Транзит по-туркменски. Создание династии

Главное
Газовый кратер «Врата ада» в пустыне Каракумы, который хотел потушить Гурбангулы Бердымухамедов. Фото: © Tormod Sandtorv/CC BY-SA 2.0/Wikimedia Commons

На постсоветских просторах, в далеком от Беларуси Туркменистане, реализован еще один вариант транзита власти. Гурбангулы Бердымухамедова, стоявшего во главе страны с 2007 года, сменил его единственный сын Сердар. Ну а некоторые постсоветские лидеры теперь могут присматриваться к эффективности и последствиям туркменской модели транзита. Ведь у них тоже есть сыновья.

ЦИК Туркменистана назвал Сердара Бердымухамедова победителем президентских выборов, которые провели в стране 12 марта. В официальном сообщении говорится, что он набрал 72,97% голосов при явке 97,17%. При этом Бердымухамедов-старший сохраняет за собой пост главы Халк Маслахаты – Народного Совета – верхней палаты парламента.

Постсоветский транзит

Еще в январе 2022 года мир внимательно следил за развязкой казахстанского властного транзита. Массовые выступления, столкновения силовых структур с протестующими, ввод войск ОДКБ, аресты топ-чиновников и родственников экс-президента Нурсултана Назарбаева. Передача власти, очевидно, не прошла без накладок. И вряд ли Назарбаев, передавая власть своему преемнику Токаеву, рассчитывал полностью утратить влияние на внутреннюю и внешнюю политику Казахстана.

Тему транзита власти близко к сердцу воспринимают и некоторые другие постсоветские лидеры. Не все из них готовы покинуть свой пост после положенного по Конституции количества сроков. В ход идут операции «уйти, чтобы вернуться», переписывание Основного закона. Однако рано или поздно вопрос передачи власти преемнику все равно становится актуален.

Стало понятно, что казахстанскую модель нельзя рассматривать как идеальную в случае, если предыдущий правитель рассчитывает остаться в большой политике и отойти от дел лишь формально. Наш вариант с Всебеларусским народным собранием чем-то напоминал казахстанский, при котором Елбасы-Назарбаев имел пожизненное право занимать посты председателя Совета безопасности и Ассамблеи народов Казахстана. Которого его в итоге благополучно лишили. По новой беларусской Конституции, вступившей в силу как раз сегодня, Александр Лукашенко может одновременно занимать кресло президента и главы ВНС. При этом сам закон о Всебеларусском народном собрании предстоит разработать и принять в течение года. А значит, тема транзита для нашей страны еще не закрыта. Наверняка в сценарии будут вносится различные корректировки. В зависимости от складывающейся ситуации.

В Туркменистане же решили не «изобретать велосипед». Президент Гурбангулы Бердымухамедов, выступая перед парламентом 11 февраля 2022 года, заявил, что «пора уступать место молодым». А в сентябре 2021 года его сын, Сердар Бердымухамедов, как раз достиг 40-летия. Что по местным законам дает ему право баллотироваться в президенты.

12 февраля была утверждена дата выборов. А еще через три дня Сердар Бердымухамедов официально стал кандидатом от правящей Демократической партии Туркменистана.

Некоторые политологи связывали этот шаг с усугубляющейся болезнью Бердымухамедова-старшего, который якобы страдает сахарным диабетом. Например, редактор Turkmen.news Руслан Мятиев со ссылкой на собственные источники заявлял, что президент Туркменистана давно и тяжело болен.

Другие эксперты факт болезни главы государства отрицали, говоря лишь о желании закрепить сына у власти, пока у него есть на это силы.

Конец эпохи Туркменбаши

В этом есть рациональное зерно. Чтобы понять возможные опасения по поводу транзита, достаточно вспомнить обстоятельства прихода к власти самого Гурбангулы Бердымухамедова.

В декабре 2006 года скончался Вечно великий Туркменбаши Сапармурат Ниязов. Такой официальный титул первый президент Туркменистана носил к концу жизни. Читатели наверняка помнят его лишь по количеству прижизненных памятников и по авторству «Рухнамы» – главной книги туркменского народа. Ну и в связи с запретом в стране балета с обоснованием, что его «нет в крови туркмен».

Однако на деле все было гораздо хуже. За время его правления из страны была выдавлена почти вся интеллигенция – творческая, научная, техническая. Начался массовый исход некоренного населения, массовые репрессии. Ниязов сажал семьями, уничтожал целые кланы, исчезнувшие в туркменских тюрьмах исчисляются сотнями. Спецслужбы инициативно сколачивали подрывные сети из интеллигенции, гражданских активистов, журналистов и с гордостью их разоблачали, нагнетая и без того тяжелую атмосферу тотального страха и провоцируя приступы паранойи у самого Ниязова. По всей стране были установлены его памятники, во всех учреждениях развешены его портреты, а учащиеся школ и высших учебных заведений наизусть заучивали его книги. Туркменбаши был объявлен пожизненным президентом.

На момент смерти Ниязова Гурбангулы Бердымухамедов был вице-премьером и министром здравоохранения и медицинской промышленности. Ходили даже слухи, что быстро сделавший карьеру стоматолог Бердымухамедов был внебрачным сыном Туркменбаши. Однако никакого подтверждения им нет.

Бывший вице-премьер Туркменистана, лидер оппозиционного движения «Ватан» Худайберды Оразов говорил, что «кто-то запустил эту «утку», и этот слух стал распространяться по Туркменистану. Сам же Бердымухамедов является совершенно безвольным человеком, у которого нет никакого авторитета в стране. Просто, будучи стоматологом, он вовремя подсуетился, подарил кому-то что-то, его заметили и стали двигать наверх. Это было вообще по-ниязовски — расставлять возле себя «серых» людей».

Однако для прихода к власти «безвольному человеку» вместе со сторонниками пришлось смещать с должности председателя Меджлиса Туркменистана, который должен был возглавить республику до проведения выборов нового президента. Спикер праламента Овезгельды Атаев был смещен с должности, арестован, а затем осужден.

26 декабря 2006 года была созвана внеочередная сессия Халк Маслахаты, на которой были внесены изменения в 60-ю статью Конституции Туркменистана. Согласно новой редакции, в случае недееспособности президента и до проведения следующих президентских выборов временное исполнение обязанностей главы государства возлагалось на заместителя председателя Кабинета Министров. Так для вице-премьера Гурбангулы Бердымухамедова был открыт путь к президентству.

Бердымухамедов, заняв высшую должность, пообещал населению некоторую свободу, доступ к Интернету, возможность для зарубежных поездок. Но по истечении 15 лет, согласно международным отчётам, Туркменистан остался злостным нарушителем прав человека, гражданских и политических свобод, свободы слова, свободы прессы, свободы вероисповедания. Интернет в Туркменистане является худшим в мире. В 2016 году организация «Репортёры без границ» включила Гурбангулы Бердымухамедова в число «врагов Интернета».

При Гурбангулы Бердымухамедове, по информации СМИ, уровень жизни людей значительно снизился несмотря на то, что страна занимает четвертое место в мире по запасам природного газа. Туркменистан страдает от коррупции, нехватки продовольствия, галопирующей инфляции и хронически высокого уровня безработицы.

Что не помешало Бердымухамедову построить собственный культ личности. В 2011 году совет старейшин присвоил ему титул Аркадаг. Официально звание государственные СМИ Туркменистана переводят как «Твердыня, опора и надежда». Граждане страны должны обращаться и упоминать Гурбангулы Бердымухамедова как «наш милосердный Аркадаг». Также президента называют «Спасителем» и «Цветом нации».

Карьера сына

История подсказывает, что решение вводить во власть Бердымухамедова-младшего нельзя назвать сиюминутным. Важно было избежать любых сомнений в легитимности его прихода на пост президента. И готовилась операция заранее.

В 2001 году Сердар Бердымухамедов окончил Туркменистанский сельскохозяйственный университет по специальности «инженер-технолог», в 2011 году — Дипломатическую академию МИД РФ по специальности «специалист по международным отношениям». Затем учился в Женеве в Центре политики безопасности, получил специальность «специалист по европейской и международной безопасности». Работал в структуре МИД. Занимал должность начальника отдела европейских стран. С марта 2018 года был заместителем министра иностранных дел Туркменистана. В 2020 году возглавлял хякимат Ахалского велаята. А 11 февраля 2021 года был назначен заместителем председателя кабинета министров, который возглавляет его отец. Одновременно занял пост председателя Высшей контрольной палаты Туркменистана и вошел в состав Совета безопасности.

Не все шло гладко в карьере Бердымухамедова-младшего. В его бытность главой хякимата по указанию отца там было развернуто грандиозное строительство Ахал-сити – нового центра всего велаята, который должен был вслед за Ашхабадом стать градостроительной витриной Туркменистана. Будучи ответственным за строительство, Сердар Бердымухамедов начал массовые сносы жилья, перекройку земельных наделов либо просто отчуждение их в пользу стройки, как это практикуется в других районах Туркменистана и в Ашхабаде – без полноценной компенсации или вообще без нее. Но тут он встретил сопротивление старейшин, которые, якобы, имели влияние на президента Бердымухамедова, поскольку в прошлом спасли его от опалы, вступившись за него перед Ниязовым. Как бы там ни было, но жалоба на Сердара, донесенная до его отца, сыграла свою роль, и его в срочном порядке переместили с должности хякима на должность специально созданного для него Министерства строительства и промышленности. На какое-то время Сердар полностью исчез из публичного поля, хотя до этого уровень его присутствия в нем составлял немногим меньше президентского. Ну а место сына в медийном поле занял внук президента Керимгулы Бердымухамедов.

Поэтому по популярности, пишет BBC, Сердар уступает не только отцу, но и своему сыну: Керимгулы — любимый внук президента, который часто появляется с ним на публике, исполняет песни и даже зачитывает рэп.

Выборы

Но для победы на выборах популярности, видимо, хватило.

У восьмерых «соперников Сердара» была одна общая черта, пишет «Медиазона»: до сих пор о них практически никто никогда не слышал. Политикой они не занимались, в прессе не выступали, какими-либо громкими делами не прославились. Государственные СМИ описывали каждого из них расплывчато и однообразно, в жанре «профессионал, скромный и отзывчивый человек, хороший семьянин и поборник здорового образа жизни».

В Туркменистане нет политической оппозиции, СМИ контролируются государством, а правительство не терпит инакомыслия и свободы слова. Власти утверждают, что в этой стране не зафиксировано ни одного случая заражения коронавирусом.

Все предвыборные программы кандидатов основываются на поддержании вектора политики нынешнего президента и программы социально-экономического развития страны, представленной Сердаром. Оппозиции среди кандидатов нет, отмечал исследователь и аналитик Рустам Мухамадов.

А от госслужащих, сотрудников бюджетных организаций и членов их семей в Туркменистане требовали голосовать во время предстоящих президентских выборов за сына нынешнего президента. Якобы, под угрозой увольнения.

Оппозиционное издание Тurkmen.news писало о принуждении студентов и бюджетников участвовать в досрочном голосовании.

Но Сердар Бердымухамедов был объявлен победителем. Транзит власти состоялся в еще одном постсоветском государстве. На сей раз даже звучат версии о попытке создать некий аналог северокорейского транзита, где власть передается от отца к сыну в династии Кимов.

Что дальше?

Власть трудно получить, но еще труднее удержать. Отец не вечен, и рано или поздно новому президенту Туркменистана придется принимать собственные решения, опираясь на свои элиты. Пока эксперты считают, что Сердар Бердымухамедов, получивший прозвище «тихушник», вряд ли что существенно изменит в Туркменистане. И будет продолжать политику отца.

Вот как официальный ресурс «Туркменистан. Золотой век» описывает сегодняшний телефонный разговор между старым и новым лидерами Туркменистана и президентом Российской Федерации Владимиром Путиным: «Выразив уверенность, что конструктивные межгосударственные отношения будут и впредь крепнуть и неуклонно развиваться на общее благо, президент Гурбангулы Бердымухамедов и президент Владимир Путин адресовали наилучшие пожелания друг другу и народам обеих стран. Затем лидер нации передал телефонную трубку новоизбранному президенту Туркменистана Сердару Бердымухамедову».

Вектор политики нового главы государства уже просматривается: папа поговорил, трубку передал.

Несмотря на это, некоторые возлагают надежды на Сердара. Политологи объясняют это прежде всего западным дипломатическим образованием Бердымухамедова-младшего и усталостью народа от бывшего президента.

Самой большой интригой, по словам политологов, остается роль Бердымухамедова-старшего в правлении страной и то, насколько при отце Сердар сможет проявлять самостоятельность.

«Исходя из отведенной ему роли и очищенный от токсичности отца, Сердар предпримет некоторые шаги по облегчению экономического состояния населения. Однако у него будут сильно связаны руки многими обязательствами, в том числе и перед элитой бюрократии, перед членами клана и своим отцом. И, конечно, состоянием экономики», — прогнозирует политолог Сердар Айтаков.

Вопрос и в том, насколько этот вариант транзита будет эффективным. История знает немало примеров конфликтов между власть предержащими родственниками. Клановые традиции тоже имеют свои законы. Да и элиты, даже в такой авторитарной стране, как Туркменистан, могут сыграть свою роль. Поэтому чего больше в выбранном варианте – выгоды или рисков – пока предсказать сложно.

Ну а постсоветские лидеры теперь могут присматриваться к эффекту и последствиям туркменской модели транзита. У некоторых из них есть сыновья. И построение династии может показаться привлекательным, хотя и сложно реализуемым вариантом.

***

Мнения и оценки автора материала могут не совпадать с мнением редакции Reform.by.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


🔥 Читайте нас в Google News, Facebook, Twitter или Telegram!

Последние новости


REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: