Кто надеется оспорить санкции в суде? Иски беларусских бизнесов к Совету ЕС

Политика
Pixabay License

Иск компании «Дана Астра» – один из более чем десяти, поданных против Совета ЕС беларусскими компаниями и бизнесменами после вступления в силу европейских санкций. Кто еще подавал в суд на Евросоюз и чем мотивировал исковые требования?

Всего на официальном сайте Европейского союза сообщается об одиннадцати исках. Среди подавших в суд на Совет ЕС – беларусские автозаводы, предприятие «Белаэронавигация», компании «Бремино Групп», Synesis, а также некоторые известные бизнесмены.

Первой еще 16 февраля 2021 года иск подала компания Synesis.

Напомним, Совет ЕС включил компанию в третий пакет санкций, мотивируя это тем, что она предоставляет беларусским властям платформу для слежки, позволяющую искать людей по видео с помощью системы распознавания лиц. Поэтому, по мнению еврочиновников, компания несет ответственность за проводимые государством репрессии в отношении гражданского общества и демократической оппозиции. Среди пользователей системы слежения названы КГБ и МВД. В документе ЕС также упоминается, что сотрудникам Synesis было запрещено использовать беларусский язык, а CEO компании Александр Шатров публично критиковал протесты.

В иске юристы компании указывают, что Совет допустил ошибки при оценке фактов. И к тому же «нарушил свои обязательства по проведению экспертизы». По мнению истца, не было представлено никаких конкретных доказательств, подтверждающих правомерность включения компании в санкционный список.

27 августа 2021 зарегистрирован иск к Совету ЕС от имени Александра Шатрова. Ранее в Synesis настаивали на том, что Шатров не был СЕО компании, а являлся ее учредителем.

В иске содержится требование отменить Исполнительные решения Совета об ограничительных мерах с учетом ситуации в Беларуси в той мере, в какой они касаются истца, поскольку Совет «не представил никаких конкретных доказательств», подтверждающих правомерность его включения в санкционный список.

5 марта зарегистрирован иск, поданный от имени Александра Шакутина.

В иске указывается, что Совет не представил достаточного объяснения причин для включения в санкционные списки, особенно в отношении предполагаемого участия истца в репрессиях против гражданского общества и демократической оппозиции. К тому же «был допущен ряд явных ошибок в оценке того, что истец извлекает выгоду из режима Лукашенко и поддерживает его».

Тридцатым апреля датирован иск, поданный компанией «Дана Астра».

В иске указано, что решение Совета ЕС так же содержит ошибки в оценках и не приводит доказательств того, что «Дана Холдинг» и «Дана Астра» извлекают выгоду из режима Лукашенко или поддерживают его.

Напомним, что «Дана Астра» подала в суд и на издание EUobserver. Требования компании касаются публикаций о «Дана Астра» и ее связях с Александром Лукашенко.

5 мая был подан иск от имени Николая Воробья. Напомним, этого бизнесмена Министерство финансов США называло «энергетическим кошельком» Лукашенко, связывая его имя с такими компаниями, как «БелКазТранс», «Интерсервис», «Новая нефтяная компания» (ННК) и «Бремино групп».

В иске истец указывает, что Совет не разъяснил, каким образом его деловые интересы демонстрируют факты получения им выгоды от режима Лукашенко или то, что он поддерживает режим.

27 августа 2021 года подан иск от имени Михаила Гуцериева, владельца «Сафмар», «Славкалия» и «Славнефти», который попал в четвертый пакет санкций Евросоюза.

После этого он вышел из состава совета директоров «РуссНефти» и передал свою долю в компании брату.

В иске указывается, что Совет ЕС допустил ошибку в оценке, посчитав удовлетворительными критерии для включения Михаила Гуцериева в санкционный список, нарушил фундаментальные права Гуцериева, в том числе прав на частную жизнь, защиту, собственность и свободу ведения бизнеса.

31 августа 2021 года в иск Совету ЕС предъявили ОАО «Минский автомобильный завод» — управляющая компания холдинга «БелавтоМАЗ» и ОАО «БелАЗ» — управляющая компания холдинга «БелАЗ Холдинг».

Исковые заявления от имени двух автогигантов составлены практически под копирку.


Компании настаивают, что санкции в ее отношении необходимо отменить, поскольку они необоснованны.

К тому же, по мнению истцов, в санкционном списке ЕС от 21 июня 2021 года указано «некорректное официальное наименование» предприятий.

Например, там фигурирует ОАО «МАЗ», в то время как официальное наименование компании — ОАО «Минский автомобильный завод» — управляющая компания холдинга «Белавтомаз». Что, по мнению, авторов иска, «не позволяет идентифицировать» указанный в решении Совета ЕС объект, попавший под ограничения.

В иске из Жодино суть претензии та же: ОАО «БелАЗ» — название, которое истец никогда не использовал в качестве официального зарегистрированного наименования компании (полного или сокращенного).

К тому же юристы компаний полагают, что, введя санкции против иностранного государственного предприятия, ограничивая его деловую активность и прибыль, Совет применил незаконные меры.

1 сентября 2021 года зарегистрирован иск «Белаэронавигации».

В своем иске предприятие настаивает, что Совет ЕС допустил ошибки в оценке, а значит внесение предприятия в санкционный список фактически необоснованно. К тому же не соблюден принцип соразмерности, поскольку решение Совета может «поставить под угрозу обеспечение безопасности полетов в международной авиации».

Напомним, «МАЗ», «БелАЗ» и «Белаэронавигация» попали под санкции Евросоюза, введенные после посадки рейса Ryanair Афины — Вильнюс в Минске, во время которой были задержаны Роман Протасевич и Софья Сапега.

Наконец, 6 сентября были поданы еще два иска – от ООО «Бремино групп» и от имени Александра Зайцева.

Александр Зайцев, совладелец логистического центра «Бремино групп» и компании «Сохра», занимающейся поставками беларусской техники в арабские и африканские страны, был включен в четвертый пакет санкций ЕС.

Тогда же под санкции попали и сами компании «Бремино групп» и «Сохра».

В иске от имени «Бремино групп», в частности, указано, что в решении Совета ЕС не разъясняется, какую государственную поддержку якобы получила компания для развития особой экономической зоны «Бремино-Орша». Не разъяснены и обвинения в предоставлении «ряда финансовых и налоговых преимуществ и других льгот», поскольку невозможно понять, какие преимущества имеются в виду.

А утверждение о том, что акционеры ООО «Бремино групп» являются «собственниками «Бремино-Орши», просто ложно, поскольку юридически невозможно быть владельцем экономической зоны. Более того, утверждение о том, что все трое акционеров истца принадлежат к «ближайшему окружению бизнесменов, связанных с Лукашенко», носит слишком общий характер и не может служить достаточным основанием для введения санкций.

Указывается, что создание экономической зоны «Бремино-Орша» указом президента не является преимуществом для истца, поскольку такая процедура предусмотрена законодательством Республики Беларусь при создании экономических зон. А налоговые льготы, связанные с особой экономической зоной, доступны любому инвестору. Истцу также непонятно, как Совет ЕС определяет конкретный внутренний круг бизнесменов, связанных с Лукашенко, и на каком основании он включает в него акционеров компании.

Кроме того, Совет ЕС не проинформировал «Бремино групп» о предполагаемом включении в санкционные списки и не предоставил ему возможности защитить себя.

В иске от имени Александра Зайцева, кроме прочего, указывается, что такие критерии, как «доступ к семье Лукашенко» и «получение выгодных контрактов для его бизнеса», являются слишком расплывчатыми.

Кроме того указывается, что истец никогда не был помощником Виктора Лукашенко. Ни он сам, ни подконтрольные ему предприятия не получали поддержки от Виктора Лукашенко. ООО «Бремино групп» никогда не получало особых преимуществ в результате предполагаемых отношений между его акционерами и семьей президента Беларуси. Кроме того, указано, что Александр Зайцев не является владельцем ООО «Сохра групп», он всего лишь миноритарный акционер. А эта компания не получала никаких особых прав на распространение в странах Персидского залива и Африки.

Сообщается, что внесение в санкционные списки представляет собой неоправданное и несоразмерное вмешательство в основные права истца, в частности в права на собственность и на экономическую деятельность.

Таким образом, из одиннадцати исков к Совету ЕС шесть подано от имени юридических лиц и пять от физических. О сроках рассмотрения дел пока не сообщается.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Последние новости


🔥 Подпишитесь на нас в Google News, Яндекс.Новости или в Дзен.

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Reform.by

БЕСПЛАТНО
ПОСМОТРЕТЬ