«Стер слово «убить». Алла Шарко рассказала о цензуре писем в СИЗО

Новости
Алла Шарко отправляет письма заключенным 23 августа. Фото: "Пресс-клуб"

Программный директор «Пресс-клуба» Алла Шарко, освобожденная из СИЗО на прошлой неделе, дала свое первое интервью. В нем она рассказала о том, какие условия были в СИЗО и что помогало ей переносить заключение, а также об особенностях тюремной переписки и цензуры, которую, как известно, проходят все письма, поступающие и выходящие из СИЗО.

По словам Аллы, она получила 640 писем, открыток и телеграмм, но дошло до нее далеко не все, что ей отправляли: например, как-то Алле пришло первое письмо от одной девушки, но в нем было написано, что это уже одиннадцатое письмо.

Сама Алла написала 812 писем (это без учета писем ее детям). По ее словам, к концу заключения у нее закончилась полуобщая тетрадь, в которую она вносила информацию о всех отправленных и полученных письмах, телеграммах, денежных переводах. Люди присылали фото природы, фотографии с выставок живописи и даже собственные картины, тексты песен, засушенные цветы, рисунки детей — все это, как и вообще любые письма, говорит Алла, в заключении крайне ценно, так как очень поддерживает и помогает не терять связь с реальным миром.

Письма, пришедшие Алле в СИЗО

Алла отметила некоторые тенденции в том, какие письма до нее доходили, а какие нет. По ее словам, сложнее всего с письмами из-за границы. Их пришло лишь около десяти, причем последние четыре — через сервис «письмо.бел», но с весны заграничные письма поступать перестали. Кроме того, почему-то плохо, особенно в последнее время, доходили открытки без конвертов.

«Но за всё это время я так и не смогла вывести какую-то закономерность, почему и когда что-то доходит, а что-то нет. Абсолютно непредсказуемый процесс и очень индивидуальный», — говорит Алла.

Она также рассказала об одном из абсурдных случаев цензуры исходящих писем. Первой книгой, которая попалась Алле в СИЗО, была книга «Убить иллюзии» психотерапевта Курпатова. Женщина решила поделиться этим с мужем и отправила рисунок, но он не прошел цензуру без потерь.

«Книга с таким говорящим названием и штамп на ней – «Библиотека СИЗО». Я тогда написала про эту книгу мужу, перерисовала обложку, а цензор стёр слово «Убить» на этом моём рисунке. Нарочно не придумаешь», — рассказала Алла Шарко.

Рисунок Аллы со стертым словом «убить»

Напомним, программного директора «Пресс-клуба» Аллу Шарко, директора Сергея Ольшевского, основательницу Юлию Слуцкую и ее сына, оператора Петра Слуцкого задержали 22 декабря 2020 года по обвинению в уклонении от уплаты налогов. Они провели в СИЗО восемь месяцев. 19 декабря их внезапно освободили, уголовное дело в их отношении было прекращено, также 23 августа освободили еще одного фигуранта — экс-оператора БТ Дениса Соколовского. Как рассказала Юлия Слуцкая, для этого ей и коллегам пришлось признать вину, выплатить ущерб в двукратном размере и написать прошение о помиловании. За решеткой остается экс-журналистка БТ Ксения Луцкина, которой предъявлено новое обвинение.

🔥 Читайте нас в Twitter!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: