«Такого ни в одном деле никогда не наблюдалось». Бабарико остался без адвокатов

Главное
Виктор Бабарико. Фото: t.me/viktarbabarykaofficial

У политика Виктора Бабарико, осужденного на 14 лет колонии, не осталось ни одного адвоката, которые могли бы осуществлять его защиту. В его штабе ситуацию называют критической. Подробности в понедельник на пресс-брифинге рассказал Дмитрий Лаевский.

Лаевского, который также был адвокатом Виктора Бабарико, лишили возможности вести адвокатскую деятельность в июле этого года. Еще ранее, в октябре 2020-го, был лишен лицензии основной защитник политзаключенного — известнейший адвокат Александр Пыльченко. Недавно стало известно, что попали под удар и два оставшихся адвоката — Наталья Мацкевич и Евгений Пыльченко. Других у Бабарико нет. Теперь никто не может посетить его в колонии, узнать, как он, и передать ему новости с воли, добиваться соблюдения его прав в заключении, продолжать обжалование приговора. Уже неделю о нем ничего не известно.

«Прямо сейчас Виктор Дмитриевич лишен возможности получать юридическую помощь от своих защитников, поскольку они отстранены от адвокатской деятельности, и есть высокий риск лишения их адвокатского статуса», — констатировал Лаевский.

Минюст возбудил дисциплинарные производства против Мацкевич и Пыльченко 12 и 20 октября.

«Одновременно, еще до каких-либо разбирательств оба адвоката были внезапно отстранены от работы. Поводы для дисциплинарных производств абсолютно абсурдны и смешны. Например, Мацкевич вменяется, что она как-то не так формулировала вопросы свидетелю на суде. Это даже обсуждать бессмысленно, с таким же успехом Минюст мог выдернуть из контекста любую фразу этих адвокатов, когда-либо сказанную», — отмечает Лаевский.

Он уверен: все факты указывают на то, что преследование этих адвокатов носит искусственный характер и имеет целью причинение вреда правам Виктора Бабарико.

«Во-первых, право на юридическую помощь имеет каждый, это конституционное право, и это право выше, чем любое усмотрение любого госоргана. А у нас, получается, госорган внезапно прекратил реализацию гражданином своего права.

Во-вторых, это произошло сразу после обжалования приговора Бабарико — важного шага защиты, и таким образом нам продемонстрировали реакцию на этот шаг.

В-третьих, это произошло одновременно в отношении двух адвокатов.

Кроме того, отстранение было внезапным, адвокатам даже не дали времени встретиться с Бабарико и сообщить ему о ситуации. Это произошло сразу и без разбирательств: министр просто издает приказ — и адвокатов информируют, что они больше не могут оказывать юридическую помощь.

Мы можем сделать вывод, что вся видимость процедур связана с личностью Бабарико, вследствие чего он оказывается ущемлен в своих законных, естественных правах.

Два его адвоката уже лишены лицензии, теперь такой риск возник в отношении еще двух. Такого ни в одном деле никогда не наблюдалось, и связать это с чем-либо, кроме личности Бабарико, очень трудно», — говорит Лаевский.

Он пояснил, что согласно и беларусскому, и международному законодательству любой человек имеет право на юридическую помощь, и это право включает возможность выбирать своего защитника и получать помощь от того, кого выбрал. Особенно это касается тех, кто находится под уголовным преследованием, как Бабарико.

Юрист подчеркивает, что личность защитника имеет колоссальное значение, его нельзя просто заменить на любого другого. А государственные адвокаты в текущих беларусских условиях, по мнению Лаевского, и вовсе никак не помогают политзаключенным, а скорее выступают «скрытыми обвинителями». Адвокатов Пыльченко и Мацкевич в деле Бабарико он называет незаменимыми.

«Почему эти два адвоката незаменимы? Я даже не буду говорить про их высокие компетенции, хотя уже этого достаточно. Но, во-первых, существует доверие между Виктором Дмитриевичем и адвокатами, которых он выбрал. Доверительные отношения не возникают внезапно, формируются долго, в данном случае уже в течение полутора лет, сколько мои коллеги помогают Бабарико в борьбе против незаконных и необоснованных обвинений.

Второе — недавно был обжалован приговор Бабарико. Даже в условиях бесправия все равно существует вероятность пересмотра или запуска каких-то процессов по пересмотру. Потому что, готовя жалобу на приговор, мы обнаружили совершенно вопиющие нарушения. То есть процессы пересмотра могут быть запущены, и в них тоже надо будет отстаивать позицию. Уголовное дело составляет более 120 томов, процесс шел много месяцев. И это два адвоката, которые досконально все дело знают, и их никем не возможно эквивалентно заменить.

И третий момент. Есть еще одно, «исходное» дело, из которого выделялось то, по которому прошел так называемый судебный процесс над Виктором Дмитриевичем. Это исходное дело до сих пор существует, например, Эдуард Бабарико содержится под стражей как обвиняемый по этому исходному делу. По этому делу в любой момент может возникнуть необходимость защиты и Виктора Бабарико. И адвокаты, которые знают обстоятельства дела, также незаменимы.

То есть проблема заключается в том, что Виктор Дмитриевич лишен возможности пользоваться помощью тех, с кем он работал и кого выбрал», — объяснил Лаевский.

Он сообщил, что заседание по Мацкевич и Пыльченко состоится в дисциплинарной комиссии Минской городской коллегии адвокатов уже на этой неделе, и члены комиссии могут повлиять на решение, которое будет принято. Это очень важно для всей беларусской адвокатуры, уверен Лаевский.


«Сегодня ситуация критическая. Если еще двух адвокатов лишат лицензии, то, кроме вреда непосредственно Виктору Бабарико, вы можете представить, какой устрашающий эффект это может оказывать на остальных адвокатов, которые остаются и работают в Беларуси. Это будет знак, что Минюст может в любой момент любого адвоката устранить из защиты определенного человека, и тогда его клиент останется без инструмента оспаривания неправомерных претензий», — подчеркнул адвокат.

По мнению еще одного участника пресс-брифинга, представителя штаба Бабарико Максим Богрецов, то, что сейчас происходит с адвокатами Бабарико — это месть политику и тем, кто решился его защищать. Но, отмечает он, важно понимать, что если такую практику не прекратят, она будет распространена и на других граждан.

«Виктор Бабарико — это «первая ласточка» в данном случае. Если что-то происходит в случае с ним, высока вероятность того, что вскоре это будет происходить и с другими людьми. Важно, что это касается всех, в том числе тех, кто сейчас во власти», — уверен Богрецов.

Напомним, Виктор Бабарико, как и его сын и глава штаба Эдуард, были арестованы 18 июня 2020 года — спустя чуть более месяца участия в предвыборной кампании. На тот момент Бабарико был самым популярным оппонентом Лукашенко на президентских выборах. Больше года он провел в СИЗО. 6 июля Верховный суд приговорил Бабарико к 14 годам колонии усиленного режима и штрафу в размере 145 тыс. рублей, а также постановил взыскать с него в доход государства 47,7 млн рублей. Бывший председатель правления «​Белгазпромбанка» Бабарико обвинялся в легализации преступных доходов (ч. 2 ст.  235 УК) и получении взятки в особо крупном размере (ч. 3 ст. 430 УК). Он не признал вину и отказался от дачи показаний. В последнем слове он сказал, что не может признаться в преступлениях, которых не совершал.

Через несколько дней после приговора Бабарико этапировали в исправительную колонию №1 в Новополоцке. Там его сначала поставили работать истопником, затем перевели в пекарню, где условия труда гораздо тяжелее и продолжали ухудшаться. Узнавать об этом удавалось только благодаря тому, что Бабарико в колонии регулярно посещали адвокаты.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Последние новости


🔥 Подпишитесь на нашу страницу в Facebook. Там весело!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: