Тимановская об отстранении с Олимпиады: мне сказали, что вопрос не на уровне Минспорта, а выше

Новости
Кристина Тимановская. Фото: Instagram

Беларусская легкоатлетка Кристина Тимановская, которую сегодня пытались насильно вывезти из Токио, рассказала «Трибуне» о предшествующих этому событиях.

На 15:20 сегодняшнего дня она находилась в отделении полиции токийского аэропорту Ханэда.

По ее словам, вчера к ней пришел главный тренер национальной команды Юрий Моисевич и предложил отказаться от участия в беге на 200 метров – якобы у девушки травма, из-за которой она снимается с соревнований и полетит домой.

«Он сказал, что меня нужно убрать с Олимпиады, что на данный момент меня хотят убрать только с Олимпиады, но если я откажусь и выйду на дистанцию в 200 метров, то меня будут убирать из сборной, лишать работы и, возможно, будут еще какие-то последствия. Мы с тренером еще долго общались и все-таки пришли к решению, что я побегу, но не буду давать никаких комментариев – мол, все пройдет спокойно, пробегу 200 метров и вернусь домой. Но сегодня после обеда ко мне в комнату пришел Артур Шумак, представитель нашей нацкоманды, и Моисевич, и они мне сказали, что буквально через пару часов я должна быть в аэропорту. Мне нужно быстро собирать вещи и выезжать», — рассказала она.

После, по словам Кристины, с ней пытался поговорить психолог.

«Он играл роль, будто я сижу в кабинете министра спорта и говорю: «Да, я виновата, сама инициировала эту встречу». Зачем он это делал, я вообще не поняла», — рассказала она.

Тимановская говорит, что после снова появился Артур Шумак, сообщивший, что у нее на сборы есть 40 минут. Стараясь затянуть время, девушка собирала вещи полтора часа, переписывалась с мужем, с родственниками, с которыми обсуждала, что делать и куда обращаться. В итоге было принято решение поехать в аэропорт, а там пойти в полицию. По словам Кристины, ее сопровождали психолог и начальник отдела международных отношений НОК Василий Юрчик.

В аэропорту девушка подошла к полиции, в то время как сопровождающие не уходили, начали кому-то звонить и сели неподалеку, общаясь по телефону. На место приехали представители беларусской диаспоры в Японии.

По словам девушки, ей не сообщили причины, по которым она должна покинуть Токио.

«Как мне сказал Моисевич, этот вопрос уже не на уровне федерации [легкой атлетики], не на уровне министерства спорта, а уровнем выше. Что меня нужно ликвидировать с Олимпиады, вернуть домой, потому что я мешаю команде выступать. Меня нужно убрать, чтобы все успокоились и соревновались дальше. И это даже несмотря на то, что завтра я должна была бежать 200 метров. Моисевич говорил еще про эстафеты – мол, если две девочки не смогли прилететь, почему оставшиеся не могут прилететь (они еще не в Токио) из-за того, что я не хочу бежать нужно дать шанс этим девочкам пробежать. И это при том, что мои шансы выступить на 200 метров тренеры забирают», — говорит она.

Кристина утверждает, что, несмотря на все, психологическое состояние у нее хорошее, а врачи к ней, как заявили в НОК, не приходили.

«Я нормально держусь, у меня нет никаких проблем со здоровьем, нет травм, нет вопросов с психикой. Я была готова бежать», — отмечает легкоатлетка.

Она говорит, что видео с возмущениями в адрес спортчиновников, опубликованное в Instagram, выложила отчасти на эмоциях, но не отказывается от своих слов.

«Здесь происходит полный хаос. В тот момент, когда узнала, что могу бежать эстафету, попыталась связаться с Шумаком. Он мне не ответил, просто прочитал сообщения. Потом сказал, что у него якобы плохо ловил телефон, поэтому он не смог мне ответить. Моисевич мне написал, что мне никто не отвечал, потому что они хотели уберечь меня от лишней информации, чтобы я лишний раз не нервничала. Однако на эмоции меня вывел их игнор. Это полное неуважение», — считает она.

На вопрос о причинах удаления видео, Кристина говорит, что ей начали звонить с угрозами и требовать, чтобы она удалила запись, если хочет дальше быть в спорте.

«Старший тренер по спринту Евгения Володько звонила даже из Минска, еще кто-то. Володько говорила, что ее вызвали в министерство», — говорит она.

Вчерашний же пост, по ее словам, она написала, чтобы ответить на многочисленные вопросы о причинах эмоций.

Девушка говорит, что опасается лететь в Беларусь.

«Потому что я боюсь, что в Беларуси меня, возможно, могут посадить в тюрьму. Я не боюсь того, что меня уволят или выгонят из нацкоманды. Я беспокоюсь о своей безопасности. И думаю, что на данный момент в Беларуси для меня небезопасно», — считает она.


При этом Тимановская отмечает, что не сделала ничего противозаконного, но в то же время не может назвать конкретную причину своих опасений.

«В том-то и дело, что ничего не сделала, но при этом меня лишили права участвовать в беге на 200 метров и захотели отправить домой. Поэтому я даже не знаю, что вам ответить», — сказала она.

На вопрос о получении политического убежища Кристина говорит, что пока думает, куда обратиться и, возможно, решение будет принято завтра.

Она сообщила, что в этой ситуации ей помогает Белорусский фонд спортивной солидарности.

Она предполагает, что другие члены нацкоманд ничего не знали о происходящем, но некоторые поддержали после сторис в Instagram.

«А по поводу моего отъезда никто ничего не знал, никакой реакции нет», — говорит она.

Дальше Кристина планирует действовать шаг за шагом: просить убежище, покинуть Токио, но другим рейсом.

«Если честно, пока не знаю, к чему может привести. Но виновные в любом случае должны быть наказаны. Вот так вот формировали команду, облажались с эстафетами. И люди должны понести наказание. Думаю, что это, скорее всего, вина не федерации, а нацкоманды по легкой атлетике», — считает она.

🔥 Подпишитесь на нас в Google News, Яндекс.Новости или в Дзен.

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: