Юрист и лидеры НГО о поправках в УК: «Можно привлечь любую группу граждан, даже родительский комитет»

Главное
Фото из архива ОО "РАДА"

В течение последних месяцев власти Беларуси проводили зачистку гражданского общества, массово ликвидируя организации третьего сектора. Всего под нож пошло уже более 300 учреждений, объединений и фондов. Но этого оказалось недостаточно, ведь многие активисты готовы были продолжать свое дело и без легального статуса. Окончательно решить вопрос теперь хотят поправками в Уголовный кодекс, согласно которым за такую деятельность грозит до двух лет лишения свободы. Чем плох новый законопроект, что о нем думают общественники и заставит ли их это остановить работу? Об этом Reform.by поговорил с юристом и героями проекта «Ликвидация».

«Праца пакуль ідзе, але будзем думаць, як зрабіць яе бяспечнай»

Активисты и руководители НГО, которые были вынуждены уехать из Беларуси, говорят более откровенно. Многие из них намерены продолжать работу в Беларуси в каком-то формате, но в основном не готовы подвергать риску своих активистов.

  • Соосновательница и член совета ОО «Экодом» Ирина Сухий:

— Такая статья была в законе, ее убрали в 2019 году. Но тогда она практически не применялась. Теперь, наверное, применяться будет. Ну, это очередная попытка все придушить. Но организации — это не юридический статус, это люди. И хоть закрыли — сколько уже, триста? — НГО, это не значит, что мы перестали действовать.

  • Председатель молодежного общественного объединения «Звяз» (Орша) Игорь Казмерчак:

— Гэта працяг закручвання гаек, працяг рэпрэсій, але нешта падобнае мы бачылі раней. Пасля выбараў 2006 года артыкул за дзейнасць ад імя незарэгістраваных арганізацый ужо быў. І тады спыніў рэальную дзейнасць толькі «Зубр». Астатнія арганізацыі як працавалі, так і працягнулі працаваць. Зараз гэта таксама нічога не дасць. Бо ўдзельнікі арганізацый і так разумеюць, што яны на перадавой.

Канкрэтна мы ўсё адно будзем працаваць, толькі пакуль не ведаю, якім чынам. Праца пакуль ідзе, але будзем думаць, як зрабіць яе бяспечнай.

  • Председатель общественного объединения «Центр «Третий сектор» (Гродно) Витовт Рудник:

— Магу толькі сказаць, што, на маю думку, гэта ў тым ліку спосаб дадатковага ціску на тых, хто зараз па-за межамі краіны, каб адбіць у іх нават думкі пра вяртанне. Мы не вядзем зараз дзейнасць у Беларусі ад імя «Трэцяга сектару», і таму, спадзяюся, гэтае рэпрэсіўнае рашэнне не закране былых сябраў арганізацыі. А што тычыцца будучай дзейнасці, то мы плануем заснаванне новай арганізацыі, якая і будзе каардынаваць рэалізацыю нашых праграм.

«Заниматься любой общественной инициативой становится страшно и опасно»

Те представители ликвидированных НГО, которые остаются в Беларуси, после новостей о законопроекте в основном опасаются высказываться открыто, большинство попросило нас изменить их имена, чтобы не рисковать лишний раз. Ведь именно они в первую очередь могут попасть под удар в случае принятия поправок.

  • Сергей (имя изменено), основатель минского общественного объединения:

— Лично на меня принятый закон оказывает только устрашающее действие, хотя ведь что ожидается от закона: он должен устанавливать границы между тем, что можно, а что нельзя.

По этому закону выходит, что любое проявление общественной инициативы может быть наказано, поскольку в нем не определено, что такое «иные общественные объединения» и размыто определено, что такое «действия, направленные на достижение целей». Если бы вопрос касался именно определенных в гражданском кодексе общественных объединений, то было бы понятно. А что такое «иное общественное объединение» — это не понятно. Так «иным объединением» может оказаться компания моржей, которая договорилась окунуться, и их желание может быть представлено как выражение общей цели, которую, чтобы попасть под действие нового закона, даже не обязательно выражать на бумаге, а ныряние в прорубь – как действия, направленные на достижение общей цели. То же касается и сообществ велосипедистов, и чаепитий с соседями.

Не зная, каким образом закон будет применяться, заниматься любой общественной инициативой становится страшно и опасно. Из этого вытекает, что для безопасности общественной инициативы, даже самой безобидной, теперь требуются программные документы, четкое следование этим программным документам, ну и, конечно, госрегистрация.

Буду ли лично я заниматься чем-то общественно полезным без госрегистрации в таких условиях? Нет, не буду. Для душевного спокойствия я зарегистрирую новую организацию и буду вынужден ходить по струнке, что не способствует ни творчеству, ни энтузиазму.

  • Наста Лойко, соосновательница правозащитного учреждения Human Constanta:

— Мяне гэта не здзіўляе, мне было дзіўна, што вярнулі адказнасць толькі цяпер. Нагадаю, што раней у Беларусі ўжо была крымінальная адказнасць за дзейнасць незарэгістраваных арганізацый. Для мяне новы законапраект не стаў нечаканасцю на фоне таго, як арганізацыі ліквідуюць, і я чакала, што гэта адбудзецца ў бліжайшым часе. Гэта працяг мэтакіраванага ціску на грамадзянскую супольнасць. Каб не толькі ліквідоўваліся арганізацыі, але і не працягвалі дзейнасць без афіцыйнай рэгістрацыі. Ну і, канечне, гэта ўсё вельмі парушае права на свабоду асацыяцый. Гэта працяг помсты з-за санкцый, гэта вельмі непрыемна, і так не павінна быць.

Але змены яшчэ не ўступілі ў сілу. Нягледзячы ні на што, думаю, праца працягнецца. Трохі больш мераў бяспекі, і можна рабіць сваю справу — я так лічу. Але гэта пакуль толькі маё меркаванне. З камандай мы яшчэ не абмяркоўвалі, як будзе далей выглядаць праца.

  • Максим (имя изменено), лидер общественного объединения:

— Власти осознают, что несправедливо ликвидировали большое количество активных НГО и что сотрудники этих организаций не могут с такой ситуацией смириться. Поэтому ставится цель запугать этих людей, чтобы как можно меньшее их количество продолжало работу внутри страны. Административная ответственность (штраф), которая есть сейчас, представляется властям не слишком сдерживающим фактором. Интересно наличие в примечании новой статьи возможности «добровольно заявить о прекращении действий» и быть освобожденным от ответственности. Открывается широкое поле для манипуляций и признаний под принуждением.

Что касается нас, в том формате, в котором мы работали раньше, вряд ли получится продолжать работать. Пока пытаемся сохранить свой сайт и существовать как медиа по нашей тематике, на другое сложно рассчитывать. Опасаемся, чтобы нас не признали экстремистами, тогда точно придется всем оставшимся уехать.

  • Алексей (имя изменено), представитель минского общественного объединения:

— Насамрэч асобныя «заканатворчыя» ініцыятывы ўжо няма сэнсу каментаваць, іх змест розны, але сэнс аднолькавы — разбурыць каштоўнасці, на якіх трымаецца грамадства: удзел, салідарнасць, неабыякавасць, узаемадапамога. Атамізаваць грамадства. Ці разумеюць гэтыя «дзяржаўныя мужы», што дзяржава — гэта частка грамадства, а не наадварот?

Дзяржава — гэта набор інстытутаў, створаных грамадзянамі. Яна існуе дзякуючы грамадству. Грамадства — гэта не проста сума людзей, а супольнасць самавызначаных суб’ектаў, якія ўмеюць арганізоўвацца, каб вырашаць агульныя задачы. Крыміналізуючы натуральныя ўласцівасці грамадства, дзяржава знішчае свой падмурак і ператвараецца ў тэрарыстычную арганізацыю, якая ўмее толькі шантажаваць і запалохваць.

Ці можа грамадства далей утрымліваць за свой кошт такіх «дэпутатаў», якія прасоўваюць і галасуюць за гэткія рэпрэсіўныя ініцыятывы? Наогул у святле апошніх падзей варта разважаць шырэй. Магчыма нам, грамадзянам, наогул трэба перазаснаваць дзяржаву, пабудаваць новую — больш адкрытую, уключаную для розных формаў удзелу і меркаванняў? Новую Беларусь. Далей пераварваць усе гэтыя рэпрэсіўныя фантазіі няма жадання. Хочацца больш канструктыву і супрацы.

Што тычыцца нас, то кожны ўдзельнік нашай супольнасці, якая мела брэнд і цяпер ужо ліквідаваную юрыдычную асобу, працягвае дзейнічаць ад свайго імя. Дзейнасць ад свайго імя — гэта нармальна і натуральна для грамадзяніна. І зараз так лепей дзейнічаць: па-першае, гэта бяспечней, па-другое, дае гнуткасць у формах дзейнасці, і па-трэцяе, дае ахапіць шырыню праблемы. А палітычны і гуманітарны крызісы — гэта важная праблема, і іх трэба вырашаць разам. Гэта асноўны рухавік дзейнасці зараз для грамадзян, якія жадаюць жыць у свабоднай краіне.


«Хороший закон уменьшает количество правонарушений, а плохой закон, наоборот, увеличивает их число»

Особенности предыдущей инкарнации статьи 193-1 УК, значение, перспективы применения и последствия новых поправок, недостатки принятого депутатами законопроекта и его несоответствие международным стандартам — эти вопросы для Reform.by подробно прокомментировал юрист Юрий Чаусов.

Чем отличается от прежней 193-1 и могут ли фигурантов посадить в СИЗО?

— Законопроект уже опубликован и принят Палатой представителей сразу в двух чтениях – законом он станет после утверждения Советом Республики, подписания президентом и через 10 дней после опубликования. Текст предлагаемой к внесению в Уголовный кодекс новой статьи 193-1 практически совпадает с текстом прежней статьи 193-1, которая была в Уголовном кодексе Беларуси в период с 2005 по 2019 год. Летом 2019 года эта статья утратила силу, и ответственность за деятельность общественных объединений без регистрации стала административной. Применялась эта административная ответственность не очень активно – были лишь единичные случаи административных штрафов за деятельность незарегистрированных организаций по статье 24.57 КоАП (эта статья с возвращением в Уголовный кодекс статьи 193-1 будет изъята из КоАП).

Юрист и лидеры НГО о поправках в УК: "Можно привлечь любую группу граждан, даже родительский комитет"
Юрій Чаусов. Фото из Facebook

Отмечу, что в новой трактовке статьи предусмотрено максимальное наказание такое же, как и было по старой версии – до двух лет лишения свободы (но возможны и штраф, и арест до трех месяцев). Так что по этой статье неприменимо содержание человека под стражей в СИЗО до суда. То есть, если человек подозревается или обвиняется по статье 193-1, то его максимум смогут задержать на трое суток, а в дальнейшем до окончания расследования он не содержится в СИЗО, так как статья 193-1 не относится к категории тяжких преступлений – она относится к преступлениям, не представляющим большой общественной опасности. По истечении 72 часов с момента задержания подозреваемый или обвиняемый по статье 193-1 должен быть освобожден из-под стражи с применением меры пресечения, не связанной с содержанием под стражей (например подписка о невыезде), или без применения в отношении его меры пресечения.

Единственное изменение, которое обращает на себя внимание в данном законопроекте – ответственность по статье 193-1 наступает при отсутствии признаков преступления по статье 423-1 УК. А сама статья 423-1 — неисполнение решения о признании какой-либо организации экстремистской — введена недавно. И в целом сам формат возвращения статьи 193-1 и эта отсылка к статье 423-1 свидетельствуют о том, что это, скорее всего, инициатива, исходящая из органов внутренних дел, иных правоохранительных органов – тех, в компетенции которых находится противодействие экстремизму. В Беларуси вообще в мае-июне произошло комплексное ужесточение законодательства, затрагивающее свободу слова, свободу собраний, противодействие экстремизму, и в тот период вопросы свободы объединений под ужесточение не попали. А сейчас, судя по всему, в контексте ужесточения законодательства в части борьбы с экстремизмом подчищают хвосты и в связи с этим возвращают уголовную ответственность за деятельность организаций без регистрации.

Как на практике работала статья 193-1 раньше?

— Практика применения статьи 193-1 в период с 2005 по 2019 годы достаточно своеобразна. Статья до судебного приговора доводилась редко, нам известно о 18 персонах, которые были приговорены по этой статье. И чаще всего это были наказания в виде штрафа или предупреждения. Реально только руководители инициативы по наблюдению за выборами «Партнерство», лидер «Молодого фронта» Дмитрий Дашкевич и активисты РНЕ были приговорены к аресту до шести месяцев, а в отношении многих активистов «Молодого фронта» суд ограничился штрафами. То есть практика конкретных приговоров невелика.

Но при этом были сотни случаев, когда людей вызывали в прокуратуру, в КГБ, в милицию и предъявляли официальные предупреждения, мол, если вы не прекратите деятельность незарегистрированной организации, то можете быть привлечены по уголовной статье 193-1. То есть эта статья выполняла предупредительную функцию. Такие предупреждения выносились массе организаций: начиная от небольших сельских инициатив и заканчивая крупными организациями.

Что не так с новой формулировкой статьи 193-1, которая предлагается в законопроекте?

— Сама статья абсурдна, потому что под нее можно подвести любую группу граждан, которые осуществляют деятельность, только из-за того, что их инициатива не зарегистрирована. Тот же родительский комитет — он ведь тоже такая же группа граждан и незарегистрированная структура, которую можно интерпретировать как незарегистрированное общественное объединение, равно как и сообщества пользователей в социальных сетях. Хороший закон уменьшает количество правонарушений, а плохой закон, наоборот, увеличивает их число, и теоретически под статью 193-1 можно привлекать любые неформальные группы (точно так же, как сейчас любые совместные времяпрепровождения людей легко интерпретируются как «несанкционированные массовые мероприятия»).

Важно, что для квалификации преступления по статье 193-1 не имеет значения, какая именно деятельность общественного объединения осуществлялась без регистрации. Это может быть и общественно полезная деятельность, например благотворительная. Для состава преступления достаточно самого факта объединения граждан, не имеющего регистрации и осуществляющего какую-либо деятельность совместно. Например, выступления в СМИ в качестве руководителя или члена незарегистрированной партии или общественного объединения уже формируют состав законченного преступления.

К статье 193-1 УК есть примечание, исходя из которого можно ошибочно предположить, что если у вас нет устава, нет формальности, штата, председателя, то выходит, что нет и организации. Отнюдь. Трактовать эту статью можно так, что даже если вы любую совместную деятельность осуществляете регулярно, то это уже незарегистрированная организация. Кроме руководителя под ответственность попадают и члены организации.

В свое время, когда еще была «первая» статья 193-1, Министерство юстиции выпускало постановление «О некоторых вопросах создания общественных объединений и их союзов (ассоциаций)», в котором было определено:

«При создании каких-либо «движений», «инициатив», «коалиций», объединяющих граждан, либо юридических лиц, необходимо руководствоваться действующим законодательством. Деятельность таких объединений может осуществляться только после их государственной регистрации и внесения соответствующих сведений в Государственный реестр общественных объединений».

Так что вариант «а давайте мы будем не объединением, а неформальной инициативой или сообществом» не позволит избежать ответственности.

Статья 193-1 УК РБ (согласно тексту законопроекта):

«Незаконная организация деятельности общественного объединения, религиозной организации или фонда либо участие в их деятельности.

Организация деятельности либо участие в деятельности политической партии, иного общественного объединения, религиозной организации или фонда, в отношении которых имеется вступившее в законную силу решение уполномоченного государственного органа об их ликвидации или приостановлении их деятельности, а равно организация деятельности либо участие в деятельности политической партии, иного общественного объединения, религиозной организации или фонда, не прошедших в установленном порядке государственную регистрацию, при отсутствии признаков преступления, предусмотренного статьей 423-1 настоящего Кодекса, – наказываются штрафом, или арестом, или лишением свободы на срок до двух лет.

Примечания:

  1. Под участием в деятельности политической партии, иного общественного объединения, религиозной организации или фонда в настоящей статье понимаются действия, направленные на достижение целей указанных партии, объединения, организации или фонда, в том числе определенных в их уставных и иных документах.
  2. Действие настоящей статьи не распространяется на организацию деятельности либо участие в деятельности политической партии, иного общественного объединения, религиозной организации или фонда, в отношении которых имеется вступившее в законную силу решение уполномоченного государственного органа о приостановлении их деятельности, которые направлены на устранение нарушений, послуживших основанием для приостановления деятельности, а также на организацию деятельности либо участие в деятельности политической партии, иного общественного объединения, религиозной организации или фонда, связанные с их государственной регистрацией в установленном порядке.
  3. Лицо, добровольно прекратившее действия, предусмотренные настоящей статьей, и заявившее об этом государственным органам, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится состава иного преступления. Данное положение не распространяется на лиц, совершивших аналогичные действия в течение двух лет после добровольного прекращения действий, предусмотренных настоящей статьей».

А что если вести деятельность от имени организации, зарегистрированной за границей?

— Многие организации, которым власти Беларуси отказали в регистрации либо которые ликвидировали в ходе недавней зачистки, выбирают путь регистрации юридического лица за границей. Пока что беларусское законодательство не запрещает гражданам вступать в зарубежные общественные объединения. Например, гражданин Беларуси может быть членом организации, которая зарегистрирована в Германии. То есть по крайней мере говорить о своей принадлежности к такой иностранной организации, делать заявления от ее имени кажется не противозаконным. Но и тут могут возникнуть вопросы. Если эта деятельность находит какую-то практическую реализацию внутри Беларуси, статья 193-1 может быть применена. Я помню, что во время использования этой статьи первый раз некоторые организации, которые были зарегистрированы в Украине, а действовали в Беларуси, получали предупреждения прокуратуры в связи с осуществлением деятельности незарегистрированной организации внутри Беларуси. Так что и в этом случае остается риск уголовной ответственности.

Как все это соотносится с международными стандартами и правом людей на свободу ассоциаций?

— Статья 193-1 не соответствует международным стандартам. Есть руководящие принципы свободы объединений, утвержденные ОБСЕ и Венецианской комиссией Совета Европы, в этих принципах заложено, что свобода ассоциаций реализуется независимо от получения статуса юридического лица. Создание юридического лица — это собственная воля людей, которым Всеобщая декларация прав человека гарантирует свободу ассоциаций, а регистрация в качестве юридического лица — право, но не обязанность: законодательство не должно требовать обязательной официальной регистрации объединений. Вместо этого объединениям следует предоставлять возможность использовать механизмы правовой защиты для отстаивания своих прав независимо от того, прошли они регистрацию или нет. Не следует запрещать объединение лишь по той причине, что оно не имеет статуса юридического лица. И по предыдущей версии статьи 193-1 было специальное заключение Венецианской комиссии о том, что статья не соответствует международным стандартам свободы ассоциаций.

Какими могут быть последствия от внесения таких поправок в УК?

— В предыдущий период действия статьи 193-1 все государственные субъекты боялись взаимоотношений с незарегистрированными организациями. Даже если активисты какой-либо инициативы приходили в школу, у них в первую очередь спрашивали, зарегистрированы ли они. Если нет, то их в школу не пускали.

Эффект от наличия статьи 193-1 тогда был такой, что незарегистрированные организации были не видны для общества, их общественная деятельность была непубличной, скрытой. Не будем забывать, что законодательство о СМИ запрещает медиа распространять информацию от имени незарегистрированных организаций. И, конечно, активисты иногда привлекались к уголовной ответственности.


Как будет сейчас — сложно сказать. Ликвидированные теперь организации делали заявления в том духе, что, несмотря на ликвидацию, будут продолжать свою деятельность. Не исключено, что именно они могут попасть под удар из-за возвращения этой статьи.

* * *

Понравился материал? Обсуди его в комментах сообщества Reform.by в Facebook!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Последние новости


🔥 Читайте нас в Twitter!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Reform.by

БЕСПЛАТНО
ПОСМОТРЕТЬ