Экодом: «Леса и болота не могут ждать демократических изменений»

Главное
Фото: Reform.by

«Зачистка» — так в КГБ официально назвали ликвидацию общественных организаций, формировавших гражданское общество Беларуси. За один день, 22 июля, были ликвидированы полсотни НГО по всей стране. Это было только начало — на сегодня уже около 250 общественных организаций, некоммерческих учреждений и фондов ликвидированы либо ожидают формального решения суда, который их закроет.

Некоторые считают происходящее местью властей за санкции ЕС, другие считают санкции лишь удобным предлогом. В любом случае, «зачистка» идет по всем фронтам. Ликвидируются не только правозащитные, молодежные и прочие околополитические организации, в которых власть могла узреть «спящие террористические ячейки». Под нож пошли даже экоактивисты, защитники животных и клуб любителей песни.

Масштабы «зачистки» таковы, что она может отбросить беларусское гражданское общество на десятилетия назад, оставит людей наедине с их проблемами, отправит назад в тень болезненные вопросы, которыми не хочет заниматься государство. Мы не можем это остановить, но можем рассказать беларусам о том, ЧТО мы все теряем в этой ликвидации. Сделать снимок на память. В надежде, что все восстановится прежде, чем он пожелтеет.

Читайте на Reform.by

Белсеть антиСПИД: «Мы всегда были нужны государству»

Среди ликвидированных организаций уже около 20 экологических. Они вносили огромный вклад в охрану окружающей среды, помогали беларусам отстаивать их право на благоприятную среду для жизни. Reform.by поговорил с представителями нескольких из них. Активисты рассказали, чего им удалось и не удалось добиться за годы работы, как они оценивают текущую ситуацию и каким видят будущее — собственное и страны.

«Экодом»

«Экодом» был одной из старейших и авторитетнейших экологических организаций в стране. Накануне ликвидации он отмечал 25-летие. Но его история началась еще раньше. Фактически «Экодом» вырос из молодежной общественной организации «Next Stop New Life», которая работала с пострадавшими от аварии на Чернобыльской АЭС. Картины детей из чернобыльской зоны продавали партнёры в Германии и Голландии и так собирали пожертвования. За эти деньги детей возили на Байкал — оздоравливать и учить.

Фото из архива ОО «Экодом»

Но потом цены на билеты резко выросли. Активисты решили найти чистое место в Беларуси и построить там экологический образовательный центр. В Россонском районе на озере Нещердо молодежной организации выделили четыре гектара земли. Активисты планировали построить центр за счет частных пожертвований от немецких партнеров. На тот момент у них было около 20 тыс. немецких марок (около $14-15 тыс. по тогдашнему курсу). К сентябрю 1995 года был разработан эскизный проект экодома. Потом строительство также выросло в цене, и идею отложили. Часть активистов решила, что они хотели бы заниматься образовательными проектами и для этого стоит зарегистрировать новую организацию.

Свидетельство о регистрации «Экодому» подписали 21 июня 1996 года (30 сентября 1999 года был перерегистрирован как республиканское общественное объединение). Активисты организации между собой назвали ее солнечной, потому что 21 июня — день летнего солнцестояния.

Фото из архива ОО «Экодом»

Среди создателей организации были Ирина Сухий, Ирина Белая, Татьяна Новикова, Андрей Зборовский. В беседе с Reform.by Ирина Сухий с улыбкой вспоминает, что они, молодые активисты, были очень романтичными.

«В миссии нашей организации звучало: общественное объединение «ЭКОДОМ», основываясь на принципах демократии и устойчивого развития, вместе с единомышленниками создает гармоничные отношения внутри и вокруг себя, в доме, в стране, в мире, во Вселенной. Мы не хозяева и не гости, а неотъемлемая часть живой системы мира. «Экодом» вырос скорее из такого гуманитарного проекта, направленного на то, чтобы дети, которые вырастут, понимали хрупкость природы и мира, что развитие технологий не всегда безопасно для природы и для нас самих», — рассказывает Ирина Сухий, член совета и соосновательница ОО «Экодом».

Ирина Сухий. Фото из личного архива.

В уставе организации значилось: «Цель Экодома — это пропаганда идей устойчивого развития и экологически целесообразного образа жизни». Термин «устойчивое развитие» в Беларуси тогда почти никто не знал.

«Татьяна Новикова пришла к нам с этим термином и говорит: «Вот, смотрите, это как бы будущее, это то, что нужно делать, это очень важно, устойчивое развитие – это изменения цивилизационного подхода. То есть у нас вот грядет экологический кризис, и нужно, чтобы все страны меняли свои подходы». Мы послушали, мы знаем, что Таня Новикова умная девушка, плохого не предложит, и вписали. Но я могу точно сказать, никто толком не понимал, что это такое», — говорила Сухий в подкасте, посвященном 25-летию «Экодома».

Из журнала «Белорусский климат», январь 1995 года: «Человек общается с миром через дом. Люди рождаются в доме, и дом влияет на них. Человек во многом повторяет собственный дом и повторяет себя в новых домах и людях. Мы устали жить в плохом доме. Нам плохо в чужом доме. Экодом – это центр и дом, и само по себе возможное решение проблемы взаимоотношений «человек — окружающий мир». Экодом и жизнь в нем, как и все вокруг, подчиняются особым законам. Это законы семьи, которая принимает тех, кто хочет научиться, вырасти в новом качестве, чтобы потом вернуться к себе…»

Уже в первые годы «Экодом» занялся популяризацией в Беларуси образовательной программы «ЭкоЛоджик». Она широко применяется в школах Швеции и рекомендована в других странах Европы. Суть ее в обучении детей интерактивными методами по критериям устойчивого развития. Этот подход к образованию основан на инновационных методах преподавания, ориентации на практику и рассматривает любые вопросы с трех разных перспектив – экономической, экологической и социальной. Беларусские активисты стажировались в Швеции, Британии и Польше и затем проводили тренинги для беларусских педагогов, госслужащих, общественников по всей стране.

«Нам важно было, чтобы дети с раннего возраста начали понимать взаимосвязь экологии, экономики и социума. Идея была в том, что когда они вырастут и станут президентами, управленцами каких-нибудь заводов или преподавателями вузов, у них уже будут заложены знания про устойчивое развитие», — объясняет Ирина Сухий.

Фото из архива ОО «Экодом»

«Экодом» также был первой организацией, которая привезла в Беларусь термин «пермакультура».

«Всегда, когда меня просят сказать, что такое пермакультура, я говорю, что вот, смотрите, лес, мы туда каждый год приходим, собираем грибы-ягоды, древесинку берем, но мы его не полем, в идеале и не сажаем. И тем не менее он каждый год плодоносит и приносит нам радость. И если таким же образом организовывать свой участок, то получается, что при затрате гораздо меньших ресурсов и усилий ты получаешь достаточно хорошие результаты. И про эту концепцию мы говорили, что ее можно переносить не только на выращивание, а на организацию всей своей жизни. Там такие универсальные принципы: у каждого элемента должно быть несколько функций, а каждую функцию должны поддерживать несколько элементов, и это все образует связанную систему», — рассказывала Сухий в подкасте.

Здесь Ирине 28 лет. Фото из личного архива.

Ирину Сухий, которая до 2013 года была председателем совета ОО «Экодом», активисты любя называют «бабушкой беларусского экоактивизма». Филолог по образованию, она ни дня не работала по специальности, занималась художественной фотографией и в 1987 году стала участницей арт-группы «Беларусский климат». А в 25 лет Ирина пришла в молодежную организацию «Next Stop – New Life», связанную с экологическим активизмом. Свою любовь к природе, приведшую ее в экодвижение, Сухий связывает с детством.


«В детстве я много времени проводила с родителями на природе, собирая грибы в лесах каждую осень. Я помню, когда училась в школе, какое-то время даже хотела жить в лесу. Конечно же, Чернобыльская катастрофа очень повлияла на меня, через такие вещи понимаешь, что развитие цивилизации может привести к тому, что вообще все может погибнуть», — рассказывает Ирина.

Сотрудничество с государством

В 1999 году Беларусь ратифицировала Орхусскую конвенцию о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды. Во встречах по обсуждению готовящего текста конвенции участвовала Ирина Сухий, тогда председатель совета ОО «Экодом». Конвенция вступила в силу в 2001 году, и Ирину наняли как национального координатора для европейского проекта по внедрению конвенции в практику в Беларуси.

«Я помню, к нам приезжали немецкие активисты и спрашивали, занимаемся ли мы политикой, мы говорили, что нет и не собираемся. Но уже в начале двухтысячных основными экологическими темами в Беларуси стали устойчивое развитие и права граждан на окружающую среду. В 2001 году конвенция вступила в силу, и страна должна была менять свое законодательство в соответствии с ней. С этого момента началось сотрудничество «Экодома» с государством.

Наши отношения складывались неплохо, но тут речь идет о сотрудниках Минприроды. Они были заинтересованы в нашем диалоге. Мы начали заниматься экологическим законодательством, обсуждать его, делали свои замечания, предлагали изменения. Даже если наши предложения или рекомендации не выполнялись, все равно наши разговоры были довольно конструктивными», — вспоминает Ирина.

Фото из архива ОО «Экодом»

Но через несколько лет отношения испортились. В 2006 году власти объявили о планах построить АЭС, и с этого у «Экодома» начались серьезные проблемы с государством.

Сначала организация направила в Минэнерго письмо с предложением организовать общественное обсуждение по поводу АЭС, как того требует Орхусская конвенция. Минэнерго прислало ответ, что, по их мнению, общественность могла бы найти себе более полезное занятие, а именно разрушить радиофобию и объяснить гражданам, почему АЭС необходима.

В 2008 году члены «Экодома» вошли в «Белорусскую антиядерную кампанию», в которой также участвовали Белорусская партия «Зелёные», инициатива активистов из Островца «Островецкая АЭС – это преступление», движение «Учёные за безъядерную Беларусь» и многие общественные деятели. В БАЯК организовывали обсуждения и круглые столы с учёными, там появились экологические юристы. Была инициирована первая в стране общественная экологическая экспертиза, ее проводили, опираясь на закон об охране окружающей среды. Положение об общественной экспертизе разрабатывал экологический юрист БАЯК Сергей Магонов вместе с юристом из Минприроды. Впоследствии оно стало использоваться повсеместно, с того времени в Беларуси прошло уже несколько десятков общественных экологических экспертиз.

Фото из архива ОО «Экодом»

В благодарность за такую активность уже в том же 2008-м «Экодом» получил проверку со стороны налоговой и Минюста.

«Я была уверена в 2008-м, что нас уже тогда закроют. Я не помню точно фамилию чиновника Минюста, который пришел к нам, но помню, что он был известен тем, что закрыл уже десять организаций. Минюст давал предупреждения даже за то, что неправильно висит табличка на двери. А два таких предупреждения — и организацию закрывают. Но, на удивление, нас проверили и нашли какие-то недочеты, мы их исправили, оповестили Минюст — и нам сказали, что больше претензий к нам нет. Потом и налоговая нас проверяла, что-то находила, но все это заканчивалось как-то легко, по сравнению с теперешними временами», — грустно улыбается Ирина.

В том же 2008 году, говорит она, Экодом попал в «черные списки», и организации фактически запретили вести экологическую образовательную деятельность.

«Мы стали одной из тех организаций, с которыми школам было «не рекомендовано» сотрудничать. И, соответственно, образовательная деятельность сошла на нет».

Уже в то время члены «Экодома» сталкивались с арестами, которые тогда были не так обыденны, как сегодня. В 2009 году за попытку попасть на общественные слушания по АЭС арестовали одного из участников антиядерной кампании – россиянина Андрея Ожаровского. А в июне 2012 года основательницу БАЯК Татьяну Новикову, Ирину Сухий и Ожаровского задержали за попытку передать в посольство РФ в Минске открытое обращение против строительства АЭС.

«Я тогда отделалась штрафом, потому что у меня была дочка несовершеннолетняя, а Таня с Андреем получили по 5 и 10 суток», — вспоминает Ирина. После ареста Андрею Ожаровскому запретили въезд в Беларусь на 10 лет.

Фото из архива ОО «Экодом»

Тем не менее, подчеркивает Сухий, у «Экодома» продолжалось довольно плодотворное сотрудничество с Минприроды.

«До самого конца, пока нас не закрыли, «Экодом» оставался членом общественного консультационного совета при Минприроды, входил в рабочую группу по разработке законодательства, касающегося вопросов экологии. Из опыта работы с Минприроды скажу, что каждый следующий министр природных ресурсов был хуже предыдущего. С каждым разом все сложнее было работать. Но и атмосфера в самом министерстве становилась хуже. Оттуда уходили все лучшие специалисты, и сейчас профессиональный потенциал Минприроды очень низкий. Мне кажется, сегодняшний министр вообще слабо представляет ситуацию о всех этих глобальных процессах», — говорит активистка.

Работа с обществом

Кроме Минприроды и прочих ведомств «Экодому» приходилось много взаимодействовать с местными органами власти, помогая местным жителям решать различные вопросы в сфере экологии и окружающей среды. Об этой части работы нам рассказала исполнительный директор организации Марина Дубина.

Марина Дубина. Фото Reform.by

Марина, юрист по образованию, пришла в «Экодом» около семи лет назад и впоследствии стала координировать правовое направление: занималась защитой прав граждан на благоприятную окружающую среду, продвижением участия местных сообществ в принятии экологически значимых решений. Ее путь в экоактивизм начался в 2011 году, когда знакомые активисты позвали девушку на общественное обсуждение застройки парка Дружбы Народов. Позже, в 2014-м, она подключилась к защите парка 40-летия Октября в центре Минска. Там планировали к Чемпионату мира по хоккею вырубить часть парка и построить гостиницу «Пекин».

«Местные жители были активными, они выступали против вырубки деревьев. И мне как-то очень лично заболело. Вместе с экологическими активистами мы общались с жителями, пытались понять, чем и как можем им помочь. Готовили обращения, изучали документы застройки, и в итоге меня затянуло в экоактивизм», — улыбается Марина.

Отстоять деревья не удалось. Но случай оказался резонансным и, по словам Дубиной, увеличил интерес людей к вопросам застройки и вырубки зеленых зон, в дальнейшем общественные обсуждения таких проектов стали довольно многолюдными. Были в том же 2014 году и успешные кейсы. Например, в трех километрах от Молодечно прямо возле деревни Мойсичи собирались построить свинокомплекс, «Экодом» помог жителям добиться его переноса.

«В деятельность Экодома входила помощь жителям во взаимодействии с местными органами власти по экологическим вопросам. Каждый год до последнего времени у Экодома было около 300 обращений от жителей. Иногда мы ходили в суды, иногда просто писали жалобы и обращения, иногда просто рассказывали, какие есть права у жителей, что они могут делать, куда обращаться, кому писать, где что считается незаконным, а где законным.


И опыт взаимодействия с властями бывал у меня очень разным. Иногда это действительно была какая-то конфронтация, но были и позитивные вещи. У нас был опыт, когда нас приглашали проводить семинары и тренинги для представителей местных органов власти о том, как проводить общественные обсуждения, как учитывать комментарии и пожеланиям местных жителей. Бывало, нам звонили из различных местных исполкомов и просили объяснить, как лучше сделать сайт, чтобы жители находили раздел общественных обсуждений.

Мы видели на практике, что местные исполкомы, особенно в регионах, — к ним редко обращаются активисты, — зачастую даже не знают экологического законодательства. И поэтому для нас и для местных жителей важно было просвещать их, чтобы они выполняли свои обязанности, чтобы они давали документацию в полном объеме, предусмотренном законом. И мы видели, что те исполкомы, которые чаще сталкивались с экологическими вопросами, затем все больше понимали, что им делать с обращениями жителей», — говорит Марина Дубина.

Фото из архива ОО «Экодом»

В 2016 году жители минского Сельхозпоселка встали на защиту своего сквера Котовка после того, как власти решили отдать часть зеленой зоны под строительство костела. Некоторые жители сутками дежурили в сквере. Расчистку территории пришлось прекратить. «Экодом» тогда консультировал местных. Это был сложный и громкий случай, который показал, почему надо обсуждать проекты застройки на ранней стадии.

«У многих людей, которые к нам обращались, было ожидание, что они нам сообщат о проблеме, а мы сами будем ее решать. Но мы всегда говорили, что мы можем: подсказать, к кому обратиться с проблемой, что можно с этим сделать, свести с другими людьми, кто уже обращался с этой проблемой к нам. «Экодом» за людей не решал проблемы. И, мне кажется, отчасти благодаря нашей работе люди больше начали обращать внимание на экологические проблемы, участвовать в акциях, обсуждениях. С годами у людей появилось понимание, что важно и нужно бороться за свои права», — считает Марина.

В 2016 году «Экодом» начал активно консультировать брестчан. Около Бреста компания «АйПауэр» решила построить завод по производству аккумуляторных батарей. Всё это вылилось в протесты местных жителей на протяжении нескольких лет, сопровождавшихся репрессиями и арестами. «Экодом» включился в проблему местных жителей, проводил круглые столы и пытался провести общественную экологическую экспертизу завода. Была даже попытка провести местный референдум, но не получилось (задолго до того, как его пообещал Лукашенко, так и не выполнив свое обещание). По словам Дубиной, случай с аккумуляторным заводом показал удивительно сильную самоорганизацию жителей. Однако в итоге после вмешательства Лукашенко завод был достроен и запущен, несмотря на мнение брестчан.

Фото из архива ОО «Экодом»

Ликвидация

Беларусские экоактивисты — как, впрочем, и почти все активисты — в ходе подавления протестов попали под удар практически с самого начала. Уже 6 сентября 2020 года Ирину Сухий забрали из дома силовики. Ей дали 5 суток ареста по статье 23.34 КоАП за участие в протестах. Силовики приходили и к ее дочери, и к члену совета «Экодома» Ксении Малюковой, а также пытались вломиться к Марине Дубиной. Тогда же были задержаны и другие активисты. А Дубина в октябре была задержана на улице людьми в штатском и получила 13 суток ареста. Но до «системных мер» дошло позже — тогда же, когда это случилось с другими общественными организациями.

21 июня «Экодому» исполнилось 25 лет. Прямо на следующий день Минюст направил организации письмо о внеплановой проверке. Оно шло почему-то удивительно долго — в организации о нем узнали лишь 6 июля, когда на предоставление большого объема документов в Минюст оставалось три дня. В середине июля у Дубиной провели обыск. А 31 августа Верховный суд постановил ликвидировать «Экодом». Решение о ликвидации вынесла судья Анна Соколовская. С организации еще и взыскали 87 рублей судебных издержек. Несмотря на тесное и успешное сотрудничество с государством, никто из чиновников не встал на защиту «Экодома» и даже лично не поддержал активистов после ликвидации.

Ирина Сухий и Марина Дубина были вынуждены уехать из Беларуси, но — и благодаря этому — все равно продолжают свою работу. Как она теперь организована, лидерки «Экодома» не уточняют в целях безопасности. Но в беседе с Reform.by признаются, что теперь уже не слишком сожалеют об утрате официального статуса «Экодома».

Ирина Сухий. Фото из личного архива.

«Раньше, если организация была зарегистрирована, это давало возможность быть участником общественной жизни. Но сейчас юридическое лицо не дает никаких преимуществ — только проблемы. Когда в Беларуси все изменится, думаю, что не будет проблем восстановить юридический статус. Главное — не статус, сейчас главное то, что мы можем делать и должны делать.

Есть вещи, которые не могут подождать демократических изменений: у нас вырубают все леса, уничтожают болота. Никакими демократическими изменениями мы их не вернем. Важно продолжить нашу деятельность, помочь людям защитить свое право на окружающую среду, защитить нашу природу. Для нашего счастливого будущего», — подчеркивает Ирина Сухий.

Но, отмечает Марина Дубина, продолжить работу после ликвидации смогут далеко не все экологические организации.

«На активистов оказывается давление, продолжаются репрессии, организации принуждают и к самоликвидации. И не все готовы говорить об этом публично», — с сожалением констатирует девушка.

Марина Дубина. Фото Reform.by

И все же есть позитив, добавляет Марина. Говорит, за годы работы в «Экодоме» она заметила, как вырос у беларусов запрос на участие в принятии экологических решений.

«Внушает оптимизм то, что люди стали больше интересоваться экологией, стали мониторить, какие обещания государство выполнило, какие обязанности исполняет, какие нет. Спрос на экологическую тематику начал расти примерно с 2015 года и вырос очень значительно. Буквально семь лет назад на общественные обсуждения по экологическим вопросам приходили каких-нибудь три активиста и два журналиста. В последние годы это были полные залы неравнодушных людей. Местные жители создавали тематические группы и чаты в социальных сетях. У людей за последние годы развеялись какие-то иллюзии о государственной системе. И это тоже важно в целом в плане гражданского самосознания», — отмечает активистка.

«Багна»

В детстве Костя много времени проводил у бабушки в деревне и очень интересовался природой. Сегодня Константин Чикалов — председатель общественного объединения «Багна». Точнее, был им, поскольку организация уже ликвидирована Мингорсудом.

«Еще будучи школьником, я занимался помощью и спасением бездомных животных. Я хотел развиваться в области охраны природы и поступил в экологический университет имени Сахарова. Так меня и затянуло в экологическую деятельность, я много волонтерил, даже на Камчатку ездил охранять дикую природу», — вспоминает Константин.

Константин Чикалов. Фото из личного архива

Общественная организация «Багна» появилась в 2013 году на базе кампании «В защиту беларусских болот». Ее начали в 2011 году несколько НГО с целью остановить торфодобычу на охраняемых природных территориях. Совмин тогда издал постановление, предусматривающее осушение восьми болот под добычу торфа. Часть этих болот находилась в черте заказников и других особо охраняемых природных территорий.

Активисты направляли премьер-министру обращение с просьбой отменить постановление, под ним подписались ряд экологических организаций, среди которых ОО «Ахова птушак Бацькаўшчыны», «Экодом», «Центр информационной поддержки общественных инициатив «Третий сектор».

«Сохранение беларусских болот — залог поддержки природного баланса, защита природного достояния, которое играет значительную роль в формировании климата, сохранении биологического разнообразия», — говорилось в обращении.

Фото из архива ОО «Багна»

Постепенно единомышленники, проводившие кампанию в защиту болот, решили создать отдельную организацию. Для этого в 2013 году было реорганизовано объединение «Чистая вода», существовавшее с 1999 года.

«Мы изменили название и переделали организацию под наши интересы. Основным направлением мы определили деятельность, связанную с охраной болот и дикой природы», — рассказывает Константин. Так появилась «Багна».

«Багна» работала над сохранением болот и природы Полесья, образованием в области охраны дикой природы и практиками устойчивого управления биоразнообразием и природными экосистемами. Задачами «Багны» было распространение идей устойчивого развития, продвижение прав граждан на благоприятную среду. Отдельная рабочая группа «Охрана дикой природы Беларуси» занималась проблемами особо охраняемых природных территорий и способствовала расширению и созданию новых заповедников, заказников и т.д., улучшению их управления и сохранению на них дикой природы.

Организация регулярно проводила Школу дикой природы, где лекции от ведущих профильных экспертов сочетались с природоохранными практиками, Школу адвокатирования — тренинговый курс для активистов и специалистов по защите прав на благоприятную окружающую среду, природоохранную толоку, мероприятия для экологического образования и продвижения принципов устойчивого развития и экологического туризма, например Мастерскую ландшафтной архитектуры.

Фото из архива ОО «Багна»

«С самого начала создания организации мы понимали, что жить только на грантах будет достаточно сложно. Мы сами писали заявки европейским донорам. Какие-то из них выигрывали, какие-то нет. Мы все поступления регистрировали официально, каждый год какое-то финансирование у нас было. В последние годы мы уже считались экспертной организацией, доноры нас знали, поэтому мы были более устойчивы в плане финансирования. И мы, конечно же, рассчитывали на то, что и дальше будем набирать обороты и увеличивать состав команды, делать более масштабные проекты. Мы планировали выводить организацию на самообеспечение — собирались предоставлять услуги. Например, мы могли бы делать экспертизу по разным направлениям, связанным с дикой природой, могли бы развивать туристическое направление», — рассказывает Чикалов.

В конце 2014 года в Минске состоялась премьера фильма «Подых балот» — документального проекта «Багны». В фильме герои рассказывают, какое огромное место болота занимали в их жизни, в жизни деревни.

«Мы тогда не знали, чем закончится вся эпопея с осушением живых прекрасных экосистем в заказниках, и я очень хотела заархивировать эту историю для будущих поколений. Чтобы люди знали, что кто-то принял такое решение, и вот мы все лишились тысячи гектаров ценнейшей природы, которая сама уже не сможет восстановиться», — рассказывала инженер-эколог и одна из лидеров организации Ольга Каскевич.

Общественная кампания «В защиту беларусских болот» была завершена в 2015 году, достигнув своей цели: ей удалось привлечь внимание общества и правительства к проблеме осушения болот, и постановление Совмина о разработке охраняемых торфяников было отменено.

«Результатом нашей активности стала разработка стратегии сохранения и устойчивого использования торфяников. Эта стратегия была разработана Минприроды и учеными Академии наук при поддержке ПРООН. Затем она стала основой законопроекта по сохранению и устойчивому использованию торфяников в Беларуси. Как раз в разработке закона наша организация принимала участие, мы входили в рабочую группу», — говорит руководитель «Багны».

Фото из архива ОО «Багна»

Стратегию правительство приняло в 2016 году, а в 2019-м году был подписан закон об охране и использовании болот.

«Он по-своему уникален и имеет свои плюсы и минусы. Я думаю, что с появлением этого закона наши болота более-менее остаются в сохранности. Но так будет только при условии, что в стране остаются общественные организации, которые могут мониторить, насколько этого закона придерживаются на практике, насколько успешно он применяется», — подчеркивает Чикалов.

После завершения кампании по защите болот «Багна» занималась как раз этим: вела мониторинг и сбор сведений, где законодательство работает, а где нет, как его нужно улучшить.

«После общественной кампании болота стали иметь большое значение для Беларуси: им уделяют внимание, туристические агентства организовывают поездки на болота. И сегодня болота на самом деле стали визитной карточкой Беларуси», — констатирует активист.

Фото из архива ОО «Багна»

Хотя проблемы с болотами, добавляет он, все же остаются. Например, все еще часто случаются опасные для экосистем пожары на торфяниках, виноват в которых чаще всего человек.

За годы работы «Багна» спасла не только несколько болот, но еще и рысь — активисты добились остановки охоты на это животное. Также совместно с другими организациями удалось добиться приостановки реализации проекта по строительству европейского судоходного пути Е40, который должен был соединить Балтийское и Черное моря. Он предусматривал вмешательство в русло Припяти и других водоемов, что повлекло бы необратимые последствия для природных экосистем.

Были и неудачи: не удалось добиться запрета на весеннюю охоту (Беларусь остается одной из последних стран, где разрешен отстрел животных весной, что приводит к истреблению не только охотничьих видов, но и включенных в Красную книгу). Также активисты безуспешно пытались добиться запрета на охоту с капканами. В большинстве стран Европы эти орудия, наносящие увечья всем подряд, запрещены с 1982 года, когда вступила в силу Бернская конвенция об охране дикой фауны и флоры и природных сред обитания. Беларусь присоединилась к этой конвенции, но с оговоркой оставить за собой право использовать капканы. В 2017 году природоохранные организации инициировали кампанию по запрету капканов, а также электронных манок и приборов ночного видения на охоте. Но их предложения были отвергнуты властями.

Фото из архива ОО «Багна»

Все годы «Багна» работала в постоянном партнерстве с рядом международных сетей и коалиций: Peatlands and climate change mitigation group, International Mire Conservation Group (IMCG), Coalition Clean Baltic (CCB), Riverwatch, Environmental Paper Network. А также входила в ряд консультационных советов при Минприроды и Национальной академии наук Беларуси, была включена в рабочие группы по совершенствованию природоохранного законодательства.

Чикалов особенно подчеркивает, что «Багне» повезло поработать с Министерством природных ресурсов во время кампании по охране болот. Костя говорит, что в то время там работали профессионалы.

«Эти люди по-настоящему болели за сохранение природы и за охрану природных ресурсов Беларуси. И нам очень жаль, что на протяжении последующих лет министерство становилось все более непрофессиональным и слабым», — отмечает активист.

Ликвидация

«Багна» была ликвидирована Минским городским судом 31 августа. Константин Чикалов вспоминает, что узнал о назначенном заседании в поезде, когда ехал волонтерить в Беловежскую пущу. Ему пришло смс-сообщение от суда. Он признается, что хотя и ожидал этого, новость все равно стала для него ударом.

В иске Мингорисполкома говорилось: организация якобы политизировала свою деятельность, поддерживала протестное движение, ее члены якобы активно участвуют в телеграм-чатах, признанных экстремистскими. Никаких фактов, которые бы доказывали эти утверждения, в иске приведено не было. Организация всегда работала согласно закону, подчеркивали в «Багне», отрицая претензии. Но это, как и во всех остальных случаях, не помогло.

«Я надеялся до последнего, что «Багну» не ликвидируют. Два дня испытывал сильный стресс от новости о ликвидации, даже приболел немного. Было очень печально. Сейчас уже немного успокоился и смирился, выдохнул.

Константин Чикалов. Фото из личного архива

Я много думал, почему ликвидировали нас и наших коллег. В действиях властей в отношении экологических организаций никакой логики нет. Люди оказались совсем далеки в своих представлениях от того, чем на самом деле мы занимаемся и какой внесли вклад в охрану природы. Они просто ликвидировали организации как расходный материал», — говорит Константин. На вопрос, пытался ли их защитить кто-то из Минприроды или высказал ли кто-то из знакомых чиновников сочувствие, он отвечает отрицательно.

Из-за ликвидации «Багне» пришлось остановить три важных проекта, которые она вела в последнее время. Один из них посвящен туристическому потенциалу Полесья. В декабре в минском «Корпусе» прошла посвященная ему выставка. Ее планировали возить по разным городам Беларуси, были договоренности, но теперь планы реализованы не будут.

Также «Багна» перед ликвидацией получила финансирование от европейских партнеров на сумму около десяти тысяч долларов на проект, связанный с защитой рек. Деньги пришлось вернуть.

«Донор вошел в наше положение и выразил нам сочувствие и поддержку», — усмехается Константин.

Фото из архива ОО «Багна»

Он пока не знает, в каком виде «Багна» продолжит работу — члены объединения еще обдумывают это. Ближайшие месяцы займут вопросы ликвидации юрлица.

«С исчезновением общественных организаций, я боюсь, ситуация в стране очень сильно изменится в худшую сторону. Потому что если в последнее время мы как-то частично дополняли Минприроды, закрывали какие-то, скажем так, их слабые места, то сейчас закрывать их будет некому.

Боюсь, местные жители будут попадать в те ситуации, когда не смогут и не будут знать, как защитить важные для них территории, леса или реки. Ведь наша организация занималась еще и просвещением, не говоря уже про отстаивание прав на благоприятную окружающую среду», — добавляет Чикалов.

«Время Земли»

Брестское молодежное общественное объединение «Время Земли» было основано 23 июля 2015 года. Директор организации, Григорий Терентьев, рассказывает, что его затянуло в сферу экологии после школы экологического активизма, который проводила «Зеленая сеть».

«Еще до регистрации организации у нас сложился костяк из 10 ребят-волонтеров из разных регионов Брестской области, с которыми мы участвовали в разных экологических мероприятиях и вместе организовывали различные экологические акции. И вот это наше волонтерство переросло в организацию. После регистрации объединения люди начали активно вступать в его члены в качестве волонтеров. В прошлом году у «Времени Земли» было около 100 волонтеров, все из разных сфер деятельности: кто-то в итоге организовывал мероприятия, а кто-то помогал в проведении экспертизы», — говорит Григорий.

По его словам, отношения в организации строились по горизонтальной модели.

«Мы собирались с нашими коллегами и с теми, кому интересна экологическая тематика, выслушивали друг друга, разговаривали, делились своими мыслями, и так рождалась идея какого-нибудь проекта, на который мы искали ресурсы», — рассказывает руководитель.

Григорий Терентьев. Фото из личного архива.

Вопрос ресурсов решали по-разному. Организация участвовала в конкурсах на получение гранта от европейских фондов, таких как Фонд Маршалла и Пражский гражданский центр. А еще опробовали так называемый локальный краудфандинг. Активисты нашли партнеров из местного бизнеса и ставили у них в заведениях ящички для сбора средств на экологические проекты.

«В Бресте было одиннадцать таких точек, и мы планировали расширять сотрудничество, пока у нас в стране не случились политические события 2020 года», — говорит Терентьев.

Одной из основных тем деятельности в Бресте был, конечно, аккумуляторный завод. Также «Время Земли» поднимало вопросы развития инфраструктуры Бреста с сохранением зеленых зон, создание парков. Григорий подчеркивает, что власти Бреста не стремятся позволять гражданам влиять на принятие решений, не соблюдают законодательство и не контролируют работу природоохранных органов, за них это делают общественные организации и активисты. Поэтому «Время Земли» информировало жителей, добивалось, чтобы все, что связано с экологией, власти выносили на общественные обсуждения.

Кроме того, организация работала над популяризацией сортировки мусора в Брестской области, активисты рассказывали жителям, как и зачем это делать.

«Труднее всего оказалась работать с людьми из сельской местности. Мы много уделяли им времени, но из-за дорогостоящего самостоятельного вывоза мусора желание людей сортировать пропадало», — отмечает Григорий.

С 2016 года «Время Земли» входило в состав эко-товарищества «Зеленая сеть», совместно с другими организациями проводили «зелёный дозор» и «школу эко-активиста».

«С велосипедной организацией и технопарком реализовывали совместные проекты по развитию городского пространства. Подключали к работе художников, бизнесменов, журналистов, не только брестских, но и минских, того же «Зеленого портала», — рассказывает о работе Григорий.

С 2016 года «Время Земли» входило в состав Брестского областного координационного экологического совета при Брестском обкоме природных ресурсов и охраны окружающей среды. «Время Земли» помогало местным жителям составлять и направлять обращения в природоохранный комитет. Активист добавляет, что им встречались чиновники из природоохраны и горисполкома, которые считали, что организация занимается ненужной деятельностью и менять в городе ничего не надо. Но были среди чиновников и те, которые благодарили активистов за работу.

«В Бресте у нас были налажены контакты с властями, там были люди, которым был небезразличен внешний облик города, и они пытались что-то менять. Совместно с государственными учреждениями мы проводили информационные мероприятия, направленные на экопросвещение, «День Энергии», популяризировали «Час Земли». Нам удалось поработать вместе с главным архитектором, с природоохранным комитетом, с районными исполкомами и сельскими школами.

В идеальном государстве общественные организации и чиновники сотрудничают и имеют равные возможности и ресурсы. Тут ключевой момент не в том, чтобы нас услышали, а в том, чтобы активистам дали право самим участвовать в развитии региона. Чтобы экоорганизации могли участвовать в проектах совместно с природоохранными органами и получать средства из бюджета, а не искать финансирование из-за рубежа на улучшение окружающей среды для граждан», — говорит активист.

Ликвидация

Григорий покинул Беларусь год назад. Мужчина переехал в Варшаву. Он еще тогда предполагал, что со стороны властей будет всплеск интереса к общественным организациям.

«Я выехал в Польшу, чтобы восстановить деятельность нашей организации в новом формате. За границей, конечно, воспринимаешь новости о ликвидации спокойнее, чем наши коллеги внутри страны. Для нас это всего лишь регистрация юрлица, которая, возможно, была не так уж и нужна. Люди, как инициативная группа активных граждан, могут существовать и действовать и без регистрации.

Мы приняли решение работать в интересующих нас направлениях, несмотря на смену локации. Мы уже открыли организацию в Варшаве, всё ещё поддерживаем связи с нашими старыми партнерами, расширяем нашу экспертизу, перенимаем опыт и начинаем сотрудничество с новыми международными организациями. Масштабируем наши проекты и развиваем наш медиапортал «Экокластер Брест», — рассказывает активист.

Григорий уточняет, что «Время Земли» еще официально не ликвидировано и находится в стадии проверки, но он не сомневается, что данное решение будет принято, тем более что им «настоятельно рекомендуют ликвидироваться самим». Граждане, которые занимаются общественной деятельностью, сейчас не могут рассчитывать на благосклонность государства, добавляет он.

«Власти, наверное, и не понимают, чем занимаются общественные организации. Просто есть установка свыше – зачистить, а зачем – непонятно. Может быть, они считают, что обычный гражданин не должен заниматься такими вопросами, а должен оставаться пассивным. Ведь общественные организации развивают у человека гражданскую активность и ответственность за собственное поведение и жизнь», — говорит Терентьев.

* * *

Авторы: Евгения Долгая, Ирина Купцевич

* * *

Понравился материал? Обсуди его в комментах сообщества Reform.by в Facebook!

🔥 Подпишитесь на нашу страницу в Facebook. Там весело!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: