Как геноцид рохинджа может приблизить правосудие для беларусов

Политика

С начала беспрецедентной волны репрессий в Беларуси прошло уже почти полтора года. За это время, несмотря на тысячи обращений, не было возбуждено ни одного уголовного дела в отношении сотрудников силовых структур за применение пыток и других жестоких видов обращения с задержанными, а также за ряд убийств.

Очевидно, что в Беларуси нет и, как минимум, до смены политического руководства не появится инструментов восстановления справедливости и наказания виновных за деяния, которые, по многим оценкам, носят признаки преступлений против человечности. Безнаказанность внутри Беларуси, по мнению многих, вдохновляет власти на более агрессивное поведение, направленное уже вовне. Введение санкций, которые могли бы дисциплинировать режим, является предметом значительных компромиссов и изъятий ввиду разности интересов европейских стран и необходимости достижения консенсуса.

В то же время, существуют и имеют значительный потенциал инструменты, которые, к тому же, связаны с процессом восстановления справедливости и не связаны напрямую с политической судьбой Александра Лукашенко. В данной статье будут рассмотрены правовые механизмы, которые могут быть задействованы для установления истины, виновных и даже вынесения правомерных судебных решений уже сегодня.

Универсальная юрисдикция

Принцип универсальной юрисдикции – одного из видов экстерриториальной уголовной юрисдикции – существует всего несколько десятков лет. Теоретические споры ученых-юристов об этом явлении и подходах к его применению будут продолжаться еще долго, но на практике принцип универсальной юрисдикции уже закреплён как в международных документах, например, в Женевской Конвенции 1949 года, так и в национальном уголовном законодательстве стран, принявших этот принцип. Только в Европе этот принцип в той или иной степени включен в правовые системы таких стран, как Австрия, Дания, Кипр, Испания, Бельгия, Германия, Литва Великобритания, Нидерланды, Финляндия, Франция, Швеция Швейцария.

Основаниями для применения принципа универсальной юрисдикции может являться тяжесть определенных деяний, которые могут быть определены как преступления против человечности: геноцид, применение пыток, военные преступления и международный терроризм. Кроме того, даже в странах, не включивших в национальное законодательство универсальную юрисдикцию, в уголовное право включен принцип экстерриториальности, когда основанием для уголовного производства может стать тот факт, что жертвы указанных или иных деяний каким-либо образом связаны этими странами, – имеют гражданство такой страны или этническую связь или являются членом семьи ее гражданина или гражданки. Причем некоторые специалисты считают, что основанием для возбуждения уголовного дела в рамках универсальной юрисдикции может быть и тот факт, что жертва находится под международной защитой такого государства, даже если этот статус получен после завершения деяния в отношении жертвы.

Как видим, некоторая рамка уже складывается. Происходящее в Беларуси правозащитники и наблюдатели давно называют преступлениями против человечности, систематическим и намеренным применением пыток. После принудительной посадки рейса Ryanair и рукотворного миграционного кризиса на беларусской границе со странами ЕС посыпались и обвинения в международном терроризме. По крайней мере, на риторическом уровне такие слова звучали и от политических лидеров самого высокого уровня – глав государств и международных, в том числе, наднациональных организаций. Говорят об этом и международные документы. Так, согласно Конвенции против пыток ООН, пытками считается многое из того, что происходит в беларусских изоляторах: свет по ночам, темные переполненные грязные камеры, лишение матрасов, постельного белья, предметов гигиены, и теплой одежды, запрет лежать на нарах днем, лишение переписки, отправка в карцер, и т.д., а также любое жестокое, бесчеловечное и унижающее достоинство обращение. Через это прошли практически все задержанные даже в рамках административного преследования. А их, начиная с августа 2020 года, больше 40 тысяч. Кроме того, некоторое количество пострадавших за время президентской кампании 2020 года и ее последствий были иностранными гражданами или имели там постоянный вид на жительство. Впоследствии тысячи беларусов бежали на Запад и получили там международную защиту. Они также могут обращаться в национальные суды стран, где будут жить. Почему же мы не слышим о большом количестве уголовных дел, возбужденных по следам событий в Беларуси?

Такие расследования ведутся в рамках уголовного права. Соответственно, все действия в них проводятся конфиденциально, зачастую участники находятся под подпиской о неразглашении. Однако сообщалось, что в настоящее время были поданы заявления в прокуратуры Польши, Литвы и Германии. Известно, что ряд беглых — беларусы, которые находятся в этих странах. Таких дел пока не много – речь идет о нескольких десятках заявлений. Из-за того, что существенно ограничены возможности ведения следственных действий, а сами следственные органы ограничены количеством персонала и ресурсами, которые просто не рассчитаны на ведение большого количества дел в рамках универсальной юрисдикции. Существует некоторая надежда, что отделы, ведущие такие расследования получат больше государственной поддержки по мере того, как озабоченность ситуацией в Беларуси и опасность беларусского режима для соседей будет возрастать. Но не все зависит только от государств.

Так, в марте этого года Датский институт против пыток DIGNITY в сотрудничестве с правительствами Дании, Великобритании и Германии объявил о создании платформы по привлечению виновных к ответственности в Беларуси. О своей поддержке платформы заявили 19 государств. В рамках Платформы, которая тесно сотрудничает с беларусским правозащитным сообществом ведется сбор, систематизация и приведение к процессуальным требованиям свидетельств пыток и других фактов нарушения прав человека в Беларуси, подлежащих расследованию в рамках универсальной юрисдикции. По сути, правозащитники выполняют значительную часть черновой и подготовительной работы, после чего эти материалы могут быть использованы судами и следственными органами, что должно существенно повысить скорость рассмотрения таких дел.

Параллельно в марте этого года большинством голосов Совета ООН по правам человека был создан экспертный механизм под руководством Верховного комиссара по расследованию серьезных нарушений прав человека, совершенных в Беларуси с мая 2020 года. Кроме прочего, данный механизм призван обеспечить сохранность собранных свидетельств и готовность государств к использованию их в уголовных процессах, начатых в рамках универсальной юрисдикции. В рамках Платформы уже были собраны свидетельства более тысячи жертв пыток и бесчеловечного обращения, пострадавших в ходе президентской кампании 2020 и по ее итогам, а в марте следующего 2022 года будет опубликован первый доклад, основанный на собранных свидетельствах. Таким образом, уже в ближайшие месяцы ситуация с количеством уголовных дел, возбужденных в рамках универсальной юрисдикции по событиям в Беларуси может измениться и качественно, и количественно.

Безусловно, о массовом привлечении к ответственности виновных в пытках и других деяниях не идет речи, по крайней мере, в ближайшее время. Беларусское руководство будет не только игнорировать всячески препятствовать таким процессам. Но силовики, признанные виновными по таким делам или не явившиеся на процесс, будут объявлены в розыск через Интерпол и могут быть задержаны при выезде из Беларуси в любую страну. Но главное значение этой перемены не в том, что об отдыхе в Египте или Турции таким людям придется забыть, а в напоминании о неотвратимости наказания. Ведь преступления против человечности не имеют срока давности, и в отличие от верхушки, попавшей под визовые санкции ЕС и США, из базы розыска не будут вычеркнуты люди в связи со сменой работы или политического режима в стране. Нужно думать, это может оказать некоторое влияние на готовность применять пытки и выполнять любой приказ

Международный уголовный суд

Международный уголовный суд, созданный в 2002 году именно для преследования лиц, ответственных за геноцид, военные преступления, преступления против человечности, а также преступления агрессии, ранее не мог быть предметом беспокойства беларусских властей. Беларусь не подписала Римский статут 1998 года, который является уставным документом для этого органа международной юстиции, и не является его участником.

Но право в целом и международное право в частности имеет свойство эволюционировать. В 2019 году Международный уголовный суд принял к рассмотрению иск против Мьянмы за преследование этнического меньшинства рохинжа. Как и Беларусь, Мьянма не являлась подписантом Римского статута. Но, спасаясь от преследования властей, от 600 тысяч до миллиона представителей этой народности вынуждены были бежать в соседний Бангладеш, власти которого и обратились в МУС. Это стало первым прецедентом, когда Международный уголовный суд принял к рассмотрению нарушения, которые произошли на территории государства, не являющегося его членом.

В мае 2021 года четыре неправительственные организации: Международное партнерство по правам человека (IPHR), Норвежский Хельсинкский комитет, адвокатская организация Global Diligence и организация Truth Hounds подали пакет документов в Палату досудебных слушаний с требованием начать  уголовное преследование по фактам преступлений, совершенных руководством Беларуси за последние несколько лет. При этом истцы ссылались на прецедент рохинжа. Процедура обращения частных лиц в Римском статуте не предусмотрена: дело может быть заведено лишь по резолюции Совета Безопасности ООН или обращению государства являющегося. И если резолюция совбеза является малореальной из-за присутствия в этом органе России, которая наложит на нее вето, то указанное обращение может поддержать или выступить со своим другая страна-член МУС. Лукашенко умудрился перессориться со всеми своими соседями, и сам активно использует правовые инструменты. Так, беларусский следственный комитет возбудил уголовное дело о преступлении против безопасности человечества. Кроме того, на территории этих стран действует многочисленная, активная и предельно мотивированная беларусская диаспора, это выглядит вполне реальным.

Последствия принятия беларусского кейса к рассмотрению Международным уголовным судом могут быть сравнимы с преследованиями в рамках универсальной юрисдикции. Точно так же можно ожидать создания незначительных бытовых неудобств, но вряд ли можно ожидать скорого фактического возмездия до изменения политического режима в Беларуси. Но главное, что это будет очень мощным напоминанием о его неотвратимости и сильно осложнит вероятные в будущем попытки режима Лукашенко «перевернуть страницу» и снова стать рукопожатным.

Международный трибунал

Создание международного трибунала по событиям в Беларуси – наименее вероятный и наиболее гипотетический сценарий. Дело в том, что такой трибунал создается исключительно по решению Совета Безопасности ООН. Естественно, в сегодняшней ситуации на такое решение будет наложено вето Российской Федерации и, скорее всего, коммунистического Китая. Но сегодняшняя ситуация может измениться и изменить интересы различных акторов. Тем более, история знает подобные случаи. Так, в 1993 году Совбез ООН принял решение о создании Международного Трибунала по бывшей Югославии, которая исторически считалась союзником России. Причем, Россия не только воздержалась от вето, но и проголосовала за. Причем, до падения режима Слободана Милошевича оставалось еще 7 лет.

Статья подготовлена iSANS специально для Reform.by.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

🔥 Читайте нас в Google News, Facebook, Twitter или Telegram!

Последние новости


REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: