Стратегия на референдум. Выбирая между плохими сценариями

Главное
Фото Reform.by

Дата референдума по изменениям в Конституцию пока не объявлена. Ранее беларусские власти анонсировали, что он может состояться в феврале 2022 года. Стратегию демсил «как сделать референдум недействительным» можно описать кратко: любое действие лучше, чем любое бездействие.

На днях был опубликован план действий на референдуме по изменению Конституции Беларуси. Ее разработали гражданские инициативы «Честные люди», ZUBR, платформа «Голос» при участии Офиса Светланы Тихановской, Народного антикризисного управления и Координационного совета.

«Всех несогласных с беззаконием, захлестнувшим нашу страну, мы призываем присоединиться к стратегии действий на «референдуме», — пишут авторы инициативы. А именно — сделать бюллетень недействительным. То есть в день голосования прийти на избирательные участки, и перед тем как опустить бюллетень в урну, поставить крестики напротив всех предложенных вариантов.

Напомним, ранее глава ЦИК Лидия Ермошина отмечала, что в бюллетене, скорее всего, будет только один вопрос. Беларусы должны будут ответить, одобряют они проект обновленной Конституции или нет. Таким образом, любой значок напротив обоих ответов, по мнению разработчиков стратегии, сделает бюллетень недействительным.

Насколько эффективна заявленная стратегия? Чтобы ответить на этот вопрос, надо четко понять, какие цели ставят перед собой ее авторы. Сорвать референдум? В таком случае, ответ будет отрицательным. Потому что сам факт явки или неявки, количества проголосовавших и испорченных бюллетеней на результат референдума никак не повлияет. Максиму «неважно, как голосуют, важно как считают» никто не отменял.

Референдум все равно состоится, и повлиять на это в имеющихся условиях невозможно. Как пишет политолог Павел Усов, «участие-неучастие, лишь форма поведения в политических границах, созданных системой. Однако нет стратегии влияния на этот процесс. Мы априори соглашаемся с тем, что «референдум» — это уже данность, значит, Лукашенко на первом этапе уже победил. Мы не можем заставить его этот «референдум» не проводить».

Беларусский философ и методолог Владимир Мацкевич писал о том, как важно называть вещи своими именами. То есть, фактически, точно и корректно описывать условия, в которых мы находимся.

Референдум, в данном случае – ритуал, придуманный властью для достижения своих целей. Получается, что участие в нем – это то, что Вацлав Гавел в своей книге «Сила бессильных» называл «жизнью во лжи».

Насколько эффективным инструментом в таком случае является бойкот? Пожалуй, насколько же, как и предложение испортить бюллетень. Это действие позволяет вроде как остаться непричастным к обстоятельствам, созданным системой. Дает ощущение морального превосходства. Но никак не влияет на необходимый для системы результат.

Потому что все описанные инструменты – испорченный бюллетень или бойкот – работают лишь в том случае, если голоса действительно считаются.

К тому же в созданной системой матрице все равно найдутся те, кто придет на избирательные участки. Добровольно или под принуждением – в данном случае неважно. Важно то, что необходимая власти «картинка» все равно будет создана. Пустых участков не будет. Хотя и «картинка» эта как таковая власти уже, похоже, не нужна. Ей важен необходимый результат. И она будет обеспечивать его всеми доступными методами.

Вернемся к стратегии с испорченными бюллетенями. Для того, чтобы она была эффективной, чтобы поставить сам факт результатов референдума под сомнение, необходимо каким-то образом продемонстрировать обществу количество этих испорченных бюллетеней. Как это реализовать? На выборах 2020 года была создана платформа «Голос». Даже в условиях общественного подъема позапрошлым летом на ней зарегистрировалось 1 639 865 избирателей. Это с натяжкой одна четвертая от 6 880 605, зарегистрированных в стране по данным ЦИК. А уникальных подтвержденных голосов было прислано и того меньше — 1 049 344. Если допустить, что подсчет будет осуществляться при помощи «Голоса» или аналогичной платформы, то, нетрудно предположить,, что в условиях не останавливающихся в стране репрессий цифра эта не возрастет. А скорее даже уменьшится. И как минимум половины плюс один голос испорченных бюллетеней от общего количества избирателей, необходимых для того, чтобы поставить референдум под сомнение, все равно не наберется.

К тому же нельзя исключать, что власть подготовится к голосованию. Могут быть и кабинки без штор, и требования оставить телефон перед входом. Скажете – незаконно? Но про «не до законов» нам один раз уже все рассказали.
То есть усложнить подсчет испорченных бюллетеней до того, чтобы сделать его практически невозможным, не так уж и трудно.

Кстати, на референдуме 2004 года уже предпринималась похожая попытка. Тогда избирателям предлагалось рвать бюллетень на две части – одну кидать в урну, вторую отдавать представителям демсил. Затея к треском провалилась – количество переданных «половинок» оказалось мизерным.

Выходит, и стратегия бойкота, и стратегия с испорченными бюллетенями для срыва референдума не эффективны. Как пишет политолог Андрей Егоров – «теперь самый глупый спор — это идти на избирательные участки / не идти на избирательные участки». Спор действительно глупый, потому что результат любого из этих действий будет одинаковым. То есть нулевым. Нулевым, если ставить целью срыв референдума.

Однако перед тем, как обвинять авторов стратегии об испорченных бюллетенях в недальновидности, нужно четко представить себе, что стоящая перед ними задача изначально не имеет решения.

Любая попытка играть с системой в некие «демократические процессы», включая выборы и референдумы, изначально обречена на провал. Потому что ты пытаешься играть в шахматы с соперником, который просто бьет тебя доской по голове.

Что можно сделать в этих условиях? Только показать «фигу в кармане». Чем, по сути, и является стратегия с испорченными бюллетенями. Это попытка продемонстрировать системе, что «мы есть, мы еще живы». И мы против. Система не опубликует эти данные. Но увидит их. Возвращаясь к тому же Гавелу, это попытка совершить моральный переход от «жизни по лжи» к «жизни по правде». Переход, который мало влияет на существующие условия. Но позволяет обществу почувствовать, что оно все-таки еще есть. В создавшейся ситуации из всех побед возможна только моральная. И это будет более весомая моральная победа, чем просто остаться дома.

Это немного, но, наверное, лучше, чем ничего.


В имеющихся условиях нет хороших сценариев. Выбирать приходится между «плохим» и «очень плохим». Хоть какое-то действие лучше, чем бездействие, считают авторы стратегии. Если исходить из этого, то предложенная им стратегия не эффективна, но эффектна. По крайней мере, эффектнее, чем полное отсутствие каких-либо действий.

Но это не отменяет того, что вещи надо называть своими именами. Как отметил Андрей Егоров, «теперь нужно удержаться в этих рамках, без перехлёстов в виде: «всеобщей мобилизации» и «новый шанс на изменения». В случае с референдумом шансов нет. Что остается? «Не догоню, так хоть согреюсь».

***

Мнения и оценки авторов материала могут не совпадать с мнением редакции Reform.by.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Последние новости


🔥 Подпишитесь на нас в Google News, Яндекс.Новости или в Дзен.

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: