Саммит Путина-Байдена в Женеве: приоритеты и перспективы для Беларуси и Украины

В мире
Vice President Joe Biden greets Russian Prime Minister Vladimir Putin at the Russian White House, in Moscow, Russia, March 10, 2011. (Official White House Photo by David Lienemann).

В ноябре 1985 года новый советский лидер Михаил Горбачев встретился с президентом США Рональдом Рейганом в Женеве. Многие американцы ожидали этого саммита с опасением, что динамичный и более молодой русский слишком много получит от старого бойца Холодной войны Рейгана. На самом же деле, если не обращать внимания на впечатлающую риторику о мире во всём мире, то саммит мало чего достиг, кроме того, что познакомил двух лидеров и проложил дорогу к последующим встречам. В 2021 году в Женеве снова встретятся возрастной американский президент и его несколько младший российский визави. Перспективы этой встречи выглядят ограниченными, хотя Джо Байден хорошо знаком с Владимиром Путиным. Иллюзий нет. В качестве вице-президента при Бараке Обаме Байден сообщил Путину, что не думает, что у того есть душа, получив в ответ подтверждение, что хорошо всё понял.

Многие критики вопрошают, зачем вообще Байден согласился на встречу с Путиным, учитывая плохие отношения между двумя странами. На что обычно следует ответ, что две самые сильные в военном отношении страны должны обсуждать интересующие их вопросы. Байден также отягощен неудачным приквелом – встречей Трампа с Путиным в Хельсинки, на которой Дональд Трамп заявил, что Россия не вмешивалась в президентские выборы в США в 2016-м году, а также согласился, что Соединённые Штаты несут ответственность за Холодную войну. Есть много тем для обсуждения, но по очень малому их количеству возможно согласие. Эта статья опишет вопросы, важные для Беларуси и Украины, в контектсте предстоящей встречи, а также предложит короткий обзор тех вопросов, по которым возможен консенсус.

Кибератаки

  • Прежде всего, период пандемии охарактеризовался возросшим количеством кибератак на различные цели, включая американский Колониальный трубопровод (Colonial Pipeline) и бразильскую мясную компанию JBS, которая обеспечивает мясом значительную часть Северной Америки. Хотя личности хакеров не были установлены, ФБР заявило, что почти наверняка ответственность несут группы, находящиеся в России и других восточноевропейских странах. Хакеры выиграли на массовом переходе на работу из дома, а также на возросшей зависимости от криптовалют. Они получают крупные выкупы. Колониальный трубопровод, как сообщается, заплатил им USD 4,4 миллиона, а Калифорнийский университет Сан-Франциско заплатил 1,4 миллиона после вредоносной атаки в прошлом году. По видимому, Россия выдала что-то вроде концессии для такого вида деятельности. Хакеров никогда не экстрадировали в США из России.

Пандемия

Сама по себе пандемия – болезненный вопрос для обеих сторон. На данный момент США в более сильной позиции, если говорить о вакцинации и надёжности используемых вакцин. Россия же столкнулась с недоверием населения относительно эффективности “Спутника-V”, не в последнюю очередь потому, что оказалось, что эту вакцину бросились производить без необходимого тестового периода. Россия могла бы предложить США поддержку в деле установления источника пандемии и планировании ответных мер.

Ядерное оружие

Самое очевидное – это возможность сотрудничества в предотвращении распространения ядерного оружия. В 2020 году Соединённые Штаты потратили значитально больше России на этот вид вооружения: 35,4 миллиарда долларов, в сравнении с $10,4 млрд в Китае, $8,9 млрд – в Великобритании и $8,5 млрд в России. Россия заявляет, что её оружие предназначено только для сдерживания и только в чрезвычайных условиях. Военные расходы США значительно превосходят российские ($ 612 миллиардов против 77). Несмотря на раздувание щёк и использование наёмников в таких зонах конфликтов, как Сирия или Венесуэла, фактически Россия может контролировать лишь определённую территорию, которая примерна равна бывшему Советскому Союзу, и порты в Сирии.

В такой ситуации ядерное оружие – важный уравниватель в определении будущих договорённостей. Оно создаёт фон для дискуссий о конфликте на территории Восточной Украины, оккупации Крыма и ситуации в Беларуси после фальсификации президентских выборов в августе 2020 года. В 2014 году российский министр иностранных дел угрожал использованием такого оружия в случае попыток деоккупировать Крым извне. Президент Обама принял его слова всерьёз, заявив, что крымский вопрос не имеет военного решения. Вряд ли Байден далеко отойдёт от этой позиции в Женеве, хотя его риторика, скорее всего, будет жестче, чем у профессора Обамы.

Украина и Китай

Президент Байден прибудет в Женеву после встреч с премьер-министром Великобритании Борисом Джонсоном, G-7 и НАТО. Это говорит о вовлечении союзников, их приоритете и консультациях с ними перед встречей с Путиным, что контрастирует с позицией прошлого президента Трампа. Что касается европейских стран, то фокус дискуссий будет сосредоточен на Германии. Байден выбрал не противодействовать окончанию строительства трубопровода “Северный поток-2”, который сможет доставлять энергоносители в обход Украины прямиком в Германию. Снятие санкций с трубопровода говорит о том, что Байден согласился с реальностью: трубопровод так близок к завершению, что противодействие приведёт лишь к отсрочкам его запуска. Более того, Германия – сильная европейская страна и ключевой союзник. Он может противостоять Путину по каким-то вопросам, но трубопровод – не один из них.

Но значит ли это, что он лишает Украину поддержки? Это крайне маловероятно, несмотря на неоправдавшиеся ожидания Владимира Зеленского. Байден давно оказывает поддержку Украине и осуждает аннексию Крыма. Но если выставить по ранжиру вопросы, которые заботят Байдена по всему миру, то Китай будет стоять намного выше, чем Российская Федерация и её деятельность в Украине и Беларуси. Китай – постоянная тема для разговоров и обеспокоенности Байдена. Он заявил, что при своём президентстве не допустит, чтобы Китай обогнал США и стал самой мощной державой мира. Под руководством Си Цзиньпина Китай стал намого более автократичным, обратил свой взор на Гонконг, преследует мусульман-уйгуров в провинции Синьцзян, где построены концентрационные лагеря с безжалостным принуждением к изучению китайского. Многие уйгурские диссиденты просто исчезли. Кроме того, насаждается политика контроля за рождаемостью.

Китайская дилемма – растущая сила и откат в демократии и правах человека – кажется, монополизировала внешнюю политику Байдена, что, в свою очередь, менее важно, чем необходимость восстанавливать внутреннюю экономику после пандемийной турбуленции. Это определяет Путина как меньшее зло и потенциального партнёра, с которым можно найти способ договориться по наиболее острым вопросам соседей России: Украины и Беларуси.

Беларусь

Эти два вопроса неразделимо связаны из-за российского ответа на ситуацию в Беларуси, который заключался в оказании давления с целью унификации внешней политики и медианарративов. До августа 2020 года Беларусь следовала многовекторной политике, которая нерешительно качалась между диалогом с коллективным Западом и сотрудничеством с Россией посредством таких организаций как Союзное Государство, Евразийский Экономический Союз, ОДКБ и так далее. После беларусского восстания против сфальсифицированных выборов, которое вывело на улицы Минска до 250 тысяч протестующих и вспыхнуло в других городах, российские власти приняли решение поддержать Лукашенко и помочь ему сохранить власть, пусть даже и на короткий срок. Взамен они ожидают более глубокой интеграции с Россией.

Российская поддержка Лукашенко выражалась как материально, так и в виде угрозы военной поддержки. Тем не менее, команда Лукашенко продолжила принимать иррациональные и опасные решения. 23 мая экстренно сел самолет Ryanair, который выполнял рейс из Афинн в Вильнюс. Единственной целью этого был арест Романа Протасевича – создателя телеграм-канала «Нехта», который обвиняют в координации протестов. Это вызвало всемирную озабоченность и злость на Александра Лукашенко и его силовые структуры. Это также вызвало резкое похолодание украинско-белорусских отношений. Зеленский был особенно озабочен возможным допросом Протасевича представителями ЛНР по приглашению Лукашенко. Косвенное признание ЛНР со стороны Лукашенко стало отказом от декларируемого прежде нейтрального статуса относительно войны на Востоке Украины, а также от медиации при заключении двух пакетов Минских соглашений в сентябре 2014 и в феврале 2015.

Для Зеленского сближение Путина и Лукашенко представляет серьёзную угрозу, в частности, если это приведёт к дальнейшим соглашениям в военной сфере и угрозе не только с востока, но и с севера. В отличие от Украины, глубина антироссийских настроений в Беларуси не так велика, поэтому подход Путина здесь значительно осторожнее, чем его реакция на Евромайдан и отстранение от власти президента Украины Виктора Януковича семь лет назад. Он осознаёт, что большинство беларусов желают отставки Лукашенко. Таким парадоксальным образом, причина поддержки переживающего тяжелые времена беларусского лидера лежит в его слабости (в глазах Москвы это является преимуществом), но этот феномен не продлится долго.

Позиция Байдена

Для того, чтобы решить проблему такой сложности, президент Байден обладает одним главным инструментом: усиление либо ослабление санкций. Не вызывает сомнений, что санкции имели негативное влияние на экономику России, и что Россия ищет способ от них избавиться. Есть и другие, более символические жесты, которые могут повлиять на поведение Путина: восстановление членства в Большой восьмёрке или даже признание России мировой державой с проведением саммитов более регулярно. Главной проблемой Путина являются экономический спад и зависимость России от нефтепродуктов, и ему нужна передышка.

Если Байден попросит о встречных шагах в обмен на снятие санкций, какими они могут быть?

  1. Освобождение оппозиционного лидера Алексея Навального – наиболее очевидный и легковыполнимый пункт. Навальный пользуется поддержкой в России, но недостаточной для того, чтобы угрожать Путину. Его освобождение продемонстрирует договороспособность Путина и ослабит обвинения в попытке убийства Навального “новичком” в 2019-м.
  2. Окончание военного давления на Украину, подобного массовой переброске войск на восточную границу Донецкой и Луканской областей в апреле, и превращение Азовского моря в российское “военное озеро”. Вполне вероятно усиление американского военного присутствия в этой области, например, введение боевых кораблей США в Черное море.
  3. Совместные российско-американские переговоры, возможно, с привлечением стран ЕС, по ситуации в Беларуси и выработка подходов к конституционной реформе. До настоящего момента Путин не принимал приглашений обсудить будущее Беларуси ни от беларусской оппозиции, ни от западных государств. Но инцидент с Ryanair и жестокое обращение с Протасевичем может привести к более открытому подходу. Союзники Соединённых Штатов по НАТО Литва и Польша сегодня оказывают наибольшую поддержку беларусской оппозиции, но недавние переговоры оппозиционного лидера Светланы Тихановской с Комитетом Сената по международным делам могут усилить вовлечённость США и привести к более жестким санкциям в отношении Лукашенко и его силовиков. Одним словом, США может ускорить уход минского диктатора.

Заключение

Можно сделать вывод, что перед Байденом стоит трудная задача, и он будет иметь дело с опытным и умелым лидером Путиным, которому будет содействовать бескомпромиссный министр иностранных дел Лавров. С другой стороны, США остаются сильнейшей военной державой. У Байдена нет необходимости искать компромисс, это было бы ключевой ошибкой в отношениях с Путиным. Западные силы объединены и готовы работать с США. Продолжающаяся война на востоке Украины и беларусское восстание могут причинять им беспокойство, но западные страны должны освежить в памяти признание независимости этих стран. Беларусь и Украина – не российские сателиты, и они не хотят ими быть.

Более того, важно, чтобы впечатление, созданное во время предыдущего саммита: Соединённые Штаты – уходящая сила, не желающая сотрудничать со своими союзниками и стремящаяся к изоляции – было разрушено. Байден уже несколько раз заявил: “Америка вернулась”. Если это действительно так, то вести переговоры он должен с позиции уверенной силы, моральности и заботы о других странах. Мир больше не находится в состоянии Холодной войны, но мы видим Россию, которая вернулась к авторитаризму, к которому добавились другие коварные черты: гибридная война, кибер-атаки, наёмничество, убийства оппозиционных политиков и неприкрытое вмешательство в дела соседних стран путём создания активных и замороженных конфликтов, которые ослабляют Молдову, Грузию, Украину и другие страны. Переговоры необходимы, но они не должны стать сигналом принятия статуса кво.

Дэвид Марплз — профессор истории Университета Альберты (Канада), специалист по Украине, России и Беларуси, с 2010 года возглавляет Североамериканскую ассоциацию беларусских исследований. Автор книг «Феномен Лукашенко: выборы, пропаганда и основы политической власти в Беларуси», «Беларусь — денационализированная нация», «Славное прошлое»: Беларусь и Великая Отечественная война Лукашенко». Является членом экспертной сети iSANS (International Strategic Action Network for Security). Статья предоставлена iSANS специально для Reform.by.

***

Мнения и оценки автора материала могут не совпадать с мнением редакции Reform.by.

* * *


Понравился материал? Обсуди его в комментах сообщества Reform.by в Facebook!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Последние новости


Рекомендуем

🔥 Читайте нас в Twitter!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: