Белсеть антиСПИД: «Мы всегда были нужны государству»

Главное
Иллюстративное фото: appghivaids.org.uk

«Зачистка» — так в КГБ официально назвали ликвидацию общественных организаций, формировавших гражданское общество Беларуси. За один день, 22 июля, были ликвидированы полсотни НГО по всей стране. Это было только начало — на сегодня уже около 250 общественных организаций, некоммерческих учреждений и фондов ликвидированы либо ожидают формального решения суда, который их закроет.

Некоторые считают происходящее местью властей за санкции ЕС, другие считают санкции лишь удобным предлогом. В любом случае, «зачистка» идет по всем фронтам. Ликвидируются не только правозащитные, молодежные и прочие околополитические организации, в которых власть могла узреть «спящие террористические ячейки». Под нож пошли даже экоактивисты, защитники животных и клуб любителей песни.

Масштабы «зачистки» таковы, что она может отбросить беларусское гражданское общество на десятилетия назад, оставит людей наедине с их проблемами, отправит назад в тень болезненные вопросы, которыми не хочет заниматься государство. Мы не можем это остановить, но можем рассказать беларусам о том, ЧТО мы все теряем в этой ликвидации. Сделать снимок на память. В надежде, что все восстановится прежде, чем он пожелтеет.

Спецпроект «Ликвидация» мы начнем с неочевидной, но важной стороны. В Беларуси живет более 23 тыс. человек с ВИЧ-положительным статусом, только за январь-август этого года ВИЧ заразились более 1 тыс. человек. Это люди, которых не замечают, но им требуется постоянная терапия, консультирование, поддержка и защита их прав. От государства они получают только препараты для антиретровирусной терапии (и это было не всегда), все остальное в Беларуси обеспечивается силами общественных и благотворительных организаций, республиканских и местных. Их около пары десятков, они известны только интересующимся и в основном пока работают. Но один удар уже нанесен — и в самый центр. 22 июля была ликвидирована ассоциация «БелСеть антиСПИД», которая объединяла НГО в данной сфере.

— Мы занимались развитием механизмов помощи людям. И это было как гром среди ясного неба, — говорит о ликвидации исполнительный директор «БелСети» Олег Еремин.

Двадцать лет работы с государством и НГО

Еремин был в организации с самого начала — с 2001 года, когда она еще существовала в неформальном виде. Сам Олег пришел в движение помощи людям с ВИЧ в 1997 году. Тогда он был журналистом, и в газете «Имя» вышла его большая статья — на целый разворот — посвященная историям людей, живущих с ВИЧ. В Минздраве, где тогда был отдел по профилактике ВИЧ и СПИД, статью оценили, а Еремина пригласили провести образовательный проект для журналистов по этой теме. Проект в итоге не состоялся, но в саму тему Олег втянулся окончательно.

Олег Еремин. Фото из Facebook

Как вспоминает Еремин, тогда госструктуры были только рады общественному интересу. В 1996 году в Беларуси была вспышка ВИЧ среди наркопотребителей. По словам Олега, государство не знало, что нужно делать и в какую сторону двигаться, и было заинтересовано в развитии общественных организаций, которые будут работать с ключевыми группами и заниматься профилактикой ВИЧ. Олег понимал, что эту сферу нужно развивать как можно быстрее, чтобы остановить эпидемию.

— Я помню одну конференцию «Церковь и ВИЧ». Там был священник из Южной Африки. Он посидел, послушал все то, о чем беларусская сторона морализировала — что можно делать, чего нельзя. А потом встал и сказал: «Вы знаете, мы тоже когда-то так морализировали. Теперь у меня в день одни крестины и десять похорон. И все эти похороны от СПИДа», — говорит Олег.

В 1998-м он возглавил одну из молодежных организаций, занимавшуюся профилактикой ВИЧ. А еще спустя три года некоммерческие организации, работающие в этой сфере, решили создать объединяющую «БелСеть антиСПИД». В 2008 году Еремин стал председателем координационного комитета ассоциации, а с февраля 2021-го, когда ввели соответствующую должность, стал исполнительным директором.

— Ассоциация с 2001 года существовала как неформальное объединение, называлась «Беларусская сеть по ВИЧ и СПИДу». Но в силу того, что законодательство ввело обязательную регистрацию и запрещало деятельность незарегистрированных организаций, в 2007 году мы зарегистрировали ассоциацию «Белсеть АнтиСПИД». В принципе, за время существования «Белсеть» объединила практически все организации, которые работали с темой ВИЧ и СПИДа, — рассказывает Олег.

Фото со страницы Белсети в Facebook

Работать было непросто не только сначала, в том числе из-за бюрократических препон. Серьезной сложностью была процедура получения разрешений на финансовую помощь из-за границы. Об этой известной всем общественникам проблеме Reform.by писал еще пару лет назад.

— В Беларуси ужасное законодательство по отношению к общественным организациям. То есть, представьте, донор дает деньги, чтобы организация помогала людям в своей стране, но организация еще должна заплатить за это налоги, как будто она получила доход.

При этом налоги могли потребовать не только с донорской помощи. Еремин рассказал о показательном случае.

— В 2008 году мы организовали благотворительный рок-марафон, посвященный детям, живущим с ВИЧ. Это было масштабное мероприятие, на котором мы собрали деньги в помощь детям. Мы перечислили их нашим организациям, которые закупили детям обувь, одежду, игровую приставку. А потом меня вызвали в налоговую инспекцию и попросили оплатить за это подоходный налог. Хотя мы отчитались за каждую копейку! А мне говорят: «Вы девочке купили пальтишко и ботиночки, а она не сирота, у нее есть бабушка-опекун. Поэтому бабушка должна заплатить налог», — вспоминает Олег.

Тем не менее ни эти, ни другие сложности не заставили Еремина и других активистов отказаться от своей работы за все 14 официальных и более 20 неофициальных лет. Основными направлениями деятельности «Белсети» было развитие потенциала НКО, которые работают в сфере ВИЧ и СПИД, обмен опытом и развитие партнерства между такими НКО и партнерства НКО с государством. «Белсеть» представляла интересы членов ассоциации на государственном и международном уровнях, помогала организациям в поиске ресурсов, вела большую информационную работу.

— Мы были такой «зонтичной» организацией. Мы проводили тренинги, направленные на консультирование, тестирование и профилактику ВИЧ и СПИДа. Часто проводили их в партнерстве с государством, — рассказывает Еремин.

«Белсеть» проводила Международный форум по ВИЧ и СПИД. Первый форум в 2008-м открывали руководители представительств ООН и ПРООН, замглавы Минздрава. Затем форум проводился каждые два года.

— Это была площадка, где государство и гражданское общество совместно решали проблемы, — говорит Олег. По его словам, после каждого форума был большой скачок в развитии партнерства между структурами здравоохранения и НКО, которые работали с ключевыми группами населения, затронутыми ВИЧ.

Также «Белсеть» выпускала ежеквартальный бюллетень «Вместе», который рассылался и в высшие государственные структуры, и в центры эпидемиологии, и в учреждения здравоохранения.


Обложка одного из бюллетеней

Еще одной задачей «Белсети» был мониторинг качества услуг, которые государство оказывает социальным группам, подверженным риску заражения ВИЧ. Также ассоциация продвигала необходимые изменения в законодательстве.

Так, в 2017 году стоял вопрос об изменении законодательства о государственном социальном заказе, которое позволяло негосударственным НКО участвовать в конкурсах на оказание социальных услуг с оплатой за счет госбюджета. «Белсеть» активно работала с чиновниками, чтобы показать им оптимальные варианты. В итоге с 2018 года правовой механизм госзаказа был изменен так, что НКО получили возможность участвовать в тендерах в сфере услуг по профилактике ВИЧ и других социально опасных заболеваний. Соответственно, и качество таких услуг повысилось.

Кроме того, предложения Еремина вошли в Закон о социально опасных заболеваниях. Вообще, отмечает он, «Белсеть» и ее члены за годы работы многого добились в плане отношения государства к людям с ВИЧ, улучшения законодательства, касающегося людей с ВИЧ, в том числе детей. И происходили изменения в том числе и за счет постоянного диалога и налаживания партнерства с государством, которым занималась ассоциация. Было много совместных с госучреждениями проектов.

— Например, у нас был методический проект, направленный на ресоциализацию людей, вышедших из мест лишения свободы. Мы плотно работали с Управлением надзорно-исполнительной деятельности, организовывали для сотрудников МВД и УВД визиты в места лишения свободы в Германии, чтобы они посмотрели, как там происходит процедура ресоциализации бывших заключенных. Ведь там ресоциализация начинается, еще когда человек находится в тюрьме, и продолжается после его освобождения. Мы даже написали методическое пособие о том, как должна выглядеть ресоциализация. В создании этой книги работали как эксперты со стороны государства, так и эксперты со стороны НГО. И я не раз слышал слова благодарности за эту книгу от территориальных центров социального обслуживания населения, потому что они тоже занимаются бывшими заключенными, — отмечает Еремин.

Хотя, конечно, далеко не все сотрудничество было результативным и далеко не все изменения законов удавалось отстоять.

— В 2018 году у нас был форум с участием депутатов Национального собрания. Мы говорили им о том, как нужно менять подходы в программе профилактики ВИЧ и СПИДа. Но в итоге ничего не сдвинулось. В 2016-м участвовали в формировании закона о ресоциализации заключенных — направляли свои предложения в МВД. Часть из них вошла в проект закона. Проект прошел госэкспертизы и готовился к рассмотрению в парламенте. Но тогдашний вице-премьер по социальным вопросам Жарко сказал, что не наступило время этого закона и нужно еще подождать, так как его реализация требует существенных затрат. Так что закон так и не вышел.

Также «Белсеть» активно продвигала антидискриминационное законодательство. Но и оно так и не было введено. А оно необходимо, потому что в Беларуси все еще очень много стигматизации. В странах, где такое законодательство существует, у людей есть механизмы защиты.

Еремин с Верой Брежневой — послом доброй воли ООН — на одном из международных мероприятий

«Белсеть» выполняла и еще одну миссию, которую в организации считали очень значимой. Ассоциация организовывала для беларусских госслужащих поездки в другие страны для перенимания опыта по работе с профилактикой ВИЧ и СПИД. По словам Еремина, в таких поездках побывали представители Министерства экономики, Минфина, Минздрава, МВД, чиновники из областных исполнительных комитетов. При этом в них участвовали и представители общественных организаций.

— Поймите, когда «Белсеть» возила в Германию госслужащих и представителей НГО, они находились вместе несколько дней, узнавали друг друга, налаживали связи и диалог. А теперь это убрали и убили, — констатирует Еремин.

Например, в 2014 году «Белсеть» вошла в большой международный проект с ассоциацией «Немецкая СПИД-помощь» — это организация, похожая на «Белсеть», только в ее состав входит не 16 организаций, а порядка двухсот. Благодаря этому партнерству, в 2016-м «Белсеть» организовала визит в Берлин для зампредов облисполкомов Беларуси.

— Они увидели, какие программы работают в Германии по профилактике ВИЧ и СПИДа, увидели, как эта работа должна проводиться. Увидели, как государство финансирует эту работу. Мы много обсуждали эту тему, потому что в Беларуси всю работу с ключевыми группами финансировали международные доноры.

Таким образом, подчеркивает Еремин, раньше государство всегда в основном положительно относилось к «Белсети» и остальным НКО, которые занимаются вопросами профилактики ВИЧ. Руководитель ассоциации даже вспоминает, что в Минздраве и других госучреждениях лично его называли главным человеком, представляющим гражданское общество в вопросах, связанных с ВИЧ.

На одной из официальных конференций в национальном пресс-центре

— До июля у нас не было проблем с государством. Еще весной в интервью я рассказывал, как Минздрав признает нашу (всех НГО) значимость и поддерживает нашу деятельность. Мы всегда были нужны государству, а «Белсети» всегда было важно выстраивать партнерство с государством, доносить до государства, какую работу делают НГО и насколько она важна.

Если возникала проблема, мы создавали диалоговые площадки, помогали государству решать проблемы в сфере профилактики ВИЧ и СПИДа. Например, раньше бывало, что случались сбои по закупке лекарственных препаратов для ВИЧ-инфицированных людей. Мы помогали решать эту проблему и наладить механизм своевременной закупки, чтобы люди не оставались без лекарств, — говорит Еремин.

Что касается закупок, по словам Олега, всю работу по профилактике в сфере ВИЧ и СПИДа в Беларуси финансировал Глобальный фонд по борьбе с ВИЧ, СПИД, туберкулезом и малярией. Он и продолжает это делать.

— Глобальный фонд до сих пор финансирует все беларусские сервисы по профилактике ВИЧ, все эти закупки презервативов, одноразовых шприцов, финансирует информационную, образовательную работу. Вначале они финансировали даже заместительную метадоновую терапию и закупку антиретровирусной (АРВТ) терапии для людей с ВИЧ и СПИД, примерно до 2012 года это делалось за счет средств Глобального фонда. Потом уже государство стало само закупать терапию.

Но средства Глобального фонда не поступают в Минздрав сами собой, их еще нужно суметь получить. И здесь НГО тоже очень сильно помогали государству, говорит руководитель «Белсети».

— Лично я участвовал во всех рабочих группах в стране, которые писали заявки в Глобальный фонд. И в том числе благодаря мне в страну на цели профилактики поступали в бюджет миллионы долларов — деньги на помощь гражданам, которые страна из собственного бюджета выделять не хотела, — подчеркивает Еремин.

Наталья Жукова — бывший главный санврач Беларуси, сейчас возглавляет профильный департамент в ЕЭК

Теперь, когда «Белсеть» ликвидирована, вопрос с «добычей» финансирования для этой важной работы тоже остается подвешенным. Некоторые проекты уже однозначно можно похоронить.

— У нас был проект с немецкими партнерами, который получил финансирование на сумму 70 000 евро. Со стороны беларусского государства партнером «Белсети» и в том числе получателем средств в этом проекте выступало МВД. Проект касался женщин с ВИЧ/СПИД в местах лишения свободы и формирования у них приверженности к приему терапии. Дело в том, что терапия у нас в тюрьмах есть, но люди отказываются ее принимать. Одни выбирают чувствовать себя хуже, чтобы их отправили в больницу, то есть облегчили им условия. Есть и СПИД-диссиденты. Концепция проекта была такой: найти в женских колониях и на «химиях» женщин с ВИЧ, обучить их, как воздействовать на других женщин с ВИЧ, чтобы убедить их принимать терапию, а за работу (поскольку платить им нельзя) выдавать мотивационные пакеты с необходимыми вещами — средствами гигиены и т.д. То есть в женских тюрьмах должны были появиться равные консультанты.


Проект одобрили в июле 2020 года, а в октябре должны были перечислить деньги. Со стороны беларусского государства партнером «Белсети» и в том числе получателем средств в этом проекте выступало МВД. Но из-за политической ситуации после прошлого августа в Министерстве иностранных дел Германии сказали, что в связи с избиениями и пытками людей на Окрестина они не будут финансировать проект с участием беларусского МВД и откладывают его на год. Год практически прошел, и сейчас очевидно, что в текущих условиях и после ликвидации «Белсети» Германия никаких денег МВД переводить не будет, — констатирует Еремин.

Ликвидация

Все случилось 20 июля. Вечером в офис «БелСеть антиСПИД» пришли силовики, взломав дверь, а вскоре в телеграм-канале у сотрудника СТВ Григория Азаренка появились фотографии с обыска (в сопровождении специфического текста с оборотами «змагарские схроны» и «спидозная конторка»). На фото посреди стола были выложены листовки «Марш 97%» и надпись на листке бумаги фломастером «Раздать на тренинг».

Взломанная дверь «Белсети». Фото из телеграм-канала Азаренка

А 22 июля Мингорисполком принял решение о ликвидации ассоциации. Официальной причиной было названо несоответствие деятельности уставу организации.

— Никогда за все 14 лет мы не занимались никакой деятельностью, которая бы противоречила нашему уставу! — возмущается Олег Еремин.

Такого поворота событий, несмотря на все происходящее в стране, он даже не предполагал, и ликвидация «Белсети» стала для него полнейшей неожиданностью. Никаких «звоночков» о возможной зачистке, говорит Олег, тоже не было. В беседе с Reform.by он называет случившееся ножом в спину от государства.

— «Белсеть» никогда не была оппозиционной организацией, никогда не стремилась во власть. Мы занимались развитием механизмов помощи людям. И это было как гром среди ясного неба. Причем обыск в организации провели в вечернее время, в присутствии видеокамер, со взломом двери, хотя внизу были ключи. Нам подбросили листовки, которых никогда не было в офисе. Вы не представляете, какой это был шок, — вспоминает Олег.

Он уверен, что ликвидация связана с европейскими санкциями — является своеобразной местью за них.

— «БелСеть антиСПИД» — яркая организация, которую знали за рубежом. Когда Владимир Макей сказал, что в ответ на санкции уничтожат гражданское общество, взялись за «Белсеть», потому что ее уничтожение заметят на международном уровне. Других причин я не нахожу, — признается Еремин.

Несмотря на все многолетнее сотрудничество с государством, говорит глава «Белсети», после новости о ликвидации никто из госструктур не попытался отстоять ассоциацию, ему никто даже не написал и не позвонил.

— Я знаю, что некоторые международные структуры звонили в наше Министерство здравоохранения, направляли письма о роли «Белсети». Но Министерство здравоохранения не решилось выступить в нашу поддержку. Понимаете, в стране сегодня доказать справедливость очень тяжело. Я сейчас говорю такие вещи, в которые сам бы не поверил еще полгода назад. Я понимаю, что люди, с которыми мы сотрудничали, которых возили за границу, сердцем нас жалеют. Но в силу того, что сами они занимают высокие должности, не могут сказать своего слова. 

Что будет дальше

— «БелСеть антиСПИД» была мостиком для всех организаций гражданского общества, которые работают в сфере ВИЧ и СПИДа. Теперь утеряны целые механизмы партнерства. Сейчас каждой организации придется налаживать их самостоятельно.

Я не думаю, что будет катастрофическая ситуация для всех организаций. Некоторые из них напрямую имеют финансирование от Глобального фонда. Но некоторые, более мелкие, не имели, и «Белсеть» старалась их поддерживать. Все это прекратится. Например, у нас сейчас, во время ковида, был проект по продуктовой помощи людям. Мы закупали продуктовые наборы, которые отдавали членам своей ассоциации, а они уже раздавали их нуждающимся людям. В Гомеле, например, так помогали людям, которые только освободились из тюрьмы. Теперь даже этой помощи не будет, — говорит Еремин.

Иллюстративное фото unsplash.com

И все же он не теряет надежды, что сможет продолжить деятельность, если не теперь, то в скором будущем.

— Мне хочется верить, что здравый смысл восторжествует и мы сможем создать новое объединение. Конечно, когда пройдет ликвидация, когда политические страсти улягутся. Сейчас, в ближайшие как минимум полгода, мы не будем ничего создавать.

Сможет ли государство закрыть дыры на месте той работы, которую выполняла «БелСеть антиСПИД»? Глава ассоциации убежден: нет. Ведь государство не будет развивать НГО и партнерство с ними, не будет всерьез проводить мониторинг качества собственных услуг. Соответственно, это качество будет падать.

— В отношении самого себя у меня нет сильной тревоги. Чем я буду заниматься? Я эксперт международного уровня, я могу работать над аналитикой, над документами, могу преподавать. Не думаю, что я пропаду, — улыбается Олег.

Он надеется, что члены ассоциации — организации, которые работали в сфере ВИЧ и СПИД непосредственно с людьми — смогут продолжить свою деятельность.

— Конечно, они тоже под угрозой. Сейчас прошла первая волна ликвидаций, дальше государство будет смотреть, будут ли дальнейшие санкции. Если будут — будут резать дальше, — уверен Еремин. — Если закроют и их, это будет катастрофа.

Олег Еремин. Фото из Facebook

Как уничтожение «Белсети» отразится на людях с ВИЧ?

Являясь ассоциацией, «Белсеть» не была сервисной организацией, а поэтому услуги и помощь непосредственно людям не предоставляла, кроме отдельных проектов. Например, при поддержке ПРООН «Белсеть» открыла сайт, где любой человек мог получить бесплатное юридическое консультирование по всем вопросам, связанным с ВИЧ и СПИД. За полтора года работы этого сервиса 85 человек получили юридические консультации.

Также «Белсеть» создала «Национальную платформу сообществ». Собирал участников и модерировал мероприятия в том числе и сам Еремин. Это была инициатива, объединяющая представителей различных сообществ и групп, уязвимых к ВИЧ и СПИД, или ключевых групп. К ним относятся, кроме самих людей с ВИЧ, люди, употребляющие наркотики, вовлеченные в проституцию, бывшие заключенные, мужчины и женщины, имеющие секс с людьми своего пола, трансгендерные люди. В рамках платформы проводились рабочие встречи по улучшению сервисов для помощи людям с ВИЧ, дискуссии, семинары. Также, общаясь между собой на платформе, представители разных групп избавлялись от стигмы в отношении друг друга.

К слову, как отмечает Еремин, за годы их работы общественникам удалось расширить охват ключевых групп и изменить их понимание государством. Например, трансгендерные люди раньше не считались ключевой группой, и программы по профилактической работе на них не распространялись. Но «Белсеть» настойчиво доносила до госструктур, что зараженность ВИЧ среди трансгендерных людей в 49 раз выше, чем среди населения в целом, что многие из этих людей вовлечены в секс-бизнес. В итоге государство все же увидело трансгендерных людей и стало учитывать их как отдельную ключевую группу, уязвимую к ВИЧ.

— Мы много работали с тем, чтобы государство понимало, что как бы им ни нравились трансгендерные люди, или люди, употребляющие наркотики, или женщины, вовлеченные в проституцию, или мужчины, имеющие секс с мужчинами — все равно с этими людьми нужно работать. Эти группы — мостики к обществу. Знаете, около 25 процентов мужчин, которые имеют секс с мужчинами, имеют и секс с женщинами. То есть это не закрытая группа. Это показывают исследования эпидемиологического надзора, которые Беларусь с помощью общественных организаций проводит каждые два года, — рассказывает Олег.

Он поясняет, что раньше в работе часто сталкивался с тем, что гомосексуальные мужчины считали презервативы ненужными, мол, беременность ведь в таком сексе невозможна. И приходилось проводить в этой сфере огромную работу, чтобы эта ключевая группа практиковала безопасное сексуальное поведение. Еремин считает, что в таких вопросах был достигнут большой прогресс.

О том, как эта работа «Белсети» и организаций, входивших в ассоциацию, помогала людям, находившимся в уязвимом положении, мы расспросили их самих этих людей.

Подросток с ВИЧ: «Благодаря поддержке я стал увереннее в себе»

Андрею (имя изменено) 18 лет. ВИЧ у него с рождения. О своем диагнозе парень узнал от приемных родителей в 11 лет. Сначала Андрей испытал шок, но со временем принял диагноз. Говорит, что в этом ему помогла общественная организация-член «Белсети», которая занимается подростками с ВИЧ. Там он получал качественную информацию и поддержку. Андрей отмечает, что это было очень важно для него, так как он регулярно сталкивался со стигматизацией.

Иллюстративное фото pixabay.com

— В 16 лет я поступил в колледж, и мне нужно было заселяться в общежитие. При подаче документов нужна была медицинская справка. В ней было написано «Б24». Куратор загуглила, что это такое, и рассказала о моем диагнозе руководству колледжа. Когда мы с моей приемной мамой спросили про место в общежитии, в администрации сказали: а мало ли, я возьму чужую бритву и заражу другого человека. Тогда повезло, что мне помогли найти другое место жительства, и мне не пришлось заселяться общежитие от колледжа, где было такое отношение, — делится парень.

С подросткового возраста Андрей знаком с врачами, психологами, равными консультантами, к которым он может обратиться по любому вопросу.

— Мне рассказали, как жить с ВИЧ, как рассказать о диагнозе другому человеку. Я участвовал в тренингах для подростков, я постоянно обучался и впоследствии сам уже делился со своими ровесниками знаниями, знакомился с другими подростками с ВИЧ. Благодаря поддержке я сам стал увереннее в себе. Так что мне действительно очень помогла моя организация. И работа всех организаций, которые занимаются темой ВИЧ, очень важна, — говорит молодой человек.

К слову, до последних лет в Беларуси детям и подросткам с ВИЧ нельзя было заниматься в большинстве спортивных секций, поступать в учебные заведения по профилю МЧС, МВД и т.д. «Белсеть» и входящие в нее организации поднимали эти вопросы в органах власти и добились частичного снятия подобных ограничений.

Трансгендерная женщина: «Хотелось найти организацию, дружественную таким людям, как я»

«Белсеть» помогла в создании первого анонимного консультационного кабинета по вопросам здоровья для трансгендерных людей. Кабинет оказывает услуги тестирования на ВИЧ, предоставляет психологическую помощь, а также проводит равное консультирование.

Оксана (имя изменено) — трансгендерная женщина. О кабинете она узнала на сайте ассоциации «БелСеть антиСПИД». Некоторое время Оксана работала в секс-бизнесе и решилась провериться на ВИЧ. Ей хотелось, чтобы в случае положительного результата рядом были люди, которые могут помочь и поддержать.

Иллюстративное фото pixabay.com

— Я намеренно искала организации, в которых можно безопасно сделать тест на ВИЧ и проконсультироваться. Я, будучи трансгендерной женщиной, хотела найти организацию, дружественную таким людям. Вот так я и попала в анонимный кабинет для трансгендерных людей. Самым ценным и удивительным для меня было то, что консультации проводят сами трансгендерные люди. Поймите, когда беседуешь с людьми такими же, как ты, можно задать больше вопросов, можно раскрыться. Потому что человек проходит все то же, что и ты сам, он может рассказать о каких-то нюансах, может подсказать проверенного врача, может просто поддержать. Это на самом деле очень ценно, — говорит женщина.

Она отмечает, что Беларусь — довольно гомофобная страна, и то, что такое место в Минске существует, даже удивительно. Но крайне важно.

— Если вдруг случится так, что после ликвидации ассоциации закроется и кабинет для трансгендерных людей, это будет реальная катастрофа, — признается героиня.

Своими переживаниями с Reform.by также поделился один из волонтеров кабинета. Он говорит, что Олег Еремин и его коллеги очень хорошо понимали проблемы трансгендерных людей и очень чутко подходили к этой теме. Собеседника не только огорчило само закрытие «Белсети», но и очень возмутило то, как с ассоциацией обошлись.

— Аполитичной организации подкинули листовки, еще и назвали «спидозной конторкой» (речь о посте в телеграм-канале Григория Азаренка с фото после обыска, — прим. Reform.by). Начинаешь думать: а надо ли вообще что-то делать в этой стране? То, что происходит с общественными организациями, вызывает тревогу и страх. Закрытие «Белсети антиСПИД» стало для меня большим разочарованием в стране, в которой я живу. До этой новости меня еще не покидала вера в то, что у нас государство все же заботится о людях. Но после гадостей, написанных про «Белсеть», начинаешь понимать настоящий подход к людям в нашем государстве. Надеюсь, это рано или поздно все-таки закончится, — говорит волонтер.

Равный консультант: «Людям со статусом важно видеть положительный пример»

Анна (имя изменено) живет с ВИЧ с 2016 года. Она узнала о своем статусе, когда прошла бесплатный экспресс-тест в организации, входящей в «Белсеть».

Женщина много лет употребляла наркотики. Именно в одной из общественных организаций, занимающихся профилактикой ВИЧ, она нашла помощь.

Иллюстративное фото pixabay.com

— Благодаря общественной организации я осталась жива, я социально адаптировалась, перестала употреблять наркотики, своевременно начала принимать АРВТ-препараты (антиретровирусная терапия для людей с ВИЧ, — прим. Reform.by). Меня в организации поддерживали очень сильно и поддерживают до сих пор, хотя в моей социальной жизни уже все хорошо. Но периоды ведь у всех бывают разные. Поддержка от коллег — это очень важно, — делится Анна.

«Коллеги» — это потому, что сейчас Анна работает равным консультантом в одной из общественных организаций «Белсети». Равный консультант — это специалист, обладающий равными характеристиками с консультируемым, в данном случае их объединяет ВИЧ-статус. По словам Анны, когда она попала на обучение равному консультированию, именно «Белсеть» выступала донором и оплатила работу тренеров. Ассоциация тогда организовала обучение для людей от всех общественных организаций в сфере ВИЧ/СПИД.

— Тренеры рассказывали, кто такие равные консультанты, как нужно проводить дотестовое консультирование и послетестовое, разбирали кейсы, как себя вести, когда человек узнает о диагнозе. Равным консультантом я работаю до сих пор. Я делюсь своим опытом с людьми, рассказываю, какие трудности были у меня и как я их преодолевала. Консультирую людей, как стать на учет к врачу, мотивирую их не бросать лечение, езжу с ними, чтобы они сдавали анализы.

Понимаете, людям со статусом важно видеть перед собой положительный пример. Им важно видеть, что люди с ВИЧ могут быть красивыми, они могут работать, заводить отношения, детей, жить полноценной жизнью. Я всегда учу людей быть уверенными в себе, отстаивать свои права, и не важно, есть у человека статус или нет. И равное консультирование тоже является своего рода мотивацией для людей принимать терапию и жить полной жизнью, несмотря на статус, — объясняет Анна.

Женщина напоминает о «Национальной платформе сообществ», созданной «Белсетью». Она объединяла и помогала найти понимание разным группам людей с ВИЧ. По словам Анны, инициатива была очень полезной.

— Идея была в том, чтобы каждое сообщество могло поддержать друг друга. Это помогло у многих ключевых групп поменять отношение друг к другу в процессе взаимодействия. Например, люди, употребляющие наркотики, часто плохо относятся к мужчинам, имеющим секс с мужчинами. А в процессе совместного обучения, общения отношение людей друг к другу на глазах менялось в лучшую сторону. И это было очень круто.

Иллюстративное фото pixabay.com

Я не знаю, как это будет работать сейчас. Я всегда переживаю за людей, которые попадают под репрессии. И то, что произошло с Ереминым и остальными работниками «Белсети» — это ужасно, — констатирует Анна.

И все же, говорит женщина, ей хочется верить в то, что остальные организации, работающие с ВИЧ и СПИД, смогут продолжать свою деятельность.

— Для меня работники общественных организаций — это люди, которые постоянно включаются в жизнь других людей. И точно так же в своей работе я отдаю другим людям то, что сама когда-то получила от общественников. Мне тяжело в своей работе, честно. Всем, кто работает в теме ВИЧ и СПИДа, очень тяжело. Потому что отдаешь себя на помощь людям, а многие люди умирают. Хочется, чтобы у всех был шанс на жизнь.

«На этих диалогах можно было сказать чиновникам в лицо: «Я лесбиянка, у меня ВИЧ, я существую»

Наталья с 2005 года работает с девушками со статусом ВИЧ. У нее статус такой же. Наталья говорит, что для нее, как лесбиянки, был очень важен тот вклад, который вносила «Национальная платформа сообществ» в построение взаимопонимания между ключевыми уязвимыми группами и снижение стигматизации. Как отмечает женщина, благодаря тому, что «БелСеть антиСПИД» прислушивались к людям и организовывала диалог между властями и общественными организациями, масштабы помощи людям в профилактике ВИЧ и СПИД в Беларуси значительно выросли.

Новость о ликвидации «Белсети», говорит Наталья, повергла ее в шок, женщина называет происходящее «началом ужаса». Она уверена, что ликвидация ассоциации будет большим ударом по всей сфере профилактики ВИЧ/СПИД в Беларуси.

— Закрытие ассоциации — проблема и потеря для всей страны. Я не знаю ни одного человека, кто сделал больше для страны в сфере ВИЧ и СПИД, чем Олег [Еремин].

Иллюстративное фото pixabay.com

Вы знаете, долгое время наши власти не понимали, что есть бисексуальные женщины, они не понимали, что лесбиянки тоже могут заражаться ВИЧ, что лесбиянки подвергаются сексуальному насилию, при котором их могут заражать ВИЧ. «БелСеть антиСПИД» организовывала диалоги с государством, представителями госструктур, на этих диалогах можно было сказать чиновникам в лицо: «Я лесбиянка, у меня ВИЧ, я существую». Благодаря этим площадкам коммуникации удавалось доносить проблемы, удавалось добиваться того, чтобы люди стали видимыми. Я считаю, что «Белсеть» очень помогла гомосексуальным людям в профилактике ВИЧ и СПИД, — говорит Наталья.

По ее мнению, «Белсеть» и ее организации проводили работу по профилактике ВИЧ и СПИД очень качественно, и государство всегда этим пользовалось. Что будет в этой сфере теперь, женщину очень беспокоит.

— Сотрудничество общественных организаций с государством очень важно. Один из примеров — благодаря нему общественникам можно было приходить в медучреждения и давать рекомендации врачам-инфекционистам, с какой стороны подходить к каждой ключевой группе. Благодаря этим рекомендациям, у врачей менялось мышление, а когда меняется мышление, снижается стигма.

Ассоциация работала со всеми структурами власти. А сейчас все это разрушилось, — констатирует Наталья.

По ее словам, общественные организации, работающие с профилактикой ВИЧ и СПИД, уже год являются объектом внимания силовиков, но теперь, с момента ликвидации «Белсети», пребывают «в ужасе» и боятся любых встреч с чиновниками, даже в Минздраве.

— С сентября прошлого года сотрудники ОБЭПа обзванивали организации и спрашивали про движение денег и на что они идут. Если организация молодежная, то задавали вопросы про политику и спрашивали, какую мы воспитали молодежь. Сейчас те организации, которые живут за средства Глобального фонда по борьбе с ВИЧ, просто в ужасе от происходящего. Вряд ли сейчас кто-то осмелится вносить какие-то предложения государству и идти наперекор ему, все запуганы. А ведь от этого эффективность помощи только снижается. А люди продолжают заражаться ВИЧ, — резюмирует женщина.

* * *

Авторы: Евгения Долгая, Ирина Купцевич

* * *

Понравился материал? Обсуди его в комментах сообщества Reform.by в Facebook!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Последние новости


🔥 Читайте нас в Twitter!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: