Заметки с Московского кинофестиваля: Грани русского

Главное
Кадр из фильма "Девятаев". Фото: moscowfilmfestival.ru

Закончился третий день 43-тьего Московского международного кинофестиваля. Эйфория офлайна, просмотры, просмотры и просмотры, поиск своего кино, а также искренний интерес к российской индустрии, которая в сравнении с беларусской демонстрирует аудитории различные предложения. Обозревательница Reform.by, попав на один из главных кинофорумов соседей, поделилась своим впечатлением от российских картин, увиденных в программе.

Только что прошла пресс-конференция одного из ожидаемых фильмов смотра — ленты «Последняя «Милая Болгария» российского режиссера Алексея Федорченко. Сценарий картины написан по мотивам книги «Перед восходом солнца» Михаила Зощенко, писателя, который был подвергнут травле во времена СССР. А начинался кинофорум с другой громкой премьеры — «Девятаев» Тимура Бекмамбетова и Сергея Трофимова — патриотического экшена, основанного на реальной истории Героя Советского Союза, летчика-истребителя Михаила Девятаева.

Таким идеологически разнозаряженным и эстетически разным предстает российское кино на ММКФ. Если говорить о фильмах как не только о предмете искусства, но и «положении дел» в индустрии, то перед нами два из его направлений и, можно добавить, два способа существования.

Artistic talk (Разговор художника)

В своем фильме мы хотели провести психоаналитическое исследование меланхолии советской интеллигенции, — создатели «Последней «Милой Болгарии» рассказывают о поиске концепции для своей картины. — Кроме «Перед восходом солнца» Зощенко мы изучали и дневники Прокофьева, Эйзенштейна, — они все находились в то время в одинаково плохом душевном состоянии.

Кадр из фильма «Последняя «Милая Болгария». Фото: https://www.facebook.com/mmkf43

Алма-Ата. 1943 год. Молодой плодовод Леонид Ец возрождает сорт лечебных яблок «Милая Болгария» и расследует исчезновение эксжильца арендованной им комнаты в коммунальной квартире. Писатель Семен Курочкин в один прекрасный день исчез, не прихватив с собой даже пальто. В печке Леонид находит рукописи Семена, и решает разобраться что же с ним произошло. Такова детективная завязка картины.

«Последняя «Милая Болгария» — по сути, очень важный шаг по привлечению внимания к «проклятому» произведению Михаила Зощенко. Автобиографическая книга «Перед восходом солнца» открывает известного по саркастическим рассказам автора совершенно с новой стороны. Смесь научных изысканий и ярких, эмоциональных воспоминаний жизни — книга представляет собой смелую попытку разобраться в собственных неврозах и страхах. Секс, личные переживания, ужасы — такие жесты и исповеди оказались совсем инородным «телом» для советской литературы. Публикация книги была остановлена — в 1943 году вышли только две первые части. Зощенко упрекнули в «мелкой возне субъективных чувств», пошлости и подлости, и как итог лишили не только статуса признанного литератора, но и средств к существованию. Целиком повесть была напечатана только через тридцать лет после смерти автора — в 1987 году.

Команда «Последней «Милой Болгарии», можно сказать, наново открывает для широкого зрителя это психоаналитический и личный разговор писателя с собой и миром.

Как же его экранизировать? Разумеется, создав свою авторскую вселенную.

Алексей Федорченко, уже известный своим умением создавать художественные высказывания — «Небесные жены Луговых мари», «Ангелы революции», «Война Анны», — так и поступает.
В сценарии фильма появляется отсутствующий в книге персонаж — плодовод-мичуренец Леонид, который открывает для себя «лучшее произведение» пропавшего писателя Семена Курочкина (Зощенко). Его глазами мы и изучаем душу измученного неведомым недугом литератора.

Кадр из фильма «Последняя «Милая Болгария». Фото: moscowfilmfestival.ru

Также не случайно режиссер «селит» прекраснодушного специалиста по разведению яблок в коммунальной квартире рядом с Сергеем Эйзенштейном. Напомним, что место и время действия — Алма-ата и 1943 год, эвакуация. Небольшое «скрещение» жизненных траекторий — и вот мир Курочкина видится молодому агроному как кино — в экстерьерах и интерьерах из чия — камыша. (Автор «Ивана Грозного» Сергей Эйзенштейн из-за отсутствия фанеры использовал это растение в качестве материла для построения кинодекораций). Окопы Первой мировой, набережная Санкт-Петербурга — события из жизни писателя разворачиваются в условных пространствах, созданных из циновок. Плюс ко всему — Алексей Федорченко использует полиэкранность, чтобы показать работу воображения читателя Леонида.

«Последняя «Милая Болгария» — как раскладная «барочная» книжка, в которой новая страница предлагает новый визуальный аттракцион. Театр Кабуки, мексиканский фольклорный театр — действие «расцветает» стилизованными фантазиями.

Фильм «прорастает» в фильме, и форма здесь оказывается в конце концов не только средством, но и целью.

На каком-то этапе уже сама стилизация начинает подчинять себе режиссера. Два мира — Курочкина-Зощенко и агронома Леонида столкнутся в конце — и зритель получит одну развязку на двоих. Страх жизни и депрессию Зощенко питали не только персональные травмы, но были следствием тоталитарного режима. Детектив-агроном Ленечка обнаруживает и у своих родителей подобный «невроз». Развязка стремительно схлопывает «барочную» книжку — интеллигенция не могла спать, любить и жить в невыносимых условиях тоталитарной системы.

Вывод не то, чтобы не верный, но проходящий неровным краем в пышных складках карнавального платья фильма.

Имперские сны

Любопытно, что если «Последняя «Милая Болгария» — артистично говорит о трагедии и изобретает собственное художественное пространство, то на другом полюсе программы —  фильм «Девятаев» Бекмамбетова и Трофимова — демонстрирует всю имперскую мощь идеологического кино.

Патриотический посыл ленты здесь мастерски соединяется с жанром и предлагает массовый пропагандистский продукт высшей пробы. О таком кино мечтало беларусское руководство на примере фильма «Не игра», но нет понимания того, как это делается, ни доверия профессионалам, ни наличие этих самых профессионалов, ни бюджета.

История летчика-истребителя, Героя Советского Союза Михаила Девятаева, бесспорно, невероятна. В 1944 году советский ас попадает в плен, потом в концлагерь на острове Узедов. Оттуда совершает побег, угнав вражеский бомбардировщик «с оружием возмездия» Третьего рейха на борту».


Кадр из фильма «Девятаев» . Фото: moscowfilmfestival.ru

Рассказать эту историю можно совершенно по-разному, но автор лент «Особо опасен», «Ночной дозор», «Президент Линкольн: Охотник на вампиров» Тимур Бекмамбетов делает ставку на экшн, технологии, и ностальгический дискурс советского кино.

Девятаева в ленте играет российский актер Павел Прилучный, который по мнению режиссера «катастрофически человечен». Для более яркого конфликта его герою создается антагонист — вымышленный персонаж Николай Ларин (Павел Чинарев), который соглашается на сотрудничество с немцами. Отношения между ними создают напряжение, и демонстрируют правильный выбор, собственно, Девятаева.

А дальше режиссер подключает спецэффекты и современные игровые аттракционы.

В ленте боевые сцены создавались с использованием игры-симулятора War Thunder. Сцена побега — взлета немецкого бомбардировщика Heinkel He 111 H-22 — снята со всеми техническими подробностями — что и куда нажимать, и при этом с нужным нервом. Режиссер обещает, что кроме горизонтального формата картины также планируется выпуск «вертикальной» версии, рассчитанной на аудиторию сервиса TikTok.

То есть «Девятаев» стремится охватить как можно большую аудиторию, включая как старшее, так и молодое поколение. Здесь же вспомним исполнение для фильма песни «Любимый город» солистом группы Rammstein Тиллем Линдеманном, чтобы понять, что международный зритель также не упускается из виду.

Примечательно, что самый драматический момент истории русского летчика — то, что после побега его двенадцать лет водили на допросы, — в картине подается походя. Как выдержал Девятаев этот прессинг, почему допросы и выяснения обстоятельств невероятного побега, наконец, закончились, — авторы картины делают акценты на другом. История в итоге завершается хэппи-эндом — через 12 лет летчику дали звание Героя Советского Союза. В фильме это звучит не только как «счастливый случай» для советского офицера, но в определенной мере индульгенция советской системе.

«Девятаев» выходит в российский прокат уже с 29 апреля. Я не сомневаюсь, что картина в скором времени будет показана и в Беларуси.

А вот на счет большого проката «Последней «Милой Болгарии» — есть сомнения. Как отметили продюсеры предыдущей картины Алексея Федорченко «Война Анны», лента демонстрировалась в большей степени в галереях и художественных площадках. Авторы не исключают подобного распространения и для «Последней «Милой Болгарии».

А это значит, что голос той самой рефлексирующей интеллигенции слышен все меньше.

Смотрим программу ММКФ дальше.

🔥 Подпишитесь на наш Telegram-канал. Только авторские статьи!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: