«Без ее поддержки я бы не выжила». Кто такая Ольга Горбунова, которую обвиняют в организации женских маршей

Главное

«Я с женщинами не воюю», – сказал Лукашенко в июле. Но уже тогда в Беларуси было более 80 женщин-политзаключенных, а сегодня их — больше ста. Среди них теперь и Ольга Горбунова — феминистка, экспертка в вопросах домашнего насилия и ЛГБТ-активистка, менеджерка организации «Радислава». Горбунова почти 20 лет фактически выполняла работу милиции — спасала жертв домашнего насилия от агрессоров, но и это не остановило беларусских силовиков от ее задержания.

Сегодня, в Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин, Reform.by рассказывает, почему недавний арест активистки для многих беларусок, страдающих от домашнего насилия, может стать трагедией.

«Дурь, взятая с Запада»

В Беларуси проблема с домашним насилием стоит остро: только зарегистрированных МВД преступлений в этой сфере ежегодно более 2 тысяч, а сколько страдающих от насилия молчат — можно только догадываться. Беларусские общественные организации разработали закон о противодействии домашнему насилию и много лет добивались его принятия, но 5 октября 2018 года Лукашенко окончательно дал понять, что этого закона при нем не будет.

«Все это дурь, взятая прежде всего с Запада. Вы можете не переживать, и народ пусть не волнуется — мы будем исходить исключительно из собственных интересов, наших беларусских, славянских традиций и нашего жизненного опыта. Где-то кто-то брякнул — о противодействии насилию в семье. Это сейчас модная формулировка на Западе. У них скоро семей не будет: мужик на мужике женится или замуж выходит. Детей некому рожать. А мы у них заимствуем какие-то нормы поведения в семье», — сказал тогда политик.

А заодно без смущения признался, что сам бил своих детей.

«Надо исходить из той ситуации, которая у нас складывается. Хороший ремень иногда тоже полезен для ребенка. Не для всех, конечно, Виктор как старший часто получал от меня. Средний, Дима, уже видел, как Вите попадало, и ровненько стоял рядом. Младшего (Николая — прим. Reform.by) я вообще никогда не наказывал: он этого не заслуживал. Это наша традиция, наша жизнь, и мы будем воспитывать так, как надо. Пожелания милиции мы учтем. Может, даже не законом, а обойдемся внесением изменений в существующие законопроекты. У нас есть соответствующая директива президента, которая касается этих проблем. А тому, что люди это обсуждают и их возмущают некоторые глупости в проекте закона, я рад. Обостряя эту проблему, они обращают на нее мое внимание. Поэтому будет так, как нужно и выгодно нам, исходя из наших традиций и опыта», — объяснял свою позицию Лукашенко.

«Без ее поддержки я бы не выжила». Кто такая Ольга Горбунова, которую обвиняют в организации женских маршей
Ольга Горбунова. Задержание на марше 19.09.2020. Фото: Радыё Свабода

Отсутствует в Беларуси не только закон о домашнем насилии, но и государственные шелтеры (убежища) для пострадавших. Максимум, что есть — это комнаты при центрах соцобслуживания, где больше трех дней проживать нельзя. Из-за большого количества пострадавших туда обычно очередь. Приоритет отдают женщинам с детьми. Остальным женщинам попросту негде укрыться от агрессора.

Поэтому проблему домашнего насилия десятилетиями тянули на себе волонтеры и общественные организации без какой-либо помощи государства. С лета этого года в Беларуси идет «зачистка» гражданского сектора — на данный момент ликвидировано около 300 НГО. Среди них и организации, занимавшиеся гендерной проблематикой. Reform.by писал о них в выпуске проекта «Ликвидация».

Единственное убежище

На данный момент последней организацией, которая напрямую помогает жертвам домашнего насилия в Беларуси, остается «Радислава». Это убежище для женщин, пострадавших от домашнего насилия. Здесь они могут скрыться от агрессора, получить помощь психологов, юристов и соцработников. В убежище могут обратиться женщины любого возраста, любой сексуальной ориентации, любого вероисповедания.

Убежище несколько раз хотели закрывать: то агрессор подаст в суд, то подбросят наркотики, то не хватает денег на содержание. Но пока что «Радислава» держится. Это единственное место, где пострадавшая от домашнего насилия может чувствовать себя в безопасности. В убежище женщин, часто с детьми на руках, приводила сама Ольга Горбунова. У активистки с собой всегда был специальный телефон, и она знала, что в любое время дня и ночи может сорваться и поехать забирать женщину, которая вырвалась от агрессора и ей некуда пойти.

«Без ее поддержки я бы не выжила». Кто такая Ольга Горбунова, которую обвиняют в организации женских маршей
Активистки проводили танцевальный флешмоб против насилия. Фото из соцсетей

Горбунова работала в «Радиславе» сначала психологом, потом руководила шелтером, а последний год была там менеджеркой. Ольга всегда открыто выступала против насилия и дискриминации, ее в Беларуси знают все активисты и активистки в феминистском и ЛГБТ-сообществе.

В далеком 2003 году Горбунова, студентка психологического факультета, писала диплом о домашнем насилии, потому что это болезненная часть ее жизни: в семье Оли отец бил маму. Так она узнала о «Радиславе» — тогда это была новая организация, которая занималась помощью женщинам, попавшим в сексуальное рабство. Оля стала волонтерить психологом на горячей линии. Тогда организация сотрудничала с ПРООН, Международной организацией по миграции и программой по безопасной миграции и против торговли людьми La Strada. Все они направляли женщин в «Радиславу».

«Помню, клиентка выпрыгнула из окна и буквально ползла до первого встречного на улице, чтобы попросить о помощи. Повезло — ее депортировали. В Минске ее встречали наши специалистки. Домой ведь сразу нельзя. Что ты скажешь родным? Что тебя 30 раз на дню насиловали? Мы давали им время собраться и немного восстановиться», — рассказывала Ольга журналистам.

«Без ее поддержки я бы не выжила». Кто такая Ольга Горбунова, которую обвиняют в организации женских маршей
Ольга Горбунова. Фото из личного архива

На горячую линию «Радиславы» стали часто звонить и пострадавшие от домашнего насилия, которые нуждались в консультации. С тех пор «Радиславу» в Беларуси знают.

В 2010 году неравнодушная минчанка выделила организации свою двухкомнатную квартиру, чтобы женщинам было где укрыться. Но в 2011-м неизвестные подбросили в убежище наркотики. Из-за невозможности обеспечить безопасность женщинам и детям его пришлось закрыть. В 2012 году писатель-миллионер Ричард ла Руина, который переехал в Минск из Великобритании, выделил деньги на покупку дома, чтобы оборудовать его под шелтер для пострадавших от насилия.

18 лет Горбунова работала в «Радиславе» и укрывала женщин и детей от домашних тиранов.

«Было видно, как ее ценят»

Алина Л. — бывшая клиентка «Радиславы». Она пришла в шелтер в 2017 году. Дома девушку избивали брат и мать.

«Я в шелтер пришла совсем «зелёная». С одной сумкой в руках, только после медицинского колледжа, студентка первого курса института. Была тревожной, напуганной. Без постоянной работы, с группой инвалидности. Оля помогала мне встать на ноги. У меня не было денег даже купить еды, а Оля кормила меня. В шелтере она помогала мне в каждом шаге, она научила меня заново строить коммуникацию с другими людьми, поддерживала и верила в меня. Помню, как однажды летом написала в Facebook на своей странице, что хотела бы встретить рассвет. Это был вечер. А в четыре утра Оля приехала ко мне и сказала: «Алина, поедем встречать рассвет. Сегодня». Мы поехали на Минское море, смотрели на водную гладь, говорили о всяком. И это было самое счастливое утро. После жуткого психологического давления дома, манипуляций, избиений Оля заново меня учила жить, без ее поддержки я бы не выжила», — делится девушка с Reform.by.

Осенью 2019 года Горбунова пригласила в «Радиславу» Машу Лукьянову и Тоню Мельник — киевских швей из кооператива ReSew. Они проводили в убежище воркшоп по изготовлению трафаретов и нанесению их на одежду.


«В Радиславе было очень уютно, и были не только взрослые, но и дети. Они живо участвовали в воркшопе, особенно в создании трафаретов, экспериментировали больше, чем взрослые, не боялись», — вспоминает Маша.

«Без ее поддержки я бы не выжила». Кто такая Ольга Горбунова, которую обвиняют в организации женских маршей
Ольга пыталась открыть кафе, где работали бы женщины, пострадавшие от домашнего насилия, нашла помещение, команда собиралась делать там ремонт, но запустить проект все же не удалось

«Когда мы были на воркшопе, у меня сложилось ощущение, что люди в убежище чувствуют себя в безопасной среде. Ольга — очень ответственный человек, она ответственна по отношению к людям, в убежище было видно, как ее ценят постоялицы. Оля для них авторитет, и мы видели, что они доверяют нам именно потому, что нас с Машей туда привела она», — отмечает Тоня.

С тех пор киевлянки очень подружились с Горбуновой: «Оля — это пример товарищки, которая всегда готова помочь, никогда не оставит в беде», — говорят они.

Но теперь в беду попала сама Ольга, и девушки признаются, что временами чувствуют панику, так как не могут ей помочь.

За решеткой

Вместо системного решения проблемы домашнего насилия беларусская милиция занята поиском противников власти. Задержали и Ольгу Горбунову. Это случилось 9 ноября, при каких обстоятельствах — неизвестно.

На следующий день МВД опубликовало видео с активисткой. «Я работаю в общественном объединении «Радислава». Была психологом, а сейчас просто как менеджер. Я не участвовала в массовых беспорядках», – говорит Ольга на видео. «Покаянным» оно не получилось.

Как заявили силовики, Горбунова якобы руководила женскими маршами в Минске, перекрывала движение по дорогам, вдобавок к этому ее проверяли «на причастность к иным преступлениям протестной направленности, в том числе с использованием служебного положения». Ольгу поместили под стражу. Недавно ей предъявили обвинение и перевели в СИЗО на Володарского, но в чем именно обвиняют активистку — неизвестно: адвокат под подпиской о неразглашении. С момента ареста почти две недели Ольга держала голодовку в знак протеста. Правозащитники признали ее политзаключенной.

В условиях, когда власти продолжают уничтожение институтов и репрессии против людей, занимавшихся острыми социальными проблемами, задержание Ольги Горбуновой, уверена ее бывшая подопечная Алина Л., негативно скажется на пострадавших от насилия женщинах. Ведь Ольга была одной из последних. Практически всем активисткам, которые занимались вопросами домашнего насилия, уже пришлось покинуть Беларусь из-за преследования по политическим мотивам.

«Без ее поддержки я бы не выжила». Кто такая Ольга Горбунова, которую обвиняют в организации женских маршей
Ольга Горбунова. Фото из личного архива

* * *

Понравился материал? Обсуди его в комментах сообщества Reform.by в Facebook!

🔥 Читайте нас в Twitter!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: