Алесь Алехнович: почему Новой Беларуси нужны экономические реформы

Мнение
Фото: @vegfrt, unsplash.com

27 лет назад беларусы сделали историческую ошибку – избрали человека, который пообещал возвращение в СССР. С тех пор мы слышим от него: «Я свою страну за цивилизованным миром не поведу». А ещё он постоянно говорит, что нам не надо никаких реформ, нам лишь бы сохранить то, что есть. И что стабильность — это то, что нам нужно. Но вот нелояльный частный бизнес после последних выборов он пообещал «вырезать каленым железом». Впрочем, отношение нынешней власти к бизнесу всегда было не очень дружелюбным и подозрительным.

К каким результатам привела такая политика за 27 лет?

Я поясню это на примере Беларуси и Польши. Той самой страны, о которой в СССР говорили: курица не птица, Польша не заграница. 30 лет назад Беларусь и Польша были близки по уровню социально-экономического развития. Согласно некоторым показателям (в том числе ВВП, потреблению домохозяйств, количеству предоставляемых медицинских услуг, индексу развития человеческого потенциала публикуемого ООН), в конце 1980-х беларусская экономика была даже более успешной, чем польская. Однако с началом 1990-х страны избрали полностью противоположные модели трансформации. Польская экономика быстро приблизилась к рыночной и сегодня считается одной из самых реформированных и успешных среди постсоциалистических стран. В то время как беларусская экономика наоборот всё время была и остаётся наименее реформированной экономикой в Европе (согласно данным Европейского банка реконструкции и развития).

Чтобы не было упрёков, что я сравниваю Беларусь только с Польшей, с успешным примером экономической трансформации, приведу также сравнение с Украиной – самым худшим примером экономической трансформации последних 30 лет, если оценивать по объёму ВВП на человека теперь и в 1990 году.

Во-первых, начну с зарплат. В январе 2021-го средняя месячная зарплата в Беларуси (до уплаты налогов) составила 1290 рублей, либо 503 доллара. Помните, ещё в 2006 г. тогдашний руководитель Беларуси пообещал заработок в 500 долларов до конца пятилетки, то есть на конец 2010 года. Прошло уже 15 лет, а беларусы до сих пор топчутся вокруг этой цифры. И каждый раз, когда кое-как удаётся приблизиться к этой заветной планке, происходит экономический кризис, который отбрасывает наши заработки назад. Потому что беларусская экономика с большим и неконкурентоспособным госсектором не может поддерживать такой уровень зарплат. Так было после девальвации в 2009 году, трёхкратного обвала рубля в 2011 году, валютного кризиса конца 2014-го, а также рецессии 2020-м. При этом 500 долларов в 2021-м имеют существенно меньшую платёжную способность, чем в 2006-м.

Рисунок 1. Номинальная начисленная средняя месячная зарплата работников в Беларуси в долларах
Источник: Белстат; НБРБ (среднемесячный официальный курс беларусского рубля, рассчитанный как средняя геометрическая величина).

Для сравнения, в Польше средняя месячная зарплата в январе 2021 года составила 1484 доллара – в три раза больше, чем в Беларуси. К слову, по уровню зарплат Украина уже практически догнала Беларусь. В Украине зарплаты в январе составили 437 долларов, а в феврале 450 долларов (при этом в Беларуси средняя зарплата наоборот упала в феврале до 491 доллара). Ещё в этом году по средней зарплате обогнать Беларусь сможет не только Украина, но и Молдова (495 долларов в 4 квартале 2020 г.), тогда Беларусь станет самой бедной страной по уровню средних зарплат в Европе.

Хорошо, это средний заработок, а что с минимальной зарплатой? В регионах зарплата зачастую ближе к минимальной, нежели к средней. Минималка в Беларуси с 1 января 2021 года составляет 400 рублей, либо 156 доллара, согласно среднемесячному курсу в январе. А в Польше почти в пять раз больше – 751 доллар, также по курсу в январе. Кстати, минималка в Украине с 1 января 2021 выросла до 6 000 гривен, это 213 долларов по курсу в январе. С 2014 года минималка у наших южных соседей номинально выросла в пять раз, а в долларовом эквиваленте в полтора раза – со 145 долларов в январе 2014-го. За это же время минималка в Беларуси в долларовом эквиваленте сократилась – на 7% по сравнению с январем 2014 года (174 доллара). Аналогично, как и в случае со средней зарплатой, можно говорить об упущенном десятилетии в Беларуси, так как минималка в долларовом эквиваленте осталась на уровне января 2011-го (153 доллара).

Интересно, как долго ещё беларусская госпропаганда будет спрашивать: «хотите, чтобы было как на Украине?» и хвалиться якобы социальной ориентированностью беларусской экономики? Украинская экономика, даже несмотря на войну, на все пороки олигархии и другие проблемы, в последние годы развивается, а у нас стагнация продолжается уже десять лет. За это время Беларусь уже стала страной с наименьшей минимальной зарплатой в Европе.

Рисунок 2. Минимальная средняя месячная зарплата на 1 января 2021 г. в евро

Источник: en.wikipedia.org

Тогда, может, по крайней мере, пенсионеры в Беларуси хорошо живут? Учитывая последнее повышение пенсий в Беларуси, с февраля 2021 года средний размер пенсии по возрасту составляет 513 рублей, это 197 долларов (по курсу в феврале), тогда как в Польше 681 доллар (в декабре 2020 г., по декабрьскому курсу), почти в три с половиной раза больше. Аналогично и с минимальной пенсией. С февраля 2021-го пенсионер в Беларуси получает минимум 274 рубля (вместе с доплатами), это 105 долларов, а в Польше 323 доллара. И таких там немного – всего 5% от пенсионеров.

Можно ещё сравнить размер стипендий, пособия по безработице и прочие социальные выплаты и доходы. Но это не изменит общего фона, Беларусь очень сильно отстаёт по доходам от Польши и становится одной из беднейших стран Европы.

Во-вторых, давайте посмотрим на стоимость жизни. Наверное, кто-то может возразить, что в Беларуси она значительно ниже, чем в Польше. Но эта неправда!

  • Если бы было так, то беларусы не приезжали бы в Польшу для покупки одежды, обуви, стирального порошка, электроники, бижутерии и многих других товаров.
  • Если бы было так, то беларусы не пользовались бы варшавским аэропортом для иностранных перелётов.
  • Если бы было так, подержанная машина в Беларуси должна была стоить дешевле, чем в Польше. Но это не так.
  • Если бы было так, то ипотечный кредит на квартиру в Беларуси был бы дешёвым и легкодоступным. Но это не так. Процентные ставки по (не льготным) кредитам свыше 10%, тогда как в Польше — 2%.

Отсутствие реформ имеет политические, экономические и социальные последствия

Во-первых, белорусы хотят жить в демократической стране. В мире нет демократий, где экономика находится под доминирующим контролем государства. Но есть авторитарные страны, где сохраняется либеральная экономика и крупный частный сектор. Лучший пример — Китай. Следовательно, рыночная экономика сама по себе не является панацеей для построения демократии. Но если мы хотим жить в свободной стране, то невозможно обойтись без увеличения доли частного сектора в экономике и институциональных реформ (таких как независимая судебная система, изменение роли государства в экономическом развитии, создание равных и благоприятных условий хозяйствования для всех предприятий вне зависимости от формы собственности, размера или отрасли, реформы сектора госпредприятий и повышения эффективности системы социальной защиты). Более подробно про видение нужных Беларуси структурных реформ можно прочитать в «Открытом письме экономистов к общественности Беларуси» (https://beleconomy.com/).

Во-вторых, беларусская экономика за последние десять лет практически перестала расти. Внутренний потенциал экономики в ее нынешнем состоянии очень низок, а внешние условия для Беларуси неблагоприятны (стагнация в России, налоговый манёвр в нефтяной отрасли в России, экономические санкции против режима). В 2011-2020 гг. беларусская экономика росла в среднем на 0,9% в год (в сопоставимых ценах), в 3-4 раза медленнее, чем мировая. Для сравнения, Польша росла на 3,0% ежегодно. И прогнозы на среднесрочную перспективу остаются не в пользу Беларуси. Перспективы экономического роста в нашей стране остаются наихудшими в регионе.

Хуже того, даже этот мизерный экономический рост неустойчив.

Кратковременные периоды медленного роста чередуются с экономическими кризисами. За последние десять лет Беларусь пережила три кризиса: трёхкратное обесценение белорусского рубля в 2011 году; валютный кризис конца 2014-го и рецессия 2015-2016 годов; а также рецессия 2020-го.

В-третьих, отсутствие реформ имеет экономические и социальные последствия. Пропаганда пугает беларусов, что реформы приведут к безработице и ликвидации госпредприятий. Это обман! Напротив, без экономических реформ Беларусь ожидает деградация. Посмотрите, что происходит с нашими промышленными гигантами (данные за разные годы, так как в открытом доступе не всегда имеются за более длительный период времени):

  • В 2006 г. на «Могилевхимволокно» работало 11 233 человек, а в 2019 г. всего 5 684 – сокращение на 49% за 13 лет.
  • В 2010 г. на МАЗе работало 23 787 человек, а в 2020 г. всего 13 759 чел – сокращение на 42% за 10 лет.
  • В 2010 г. на МАПИД работало 8 563 человек, а в 2020 г. всего 5 431 – сокращение на 37% за 10 лет.
  • В 2008 г. на «Белшине» работало 14 065 человек, а в 2019 г. всего 8 967 – сокращение на 36% за 11 лет.
  • В 2009 г. на ММЗ работало 6 644 человек, а в 2020 г. всего 4 231 – сокращение на 36% за 11 лет.
  • В 2014 г. на Гомельском заводе литья и нормалей работало 4 422 человек, а в 2020 г. всего 2 994 – сокращение на 32% за 6 лет.
  • В 2010 г. на «Интеграле» работало 6 142 человек, а в 2019 г. всего 4 843 – сокращение на 21% за 9 лет.
  • В 2015 г. на МЗКТ работало 5 281 человек, а в 2020 г. всего 4 234 – сокращение на 20% за 5 лет.
  • В 2010 г. на «Нафтане» работало 12 362 человек, а в 2019 г. всего 10 034 – сокращение на 19% за 9 лет.
  • В 2014 г. на МТЗ работало 18 840 человек, а в 2019 г. всего 15 753 – сокращение на 16% за 5 лет.
  • В 2010 г. на «Беларуськалии» работало 18 444 человек, а в 2019 г. всего 16 527 – сокращение на 10% за 9 лет.
  • В 2012 г. на БМЗ работало 11 674 человек, а в 2020 г. всего 10 725 – сокращение на 8% за 8 лет.

Это лишь несколько примеров разрушения белорусских крупных госпредприятий при нынешней власти. Хотя наши заводы имели возможность наладить хорошее сотрудничество с промышленными лидерами как с Запада, так и с Востока. Но для сегодняшнего правительства важнее держать предприятия и их коллективы под контролем, чем дать им возможность развиваться.

Есть, конечно, и положительные примеры, когда на отдельных крупных госпредприятиях число занятых за последние годы увеличилось, например, Мозырский НПЗ, «Гродно Азот», «Могилевлифтмаш». Но в целом ситуация на госпредприятиях весьма удручающая. По расчётам исследовательского центра ИПМ, за восемь лет с 2012 по 2020 год среднесписочная численность работников на коммерческих предприятиях с любой долей государства сократилась на 477 тысяч человек (-28%) до 1,24 млн. Занятость в бюджетной сфере тоже сократилась, но меньше – на 40 тысяч человек (-3%) до 1,11 млн. А вот на частных предприятиях численность работников выросла на 220 тысяч. (+13%) до 1,95 млн человек. Государство уже давно перестало быть «нанимателем последней инстанции» и впредь не в состоянии поддерживать высокую занятость в госсекторе.

Без экономических реформ мы не сможем жить в свободной и успешной стране, которой люди будут гордиться, и перестанут массово уезжать за границу, чтобы там реализовать свой потенциал. Потому не бойтесь перемен. Без них у нас не будет будущего, а будет деградация, которую «власти» фальшиво называют стабильностью.


Алесь Алехнович, представитель по экономическим реформам Светланы Тихановской; вице-президент исследовательского центра CASE Belarus

***

Мнения и оценки автора материала могут не совпадать с мнением редакции Reform.by.

***

Понравился материал? Обсуди его в комментах сообщества Reform.by на Facebook!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Последние новости


🔥 Подпишитесь на наш Telegram-канал. Только авторские статьи!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: