«Есть Фенибут, а есть — «Кинемо». Создатели open-air фестиваля немого кино и современной музыки о том, как проходит девятый сезон

Культура
Фестиваль "Кинемо". Фото: facebook.com/kinemo.by

Как сказала одна современница, фестиваль «Кинемо» — это наше достояние. Уютный дворик Музея-мастерской Заира Азгура в Минске, немое кино, живая музыка, специальная написанная к показу — инициатива проекта Cinemascope — в полной мере событие, способное конкурировать с аналогичным фестивалями в Европе.

Как проходит девятый сезон проекта, который никак нельзя назвать простым — об этом обозревательница Reform.by расспросила создателей «Кинемо» — арт-менеджера проекта Cinemascope Ольгу Надольскую, и беларусских композиторов Ольгу Подгайскую и Виталия Эппова. «Кинемо» сегодня, 1 июля, проходит «экватор» своей программы в Минске, но впереди — показы в Бресте и возможное «возвращение» в Гродно.

Фестиваль «Кинемо». Сезон 2021. Фото: facebook.com/kinemo.by

Если честно, то в этом году мы каждый вечер молимся, чтобы все прошло хорошо, — признается Ольга Подгайская. — Раньше мы знали, что самое плохое, что с нами может случиться, — это дождь. А в этом сезоне — проблем стало больше, значит и молитв.

Задаешь себе вопрос: а время ли сейчас для «Кинемо»? — соглашается с соратницей Виталий Эппов. — А потом мы решили, что все-таки проект нужен. Важно встречаться и видеть друг друга, общаться, обновлять эту связь. Потому что в последнее время как-то мало стало событий, которые нас объединяют. И мы не знаем, что будет дальше.

Я вспоминаю про ситуацию в Гродно, когда Музей истории религии внезапно отказал в сотрудничестве «Кинемо».

Ольга Надольская на это пожимает плечами.

Это было неожиданно, но потом мы получили много предложений от других гродненских площадок, — отвечает она. — Нам даже приходится выбирать (улыбается). Пока сил не хватает все спланировать, но не исключаем, что в Гродно все-таки приедем.

Вечер ведет Гера Глик, менеджер проекта Cinemascope. Фото: facebook.com/kinemo.by

Арт-менеджер, соглашаясь с коллегами, все же акцентирует внимание и на открывшихся возможностях в этом году.

9 июля «Кинемо» стартует в Бресте — во дворике Брестской областной филармонии, — напоминает один из менеджеров Сinemascope. — Особенно приятно, что филармония сама вышла к нам с инициативой. Мы были там в 2015 году, а потом — как-то не складывалось. Говорят, что дворик изменился с того времени, его благоустроили, поставили сцену, — мы воодушевлены этим предложением.

Принимая позицию Ольги Надольской, спрашиваю о реакции создателей «Кинемо» на совсем недавние новости — о прекращении деятельности Гете-Института в Минске. Скажется ли решение властей на работе проекта?

— Конечно, это событие нас потрясло, — эмоционально реагирует Виталий Эппов. — Гете-Институт в Минске известен своей активной позицией в поддержке культурных проектов. Что тут говорить, — мы очень опечалены новостью. Скажется ли это на «Кинемо»? Нам будет гораздо сложнее вести переговоры с немецкими композиторами, которые сочиняли музыку для фильмов, — объясняет автор. — Не очень сейчас представляю, как мы будет обращаться к коллегам с просьбой о сотрудничестве.

Ольга Подгайская, поясняя ситуацию, отмечает особенность беларусского фестиваля кино и современной музыки.

Ольга Подгайская. Фото: facebook.com/kinemo.by

Я принимала участие во многих мероприятиях подобного плана, — рассказывает композитор. — Например, в Италии, где музыканты играют регтаймы, озвучивая немое кино. В Германии, где акцент делается на музыку для органа в сопровождении киноряда. В берлинском кинотеатре «Вавилон» инструмент прямо встроен в экран; вокруг него идут органные трубы. Но композиторы, в основном, выступают на показах как таперы. Редко когда для музыкального сопровождения пишутся партитуры. А в «Кинемо» каждый сеанс — это премьера музыкального произведения, которое специально создается к картине.

Музыканты не проговаривают эту мысль вслух, но становится понятно, что потеряв партнёра, работать энтузиастам станет еще сложнее.

А как сейчас проходят показы, ведь многие зарубежные авторы, заявленные в программе, не могут приехать в Беларусь из-за авиационной блокады?

Сейчас мы решаем это проблему так, — комментирует ситуацию Ольга Надольская. — Мы просим композиторов записать видеоприветствие и показываем его перед фильмом. Все репетиции также осуществлялись с помощью Zoom. Немецкий композитор Фердинанд Брайль объяснял музыкантам какие-то моменты в партитуре.

Я прошу музыкантов рассказать о своих музыкальных премьерах на фестивале.

Впервые в рамках «Кинемо» прозвучит пьеса для терменвокса, сопрано-саксофона и фортепиано, — рекламирует сегодняшний показ Ольга Надольская.

Кадр из фильма «Париж уснул». Фото: facebook.com/kinemo.by

Это будет музыкальное сопровождение для французской картины «Париж уснул», — рассказывает о своем произведении Виталий Эппов. — Эта такая веселая, абсурдная лента, я бы даже сказал, с лёгкой придурковатостью. Так что, терменвокс очень хорошо вписывается в сопровождение, — шутит композитор. — Инструмент замечателен тем, что может выводить и мелодические, и шумовые вещи. И тем более, с подобным музыкальным рядом мы попадаем в эпоху. 1920-тые — это был «золотой век» для терменвокса.


8 июля в рамках фестиваля состоится показ культовой ленты «Кабинет доктора Калигари» Роберте Вине, известной немецкой картины, которая считается шедевром экспрессионизма. Можно сказать, что показ является «гвоздем» актуальной программы.

Музыку к фильму написала Ольга Подгайская.

Использовала ли я приемы композиторов-экспрессионистов во время создания музыки? — реагирует она на мой вопрос. — Я бы лучше сказала слово «техники». Да. Пуантилизм, всевозможные кластеры, политональности — они там будут.

Инструменты, на которых играет Ольга — фортепиано и орган. Интересуюсь, как это — писать музыку для триллера (а «Кабинет доктора Калигари» в полной мере можно назвать триллером), когда главная партия у органа.

На органе даже при помощи одной ноты можно создать гнетущую атмосферу. Длить ноту до бесконечности — уже будет страшно, — шутит визави. — У инструмента много тембров, регистров, — это интересно, подключать целый оркестр разных звуков. В целом, мне легче создавать музыку к триллерам, хоррорам, чем к комедиям, — добавляет она. — Я сама люблю смотреть фильмы такого жанра.

Кадр из фильма «Кабинет доктора Калигари». Фото: facebook.com/kinemo.by

Последний вечер сезона «Кинемо21» — программа короткого метра. Музыку к лентам написали молодые композиторы из Польши и Беларуси. В прошлом году фестиваль организовал специальный конкурс среди польских и беларуских студентов музыкальных ВНУ на создание музыки к фильмам.

Были выбраны четыре финалиста, — вводит в курс дела Виталий Эппов. — Но, к сожалению, в этом году один из беларусских композиторов в последний момент отказался от участия в программе.

Произведения других авторов, отмечает Виталий, все прозвучат в исполнении Five-Storey Ensemble 15 июля.

Мне кажется, что беларусам сейчас очень нужен позитив, — высказывается о сложившемся моменте Ольга Подгайская. — Хотя бы капельку. Вот мои знакомые сейчас пьют Фенибут, успокаивающее средство, чтобы как-то прийти в себя, успокоится от негативного потока новостей, не провоцировать болезни. Но ведь «Кинемо» — это тоже лекарство.

Я видела лица людей, которые приходили на показы. Они светлели. И это самое большое удовлетворение, которое я испытала за это лето. Признаюсь, я написала письмо Максиму Знаку, где рассказала ему в подробностях о фестивале, и он ответил: «Спасибо вам больше, я как будто побывал на этом событии».

Фото: facebook.com/kinemo.by

Узнать подробнее о программе «Кинемо» можно здесь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Последние новости


🔥 Читайте нас в Twitter!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: