огромное наследие: живопись, графику, скульптуру. За этот год мы планируем все посмотреть, отсортировать, как-то структурировать по периодам. И да, это выставка — начало осмысления личности и творчества Захара. Осенью мы планируем сделать большой выставочный проект на трех площадках, где будут уже представлены только его работы.

Вероника Рокашевич «AIDA». Фото: Дарья Амелькович.

Одним из главных героев документального фильма «Чистое искусство» режиссера Максима Шведа является Захар Кудин. Кинематографист и фотограф, которого с художником связывают дружеские отношения, согласился поделиться своими переживаниями и мыслями о личности друга.

Моя картина — только отчасти может быть фильмом про Захара, — подчеркивает Максим Швед. — После того, как Захар ушел, мне стало еще сложнее говорить, что это фильм не совсем про него, а шире — про Минск, атмосферу города. Потому что начинаешь смотреть на человека и на его историю. Да, несомненно, своим уходом он изменил мой фильм. Но Захар однозначно заслуживает отдельной картины — именно про него — как художника, человека, про его взгляд и судьбу. Я все это время думаю о том, как бы он посмотрел на те события, которые произошли в нашей стране. Как бы на это отреагировал? Мне кажется, что он был бы вдохновлен, может быть, даже очарован, его бы это двигало вперед.

Bazinato «Одиночество». Фото: Дарья Амелькович.

Благодаря Захару, признается Максим, он стал больше понимать мир искусства.

Мне сложно по-прежнему оценивать работы многих авторов, — признается кинематографист. — Но теперь я лучше понимаю как художники смотрят на мир. Это помогает мне делать шаги навстречу их искусству.

Захар, быть может, обиделся бы, но его работы меня интересуют как продолжение его личности. Я ценил его, в первую очередь, как человека. Он был человеком со своей уникальной безуминкой, — такие люди мне интересны. Хотелось, чтобы он был в твоем пространстве.

Он умел удивлять.Таких людей, особенно с возрастом, становится все меньше.

Захар Кудин «Автопортрет». Фото: Дарья Амелькович.

Выстака-оммаж художнику Захару Кудину продлится в ZAL#2 до 11 апреля.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Последние новости


🔥 Подпишитесь на наш Telegram-канал. Только авторские статьи!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: