«Нас хотят ликвидировать». Что происходит сейчас со «Звеном» Татьяны Гацура-Яворской

Главное
Татьяна Гацура-Яворская. Фото из Facebook

1 апреля власти внезапно закрыли едва открывшуюся выставку «Машина дышит, а я — нет», посвященную самоотверженной работе медиков в борьбе с коронавирусом. Одной из организаторов выставки была правозащитница и соосновательница общественного объединения «Звено» Татьяна Гацура-Яворская. Уже 5 апреля силовики пришли с обысками к ней домой и в офис «Звена», изъяли технику, документы и деньги. Татьяну задержали по подозрению в «обучении или иной подготовке лиц для участия в массовых беспорядках, а равно финансировании или ином материальном обеспечении такой деятельности» (ч. 3 ст. 293 УК).

Татьяна провела в СИЗО 10 дней, после чего ее отпустили под подписку о невыезде. Она остается в статусе подозреваемой в «организации групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок» (ч. 1 ст. 342 УК). Статья предусматривала до 3 лет лишения свободы, а теперь, после вступления в силу поправок в УК — до 4 лет.

Муж Татьяны Владимир Яворский (он гражданин Украины) вместе с их младшим ребенком вынужденно покинул Беларусь. «Они избили моего мужа, забрали его и сказали, что ему запрещен въезд в Беларусь на 10 лет, и если он не уедет из страны вместе с младшим ребенком, то ему дадут административку и «закроют», а ребенка отдадут в приют», — рассказывала журналистам женщина после освобождения.

В июне стало известно, что у Минюста возникли претензии к организации Татьяны, и «Звено» могут ликвидировать. Reform.by поговорил с Татьяной Гацура-Яворской и узнал, что происходит.

Чем занималось общественное объединение «Звено»?

«Звено» было зарегистрировано в августе 2013 года и занималось просветительско-социальной деятельностью. Один из самых известных его проектов — Международный фестиваль документального кино о правах человека WATCH DOCS Belarus, который «Звено» проводило ежегодно, и премии для беларусских режиссеров-документалистов.

Также общественное объединение организовало программу реабилитации и социализации бывших заключенных, которая заключалась в бесплатных консультациях, организации курсов базовых навыков пользования компьютером и работе с психологом.

Кроме того, 1,5 года в «Звено» была служба беби-ситерства для одиноких родителей-алкоголиков, чтобы помочь им вернуться к трезвой жизни.

«Важным условием сохранения трезвости для зависимых людей является посещение групп взаимопомощи анонимных алкоголиков. Но если родитель-одиночка и не имеет денег на няню, это становилось проблемой. Поэтому пока родитель посещал такие собрания, его ребенком безвозмездно занимались няни. За время существования службы мы помогли восьми семьям», — рассказывает Татьяна.

Команда «Звена». Фото: zvyano.by

Также организация занималась продвижением изменения алкогольной политики в стране. В том числе был впервые проведен «Онлайн-марафон НЕ-зависимости», где в течение 24 часов в прямом эфире обсуждались проблемы, связанные с зависимостями.

Во время эпидемии коронавируса «Звено» проводило мониторинг работы системы здравоохранения в условиях эпидемии. В задачи мониторинга входили: независимая оценка принятых мер, работа с пациентами и их семьями, защита и поддержка медицинского персонала для предоставления этих данных Минздраву и общественности.

Что происходит сейчас со «Звеном»?

9 июня организация получила письменное предупреждение от Минюста. Сейчас в отношении нее идет проверка. По мнению Минюста, проведенный «Звеном» вышеупомянутый мониторинг работы системы здравоохранения в период эпидемии противоречит законодательству и уставу организации.

Но в организации считают иначе. Как рассказала Reform.by сама Татьяна Гацура-Яворская, в уставе «Звена» соответствующая деятельность прописана – «анализ общественных и социальных проблем семей, а также сбор и анализ информации, связанной с пропагандой здорового образа жизни». Она считает предупреждение необоснованным и полагает, что его целью является дальнейшая ликвидация «Звена».

«Понятно, что нас хотят ликвидировать. Учитывая, что письменное предупреждение является основанием для ликвидации организации (регистрирующий орган может начать эту процедуру при систематическом нарушении законодательства — прим. Reform.by), и то, какие странные претензии там изложены, — по нашему мнению, предупреждение от Минюста мотивировано не нарушением законодательства, а политическим подтекстом и желанием на нас надавить. Я связываю интерес властей к «Звену» с событиями после выборов 2020 года», — говорит Татьяна Гацура-Яворская.

Правозащитница объясняет, что ее организация оказывала помощь людям, которые пострадали от насилия силовиков и попали в больницы. Члены «Звена» организовали для них передачи: соки, шоколад, предметы гигиены, передавали поддерживающие записки. Кроме того, «Звено» является автором доклада о нарушении прав человека в период 7-14 августа 2020-го и сооснователем Международного комитета по расследованию пыток в Беларуси (входит в состав руководящего комитета Международной платформы для Беларуси по привлечению виновных к ответственности).

Изолятор на Окрестина. Фото: Reform.by

«Странными» претензиями Минюста Татьяна называет не только вопросы к мониторингу здравоохранения во время эпидемии. Минюст обнаружил в деятельности организации и другие нарушения. Так, в том же письме ведомства за 9 июня указано: 19 мая на адрес организации была направлена программа проверки, согласно которой «Звено» должно было предоставить информацию и документы, но так и не предоставило. По словам Гацура-Яворской, никакого письма не было. Но если бы и было, организация все равно не выполнила бы это требование, так как это невозможно: вся ее документация, печать и техника до сих пор находятся на экспертизе в СК. Заявление о срочном возврате техники и документов для предоставления в регистрирующий орган направлено в СК 17 июня.

Кроме того, в письме Минюста говорится, якобы на сайте объединения указана задача его деятельности, которой нет в уставе. К этому орган юстиции отнес фразу «продвижение идей гуманных, моральных, толерантных, антидискриминационных, открытых и ответственных взаимоотношений в обществе». Однако, подчеркивает основательница «Звена», в его уставе такая задача есть и звучит как «продвижение в обществе идей гуманных, моральных, толерантных, антидискриминационных, открытых и ответственных взаимоотношений». Тем не менее Минюст узрел тут еще одно нарушение законодательства.

До 18 июня по требованию Минюста «Звено» должно было устранить нарушения и предоставить документы для проведения проверки. Руководство организации направило в Минюст свой аргументированный ответ и готовится обжаловать письменное предупреждение в суде. Списки членов «Звено» также пока не подало: сначала объединение намерено принять в свои ряды всех, кто решил стать его членом после призыва проявить таким способом солидарность. Это более 100 человек из 24 стран мира, откликнувшихся за неполные десять дней. Ранее «Звено» насчитывало меньше двух десятков человек.

«Сложно предугадать, чем закончится наша проверка и последует ли за ней иск Минюста о ликвидации организации. Мало надежд, что суд станет на нашу сторону, но мы будем делать все возможное в правовом и публичном поле, чтобы защитить наше детище», – резюмировала Татьяна Гацура-Яворская.

***


Понравился материал? Успей обсудить его в комментах паблика Reform.by на Facebook.

🔥 Подпишитесь на нашу страницу в Facebook. Там весело!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: