Из будущих ученых — в политзаключенные. Четырехкратного стипендиата фонда президента обвиняют в экстремизме

Главное
Артем Боярский. Фото из личного архива

«Артем учился на химическом факультете, он брал четыре раза дипломы первой и второй степени на «республике» на олимпиадах по химии. Это огромная редкость», — гордо говорит об успехах сына Ольга Боярская и показывает его многочисленные нагарды.

Сам Артем Боярский рассказать о своих успехах не может. Пока что он еще второкурсник БГУ, но его мать не случайно говорит в прошедшем времени, ведь сейчас Артем не учится. Парня задержали 24 марта прямо в общежитии. Сначала — административно. Но по окончании 25 суток ареста выяснилось, что против Артема возбуждено уголовное дело.

Ольга Боярская рассказала нам историю своего сына и передала его дневниковые записи, в которых Артем описывал свое первое задержание. Reform.by рассказывает, как четырехкратный стипендиат фонда президента превратился в обвиняемого в экстремизме.

«Всех соседей — на пол и в наручники, но в итоге забрали только Артема»

24 марта в 6:30 утра силовики зашли в общежитие БГУ на улице Октябрьской и вломились в комнату, где живет Артем. Молодого человека задержали за флаг, якобы вывешенный на окне комнаты. В студенческих чатах обсуждали, как это было: «Всех соседей — на пол и в наручники, но в итоге забрали только Артема». Изъяли мобильный телефон и ноутбук (его вскрыли прямо на глазах соседей по комнате). Никаких документов на изъятие личных вещей предъявлено не было. Артема увезли в неизвестном направлении. Родителей о задержании сына никто не проинформировал.

«До 15:00 мы не могли установить местонахождение Артема. В администрации БГУ сказали, что им не известно даже о том, какие структуры проводили задержание. Ближе к трем часам дня адвокату удалось выяснить, что скоро начнется судебное заседание по административному делу сына в Ленинском суде», — рассказывает мама Артема.

В пять часов вечера того дня в Доме правосудия судья Марина Климчук арестовала Боярского на 25 суток.

А уже 25 марта в телеграм-канале пропагандиста Григория Азаренка появилось видео. Парень в капюшоне «сознавался», что администрировал телеграм-канал «Мая краіна Беларусь» и его чат (накануне их признали экстремистскими). «Все, кто репостил, ждите гостей. И все подельники известны», — написал Азаренок. Молодой человек на видео также назвал место своей учебы и сказал о своей гомосексуальности. Это был Артем. Администраторы МКБ в тот же день опровергли причастность студента к их ресурсам.

18 апреля Боярского должны были освободить. Но за день до того стало известно, что на Артема завели уголовное дело по статье 361−1 УК о «создании экстремистского формирования». 19 апреля у него была адвокат. Боярский рассказал ей о той видеозаписи. По словам парня, его избили и заставили читать на камеру заготовленный текст.

26 апреля Артему Боярскому предъявили обвинение.

Олимпиадник, будущий ученый, кулинар, правнук борцов с фашизмом

Оба родителя Артема работают в IT: мама — бизнес-аналитик, отец — программист. Ольга Боярская с любовью рассказывает о сыне.

«Артем учился по специальности «химия лекарственных соединений», занимался научной деятельностью. Преподаватели его очень уважали и любили. Я считаю, что мой сын благодаря своим знаниям и уму может внести огромный вклад в науку своей страны. Такого ума людей, как он, — один на тысячу. Мой сын хотел продолжать научную деятельность по разработке лекарственных средств, он всегда хотел заниматься чем-то таким, что могло приносить пользу большому количеству людей», — взволнованно рассказывает женщина.

В феврале второкурсник Боярский читал лекции по электрохимии на подготовительных сборах команды Гродненской области к республиканской олимпиаде по химии. «У Артема есть важная особенность, которую я довольно редко наблюдала у людей. Он умеет отодвинуть на второй план свои личные интересы ради других. К нему очень часто обращались за помощью во время сессии, иногда даже старшекурсники. Он никому не отказывал», — отмечает Ольга.

Она рассказывает, что Артем увлекается не только химией, но и музыкой (закончил музыкальную школу по классу фортепиано и отлично играет), и даже кулинарией.

«Он умеет печь турецкие блинчики, коврижку, медовый бисквит. В этом он меня превзошел, причем очень быстро. Ингредиенты дозирует с аптечной точностью», — с улыбкой добавляет мама.

Семья живет в Гродно. Там Артем закончил гимназию с золотой медалью. Его даже освобождали от выпускных экзаменов: готовился к международной олимпиаде по химии. В своей семье Артем — олимпиадник в третьем поколении: бабушка побеждала на областных олимпиадах по химии, мама — по математике. Артем пошел в бабушку. В восьмом классе он дебютировал на олимпиаде по химии, выступая за 9-е классы, и уже тогда стал призером республиканского этапа. Затем побеждал на «республике» еще трижды, в 10-11-х классах был в команде для международной олимпиады.

Артем Боярский на последнем звонке в гимназии. Голубей выдавали лучшим ученикам. Фото из личного архива

Четыре раза Боярский становился стипендиатом Специального фонда президента по поддержке талантливой молодежи и одаренных студентов и учащихся. Но в августе 2020-го он был одним из сотни стипендиатов, подписавших открытое письмо об отказе от данного статуса в знак протеста.

А сейчас Артем находится за решеткой. Ольга очень хочет помочь сыну, но не знает, как. Артем — правнук борцов с фашистами, подчеркивает она, и тем больше ее возмущает происходящее.

«В семье Артема прадедушка по материнской линии, Дубровин Владимир Евгеньевич, воевал против фашистов. Ушел на войну рядовым в восемнадцать, завершил службу в звании полковника. Получил Орден Красной Звезды за то, что, будучи командиром взвода разведчиков, нашел брод через реку Одер и таким образом спас сотни солдатских жизней. После войны прадедушка Артема закончил в Москве Военную академию химической защиты и служил начальником химической службы дивизии, потом преподавал военную подготовку в Лидском индустриальном техникуме. Он был очень уважаемым человеком. В Лидском историческом музее есть стенд, посвященный прадеду Артема. Второй прадед был евреем, он единственный из всей своей семьи уцелел после войны. Много лет он занимался восстановлением Гродненской Большой хоральной синагоги.


И вот теперь правнука борцов с фашизмом, одного из лучших студентов и будущего ученого, который всем сердцем с детства мечтает приносить пользу своей стране, подвергают пыткам и унижают», — негодует Ольга Боярская.

«Сделали в флаге дырку и напялили его мне на голову»

Сейчас информации от парня практически нет, но зато остались его записи о первом задержании. Оно случилось после марша пенсионеров в ноябре. Мама Артема говорит, что для сына первое задержание было очень тяжелым и физически, и психологически. Его тогда посадили на 15 суток, а при задержании, по словам матери, сильно избили. С разрешения родных мы публикуем выдержки из дневника Артема Боярского.

  • «16 ноября после марша пенсионеров я дошел до площади Якуба Коласа, зашел в метро и поехал на Первомайскую, ни о чем не подозревая и не переживая. Выйдя на станции, я пошел в свое общежитие, было это где-то в 16:10. Буквально через минуту ко мне подъехал серый бусик марки «Форд» с людьми в черном. Я испугался и попытался убежать. Осознав, что я не успеваю и меня догоняют, я попробовал спуститься к реке. Увы, я споткнулся, упал, и меня поймали. Заломали и повели в бус».
  • «Когда завели в бус, меня сразу же начали бить. Били в основном кулаками по лицу, также задело левую руку и левый бок. Поставили синяк под левый глаз, также была сильная боль в районе левого виска. Неизвестные в черном требовали назвать, где я живу и учусь, попутно осыпая меня тумаками и крутя пальцы. Потом на двух пальцах был сильный отек и они болели. Пока везли в РУВД, в мою сторону сыпались различного рода угрозы, оскорбления. Грозили, что отчислят из университета и я пойду в армию. Спрашивали, пенсионер ли я и зачем хожу на их марши. Утверждали, что я проплаченный. Я решил соглашаться со всем их словесным потоком. Вроде это несколько успокаивало их злобу, и они переставали меня бить. У меня нашли флаг Хабаровска, сделали в нем дырку и напялили его мне на голову. В таком «наряде» меня доставили в РУВД Ленинского района. Когда я вышел из буса, чувствовалось, что у меня глаз был припухший и очень сильно болела голова. После доставки в РУВД и до конца моих суток больше физического насилия ко мне не применялось».
  • «Доставили меня в РУВД и завели в один из гаражей, где было еще семеро задержанных. В какой-то момент за мной зашли два человека в гражданском и отвели меня в отдельный гараж. Они заинтересовались моим телеграм-аккаунтом. Потребовали пароль от телефона и уточнили, нет ли пароля на «Телеграме» и отдельных чатах. После этого меня вернули ко всем остальным. Наша кучка стояла в конце гаража рядом с батареей, нам предоставили два стула, на которых мы поочередно сидели. Нас по одному подзывал человек в балаклаве, кепке, спортивных штанах и кроссовках подписывать наши протоколы, объяснял некоторые моменты. После всего этого нас посадили в милицейскую «Газель», где мы кое-как ввосьмером уместились на пяти сиденьях, и повезли в ИВС на Окрестина».
  • «Судья зачитала статью, обвинения (протокол — прим. Reform.by), озвучила мои права. Я попытался возразить, что участие я принимал достаточно пассивное, что двигался в колонне недолго и не выкрикивал «провокационные лозунги». Затем показания начал давать некий свидетель, его лицо закрывала лишь медицинская маска. Родители успели передать через мою однокурсницу копии медицинских документов, подтверждающих, что у меня недостаточность двустворчатого аортального клапана (регургитация 1-2-й степени). Также однокурсница взяла в БГУ мою характеристику. Копии медицинских документов и характеристику она чудом смогла вручить судье во время суда. Все очень надеялись, что эти бумаги смягчат административное наказание и что будет штраф. Судья Климчук Марина ознакомилась с документами. После этого она объявила приговор в виде ареста на срок 15 суток. Судья добавила, что я могу оспорить приговор, но я не думал, что это даст должный эффект. И в подавленном настроении меня вернули в камеру. После освобождения я попытался забрать в Ленинском РУВД телефон, с которого, согласно постановлению, был снят арест. Однако мне там пояснили, что из РУВД он изъят и находится в МВД, и оттуда со мной еще будут связываться».
Артем Боярский. Фото из личного архива

Первого декабря Артема Боярского освободили, и он продолжил учебу. Как мы уже знаем, лишь на неполных четыре месяца, после которых он снова получил арест от судьи Климчук, а затем появилось и уголовное дело.

К слову, телефон парня все эти месяцы оставался у силовиков. Связались с ним лишь в феврале для того, чтобы вызвать на допрос в СК: спрашивали, что он знает о «киберпартизанах». Телефон так и не вернули. А теперь Боярского, напомним, позиционируют как администратора канала и чата «Мая краіна Беларусь», хотя, по словам матери, он был просто подписчиком.

«Артем очень ждал, что его отпустят 19 апреля. В камере холодно, сын простыл. Дедушка Артема из Гродно в Минск возит ему передачи. Он всеми силами пытается помочь внуку, несмотря на проблемы со здоровьем. Артем старается держаться, надеется на справедливость», — говорит мама молодого человека.

Артем Боярский остается под стражей. Теперь он в минском СИЗО-1 на улице Володарского. По статье 361-1 УК ему грозит до пяти лет ограничения или от трех до семи лет лишения свободы. Суть уголовного дела Артема неизвестна: его адвокат находится под подпиской о неразглашении. Правозащитникам уже переданы документы для присвоения Боярскому статуса политзаключенного, рассмотрение – лишь вопрос времени.

* * *

Понравился материал? Обсуди его в комментах сообщества Reform.by на Facebook!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Последние новости


🔥 Читайте нас в Twitter!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: