ОДКБ. Цели разные, инструменты общие

Главное
Скриншот трансляции

Внеочередная сессия Совета коллективной безопасности ОДКБ показала, как руководители стран, входящих в организацию, пытаются натянуть своих собственных сов на глобус Договора. Однако парадоксальным образом предлагаемые методы борьбы могут удовлетворить практически все заинтересованные стороны.

Состоявшийся онлайн-саммит предполагал обмен мнениями по ситуации в Казахстане. Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев сообщил, что все события в этой стране были подчинены единому разрушительному замыслу, который готовился продолжительное время. И об участии в них террористов, «в том числе зарубежных боевиков».

При этом так и не были названы ни национальности боевиков, ни страны их происхождения, ни предполагаемые «заказчики» событий. Хотя времени уже прошло довольно много, и хоть кто-то из задержанных боевиков, да начал бы уже давать показания.

Но некоторые выводы о предполагаемых боевиках (или о тех, кого планируется назначить на эту роль) из сказанного Токаевым сделать можно. Например, прозвучала фраза о том, что «боевики сбривают бороды, переодеваются в гражданскую одежду».

При этом Токаев в своем выступлении, как показалось, постарался четко отделить тех, кто выходил на акции протеста в Казахстане с экономическими и даже с политическими требованиями, от этих самых боевиков. Организаторы госпереворота воспользовались митингами, пояснил президент Казахстана.

«Речь идет о попытке государственного переворота. Все эти действия координировались из единого центра», — добавил Токаев. Опять-таки не уточнив, где находился от самый центр.

«Мы никогда не применяли и не будем применять вооруженные силы для борьбы с мирными демонстрантами», — заявил Токаев,  стремясь как минимум сохранить лицо демократического лидера.

Об иностранных боевиках говорили практически все участники встречи. Но, похоже, каждый из них понимал под этим термином что-то свое. Например, премьер-министр Армении Никол Пашинян отметил, что рост напряженности не прекращается и ОДКБ продолжает сталкиваться с новыми видами угроз. «А в недавнем прошлом мы сами столкнулись с появлением иностранных террористов-боевиков в нашем регионе», — сказал он, указав таким образом на своих врагов – Азербайджан и Турцию.

Владимир Путин сообщил собравшимся, что в Казахстане «ситуацией воспользовались внутренние и внешние деструктивные силы. Террористы, прошедшие подготовку за рубежом и имеющие опыт войны в «горячих точках». А после не смог не оседлать любимого в России «украинского конька». И заявил, что налицо в Казахстане были «присущие майданным технологиям элементы силовой информационной поддержки протестов».

«Не дадим раскачивать ситуацию у себя дома и реализовать сценарии так называемых цветных революций», — так сформулировал свой ключевой посыл президент РФ.

Ближе всех к этой позиции оказался Александр Лукашенко, который попытался связать казахстанские и беларусские протесты. Подтянув до кучи и все горячие точки последних лет. И заявил, что анализ событий показывает наличие внешнего фактора. «Их сценарий узнаваем. За аналогиями далеко ходить не надо – Югославия, Ирак, Ливия, Сирия, Украина, Афганистан. Не так давно подобный комбинированный натиск испытала и Беларусь».

А кто управляет боевиками? Лукашенко выразил убежденность, что после сделанного анализа «мы придем в ту же точку». По-видимому, намекая на то, что и казахстанские боевики, и беларусские мирные протесты имели одни и те же корни.

У Эмомали Рахмона свои проблемы – у него под боком Афганистан с талибами и, по его словам, с «боевиками ИГИЛ». Поэтому президент Таджикистана напомнил про «религиозный радикализм и транснациональную организованную преступность». И о создании «пояса безопасности вокруг Афганистана», и о целевой программе по укреплению таджико-афганской границы.

Рахмон о «цветных революциях», похоже, не задумывается. А вот то, что «в наших странах усиленно продвигается крайне разрушительная идеология религиозного радикализма, которое стало главным оружием в руках наших недругов», его действительно тревожит.

Таджикистан борется с эмиссарами ваххабизма, а также с каналами проникновения и возвращения в страны ОДКБ лиц, причастных к терроризму и экстремизму. На это Рахмон и предлагает обратить внимание странам — участницам ОДКБ.

А глава кабмина Кыргызстана Акылбек Жапаров и вовсе сделал акцент на экономическом блоке, заявив о необходимости обеспечить грузовые и пассажирские перевозки во время кризиса. Кроме того, он выразил надежду на то, что в отношении задержанных кыргызстанцев будет проведено справедливое расследование. То есть фактически попросил прекратить накачивать антикыргызскую тему. Напомним, именно Кыргызстан совсем недавно предлагал выработать механизм на случай нападения членов ОДКБ друг на друга.

Интересно сравнить и взгляды на взаимодействие со странами Запада, с международными структурами. Так, Касым-Жомарт Токаев заявил о своей уверенности в том, что «международные организации, включая ООН, ОБСЕ, ШОС, а также международные гуманитарные организации заинтересованы в полном и беспристрастном расследовании казахстанских событий».

А вот Александр Лукашенко считает, что «не надо озираться на некий Запад, Америку или еще какие-то государства». Потому что «будем смотреть по сторонам – свернем шею».

Тут не до демократии. Лукашенко призвал жестко пресекать деструктивную деятельность, отметив, что только внешний фактор никогда не будет единственным. «Если мы будем пенять только на внешний фактор, мы можем получить повторение событий». Потому что «формы оказания гибридного влияния на наши страны качественно совершенствуются». А значит, сражаться надо не только с внешними врагами, но и с внутренними. С внутренними может даже в первую очередь.


В той или иной форме тема «внутреннего врага» волновала всех собравшихся. И, несмотря на то, что враги у каждого разные, предложенные способы борьбы с ними подойдут всем.

Так, Владимир Путин заявил, что «посредством использования интернет-коммуникаций, социальных сетей будут предприниматься попытки вовлечения наших граждан в протестные акции, которые являются предтечей нападения террористов». А потому «целесообразно поручить комитету секретарей ОДКБ представить предложения по совместному противодействию попыткам деструктивного внешнего вмешательства в зоне ответственности ОДКБ».

Вторил ему и занятый борьбой с исламским фундаментализмом Эмомали Рахмон. Он заявил, что необходимо наладить координацию спецслужб стран ОДКБ по борьбе с транснациональной преступностью, в том числе в киберпространстве. А в рамках СНГ – разработать систему защиты информационного пространства.

Идея «царь-кабеля» как закрытого сегмента сети по аналогии с китайским «Золотым щитом» – системой фильтрации содержимого интернета – давно не дает покоя российскому руководству. И работы в этом направлении ведутся уже не первый год. У Путина «иноагенты», у Лукашенко – «змагары-бчбшники», у Рахмона – радикальные исламисты. Каждый защищается от своей угрозы, используя общий инструмент.

А вот еще одно прозвучавшее на сегодняшнем саммите предложение. Президент Таджикистана заявил о том, как важно «держать под контролем каналы перемещения наших граждан, в том числе бесконтрольный выезд на учебу в зарубежных религиозных учебных центрах».

И под этой идеей вполне может подписаться не один лидер страны СНГ. Для Рахмона это борьба с ваххабизмом, для Беларуси – с оттоком населения и проникновением «разрушительных европейских ценностей». Для России – и то, и другое.

В выигрыше все. Всех привлекает возможность в случае чего раздавить внутренних оппонентов военной силой ОДКБ. Поэтому разные подходы к описанию врага не стоит рассматривать как существенное противоречие. Ведь методы борьбы универсальны. И помогают не только против «бородатых боевиков», которых многие из присутствующих на встрече наверняка и в глаза не видали.

***

Мнения и оценки автора материала могут не совпадать с мнением редакции Reform.by.

🔥 Подпишитесь на нашу страницу в Facebook. Там весело!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Reform.by

БЕСПЛАТНО
ПОСМОТРЕТЬ