«На Окрестина я понял, что там сидят десятки арестованных по делу о «подрыве» антенны вилейской РЛС»

Главное
Андрей Дынько. Фото: Facebook

Главный редактор журналов «Наша гісторыя», «Дуда» и «Асцярожна: дзеці!» Андрей Дынько опубликовал в Facebook пост, в котором рассказал о своем сроке, проведенном в изоляторе на Окрестина с момента задержания 8 июля до освобождения 21-го.

Он назвал ИВС настоящей камерой пыток.

«Все продумано для обесчеловечивания человека. Но все это можно выдержать; и физически, и морально человек мобилизируется в таких условиях. Так что спокойно. Я уверен, что моих коллег также не сломают и не надломят», — написал он.

Он подчеркнул, что «Наша Ніва» не покинула позиций, выполняя свои профессиональные обязательства до конца, рассказал, что в изоляторе многие демонстрировали солидарность возможными в тех условиях способами и назвал статьи, по которым он вместе с Андреем Скурко и Егором Мартиновичем проходят подозреваемыми, смехотворными.

«Попав на тот свет, я удивился, насколько слабо мы, в СМИ, еще работали. На Окрестина я понял, что там, в каждой камере по одному, сидят десятки арестованных по делу о «подрыве» антенны Вилейской РЛС России. Между тем на момент моего задержания СМИ совсем ничего не знали об этих задержаниях», — рассказал он, высказав мнение, что при невозможности журналистской работы в Беларуси журналистом может стать каждый.

Он написал, что не знает, по какой логике его и бухгалтера «Нашай Нівы» Ольгу Ракович отпустили, а Андрея Скурко и Егора Мартиновича оставили под стражей и говорит, что всех рассматривал как заложников.

По его словам, в камере, помимо организации быта, он читал сокамерникам лекции по истории и отмечает, что задумал на их основе книгу. Из-за решетки он захватил с собой «реликвию» — бутылку, из которой пил, умывался и на которой спал 13 ночей за неимением подушки.

Андрей Дынько был задержан 8 июля по подозрению в организации групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок по ч.1 ст.342 Уголовного кодекса. В это же день задержали главного редактора «Нашай Нівы» Егора Мартиновича, руководителя отдела рекламы и маркетинга издания Андрея Скурко и бухгалтера Ольгу Ракович. У них дома, в редакции издания, в офисе бухгалтерии прошли обыски. Кроме того, Мининформ ограничил доступ к сайту nn.by. Задержанных отвезли в изолятор на Окрестина. Спустя 10 суток им не предъявили обвинений, но и не выпустили, задержав повторно еще на трое суток по ч. 2 ст. 216 УК (причинение имущественного ущерба без признаков хищения, совершенное группой лиц по предварительному сговору либо в крупном размере). 16 июля Ольгу Ракович отпустили. 21 июля Дынько был освобожден под обязательство о явке, а Мартинович и Скурко взяты под стражу и переведены на «Володарку».

Коллеги сообщали о жестких условиях содержания на Окрестина. По информации «НН», журналистам не отдавали принятые от родных передачи, не выдавали им постельное белье и минимальные средства гигиены, они находились в изоляторе в той же одежде, в которой их задержали, у них не было сменного белья, средств гигиены, дополнительной еды и питья, люди в изоляторе спали на полу либо на «шконках» без белья и матрасов.

Информация о якобы планировавшемся подрыве узла связи ВМФ России в Вилейке прозвучала 2 июля на торжественном собрании по случаю Дня Независимости. Ее озвучил Александр Лукашенко, заявивший, что  средства для подрыва в Вилейке были ввезены из Украины и спрятаны в тайнике в Гомельской области, вместе с пистолетом, из которого планировали убить Григория Азаренка. Лукашенко назвал фамилии задержанных: ГулевичАшуракГлотовГосподарев. Они якобы хотели сбежать в Украину и Литву, но попытки не удались.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Последние новости


🔥 Подпишитесь на нашу страницу в Facebook. Там весело!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: