По стечению обстоятельств (дистопия беларусско-литовских отношений)

Мнение
Витис Юрконис. Фото: из личного архива.

Это могло бы стать историей о прекрасном добрососедстве Беларуси и Литвы. Об исторических связях, которые стали бы эпицентром двусторонних отношений в 2019-м во время процесса перезахоронения останков Кастуся Калиновского и других участников восстания 1863-64 годов.

Это могла быть история об экономическом сотрудничестве, которое, несмотря на все взлёты и падения, было более менее стабильным, но рвануло вверх после заключения многочисленных соглашений во время ежегодной встречи беларусских и литовских промышленников. Премьер-министры обоих стран поставили своей целью нарастить масштаб нефтяного и газового транзита, чтобы обеспечить диверсификацию поставок энергоносителей в Беларусь. Литва, которая всегда была в первой пятёрке торговых партнеров Беларуси среди стран ЕС, вышла на второе место, разделив его с Польшей, уступая лишь Германии – крупнейшей экономике Европы. Даже разногласия по поводу Островецкой АЭС, казалось, близки к разрешению после того, как Тесла проявила интерес к изучению возможности постройки гигафабрики в Игналине.

Это могла быть история о развитии туристского сектора, когда в формате Люблинской Четверки (включая Варшаву и Киев) при поддержке Европейского Банка Реконструкции и Развития а также Всемирной Туристской Организации ООН было принято решения создать совместное Балтийско-Черноморское туристское пространство.

Это могла быть история о процветающем сотрудничестве в IT-секторе, в которой «Go Vilnius» и «Парк высоких технологий» договорились создать «Технологический Кластер Великого Княжества», и требовали от своих правительств улучшения отношений и укрепления связей между Вильнюсом и Минском. Инвестиции в этот технологический кластер привели к запуску высокоскоростного экспресса «Города-близнецы» между Вильнюсом и Минском, а также запуску пилотного безвизового режима между Литвой и Беларусью. Стагнирующий инновационный центр «Сколково» и компании, бегущие от Брексита, увидели в новом кластере потенциал для создания восточноевропейской Силиконовой Долины. Официальный Минск торжественно заявляет, что «Технологический Кластер Великого Княжества» – это мост, который соединяет Евразийский и Европейский Союзы, укрепляет партнерство, улучшает технологии, но, прежде всего, соединяет людей.

Но ничего этого не произошло. Не при Лукашенко

Было много возможностей показать хотя бы какой-то признак доброй воли, чтобы приблизиться на дюйм (не говоря уже о том, чтобы пройти милю) к взаимоинтересным и взаимовыгодным отношениям. Такое сотрудничество требует доверия и ответственности, требует видения, креативности и идей, в общем – всех тех качеств, которых беларусскому режиму всегда не хватало, так как для выуживания «легких» денег из Кремля их и не требуется.

Долгое сидение на игле российских субсидий, превращение своей страны в политический Донбасс, где почти невозможен никакой обмен идеями (включая критику), чревато появлением лени и утратой политического чутья.

В Литве были серьезные ожидания относительно возможного разворота Минска в 2009-2010 годах. Вильнюс даже стал флагманом в продвижении диалога между ЕС и Беларусью. Эта иллюзия была разрушена брутальными репрессиями, которые начались в декабре 2010 года. С тех пор Вильнюс был гораздо осторожнее, пытаясь быть в ЕС голосом разума относительно Беларуси. Да, бизнес лоббировал снятие санкций. Да, произошла трагическая ошибка, в результате которой данные о банковских счетах правозащитника Алеся Беляцкого были переданы беларусским властям. Но, тем не менее, доверие между Минском и Вильнюсом не было восстановлено. Как не было продемонстрировано ни единого признака хоть какого-нибудь шага доброй воли со стороны Беларуси. Официальный Минск, конечно же, делал все возможное, чтобы представить Литву «страной одной проблемы», пытаясь доказать, что Островецкая АЭС – единственная причина литовской критики в адрес Минска. Это далеко от правды.

Литва является домом для Европейского Гуманитарного Университета — беларусского университета в изгнании, а также многих других беларусских организаций и гражданских инициатив. Литва стала хабом, где представители гражданского общества, журналисты и оппозиционеры могут встретиться и обсудить свои планы на будущее в безопасности. Волны туристов и экономическое сотрудничество били через край, несмотря на прохладные политические отношения. Литва даже приняла участие в первом твиннинг-проекте ЕС «Укрепление Национального Банка Беларуси», который запустила Германия при партнерстве Польши. Но потенциал двустороннего сотрудничества всегда был больше.

Беларусское лето 2020-го года стало символом этого потенциала. Точно также, как и волна солидарности с беларусами, которая поднялась в Литве. Литовское правительство одним из первых открыло гуманитарный коридор для беларусов, которые оказались в опасности, и начало экстренную выдачу срочных национальных виз активистам, правозащитникам и жертвам репрессий, включая Светлану Тихановскую и ее детей. Литовцы провели множество акций поддержки, а инициатива GO Belarus собрала более 200 тысяч евро для жертв репрессий. Можно перечислять еще много примеров беспрецедентной солидарности, но лучшим примером потенциала отношений между народами Беларуси и Литвы стала живая цепь людей, которая выстроилась от Вильнюса до беларусской границы 23 августа 2020 года. Эта цепь стала первым шагом к тому, чтобы возможность стала реальностью.

Стремление к свободе — естественная связь между странами Балтии и Беларусью.

Витис Юрконис – директор проектов фонда Freedom House. Преподаватель Института международных отношений и политических наук Вильнюсского университета с 2006 года. Эксперт по отношениям с Беларусью, региону Восточного Партнерства и России, а также внешней политике Литвы.

Статья предоставлена iSANS специально для Reform.by.

***

Мнения и оценки автора могут не совпадать с мнением редакции Reform.by.

***

Понравился материал? Обсуди его в комментах сообщества Reform.by на Facebook!

🔥 Читайте нас в Twitter!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: