Либерализация в Казахстане. Токаев вовремя объявил о реформах

Главное
Фото: Bakhrom Tursunov, unsplash.com

Казахстан решил воспользоваться представившимся «окном возможностей». Президент Касым-Жомарт Токаев в обращении к народу и парламенту заявил о демократических преобразованиях, которые затронут все сферы – от политического устройства страны до системы местного самоуправления. В чем же суть казахстанской либерализации? И почему Казахстан правильно выбрал время для реформ?

Еще в январе, когда в Казахстан был введен миротворческий контингент ОДКБ, мы писали, что власти этой страны не намерены «закручивать гайки». Но руководство государства пошло еще дальше и объявило о курсе на настоящую либерализацию – президент Касым-Жомарт Токаев заявил о необходимости отказаться от суперпрезидентской формы правления и перейти к президентской республике с сильным парламентом.

«После трагического января многие считали, что произойдет откат – власть начнет «закручивать гайки», снизит темпы модернизации. Но мы не свернем с намеченного пути, а, напротив, ускорим системные преобразования во всех сферах жизни», — сказал Касым-Жомарт Токаев в обращении к народу и парламенту.

Руководство Казахстана сделало верный вывод из трагических событий января 2022 года. Власти осознали, что «запихать пасту в тюбик» не столько невозможно, сколь опасно для будущего страны. В отличие от беларусских, которые после событий 2020 года лишь усилили репрессии, давление на СМИ и гражданское общество, что, в конечном счете, привело к ослаблению Беларуси и ее практически тотальной зависимости от России. В Казахстане же смогли понять, что обществу нужны перемены. И предложить, как сформулировал Касым-Жомарт Токаев, «политическую трансформацию, нацеленную на формирование честных и справедливых правил игры, искоренение фаворитизма и монополии во всех сферах жизни».

«Нашей стране все же нужны кардинальные реформы. В противном случае – застой». Его разрушительные последствия мы видели из недавней советской истории. Да и январские события в некоторой степени стали следствием отечественного застоя», – заявил Токаев.

Как и беларусские события лета-осени 2020 года. Но Казахстан решил воспользоваться своим «окном возможностей». С одной стороны, властям развязало руки отстранение от власти клана Назарбаевых. С другой, как ни кощунственно это прозвучит – российско-украинская война.

Авторитарные режимы всегда негативно относятся к процессу либерализации у своих соседей. Тем более у тех, с которыми они состоят в политических и экономических союзах. И которых считают своими «вассалами». Вполне вероятно, что казахстанские преобразования вызвали бы негативную реакцию в России. Но сегодня ей не до Казахстана. Поэтому время для объявления о масштабных реформах в этой азиатской стране выбрано верное.

В чем суть предлагаемых мер? В отказе от суперпрезидентской формы правления и переходе к президентской республике с сильным парламентом.

По словам Токаева, «монополия в политике неизбежно приводит к различным социальным болезням и деградации государства». А «монополизация политической и экономической деятельности сыграла едва ли не главную роль в январских событиях».

Токаев пообещал и значительное упрощение процедуры регистрации политических партий. Он поручил снизить регистрационный порог с нынешних 20 до 5 тысяч человек. Минимальную численность региональных представительств сократить втрое — с 600 до 200 человек. Будет сокращено с 1 тысячи до 700 человек и требование минимальной численности инициативной группы граждан для создания партии.

Парламент будет сформирован по следующей схеме: 70% депутатов будут избираться на пропорциональной основе, то есть по партийным спискам. И 30% — на мажоритарной. Смешанную модель намерены внедрить на выборах маслихатов областей и городов – представительных органов, аналоги беларусских местных Советов депутатов.

Это, по мнению казахстанских властей, позволит сформировать многополюсную партийную систему, которая будет представлять во власти интересы всех социальных групп.

Президент страны, равно как и акимы – главы местного исполнительного органа государственной власти, а также их заместители должны будут прекращать членство в партии на период своих полномочий.

В Казахстане будет создан Конституционный суд. Токаев также выступил за внесение поправок в Конституцию для полного запрета смертной казни. А для ближайших родственников президента будет введен запрет на занятие руководящих должностей в госорганах и квазигоссекторе.

Признав факты пыток, которые применялись сотрудниками правоохранительных органов после январских событий, Токаев пообещал, что ответственные за это понесут наказание. Президент намерен бороться с произволом в правоохранительной сфере, расширить категории дел, которые рассматривают суды присяжных. Что, по его мнению, должно способствовать демократизации судебной системы и повышению доверия с ней со стороны общества.

«Стоящие сегодня перед Казахстаном задачи требуют усиленного взаимодействия государства и неправительственных организаций, системной перезагрузки институтов гражданского общества» — заявил Токаев. Поэтому «необходимо более широкое и глубокое вовлечение общественных организаций и активистов в подготовку и реализацию реформ».

Президент Казахстана выступил за пересмотр закона о средствах массовой информации. По его словам, государство уделит особое внимание созданию отрытого информационного пространства – востребованных и сильных медиа, представляющих собой «канал коммуникации между властью и народом».

И сделал оговорку о том, что СМИ не должны «работать по заказу извне».

«У отечественных СМИ должен быть собственный взгляд на процессы, происходящие в Казахстане, регионе и мире. От этого зависит подлинная информационная безопасность и ни много ни мало идеологический суверенитет страны», – сказал Токаев.

Тут же можно вспомнить и сказанное Токаевым о выборах. А именно о необходимости принять законодательные меры по «недопущению иностранного вмешательства в выборы» в Казахстане. И учесть «нарастание гибридных угроз».

«Чтобы не допустить влияния отдельных лиц на ход выборов, требуется установить предельные размеры пожертвований в избирательные фонды. Для предупреждения иностранного вмешательства в выборы нужно сделать финансовую отчетность СМИ, наблюдателей, НПО и других организаций прозрачнее», — пояснил президент Казахстана.

Конкретные силы, от которых могут исходить угрозы, Токаев не назвал. Однако не факт, что под ними в Казахстане сегодня понимают «происки» Запада. Возможно и противоположное – именно в своем северном соседе, в России, могут видеть угрозу казахстанские политики. Агрессивная информационная политика РФ, попытки в той или иной форме влиять на ход избирательных кампаний – это вполне может расцениваться как угроза безопасности Казахстана, его территориальной целостности. Некоторые депутаты Госдумы РФ уже заявляли, что часть нынешней территории была «подарена» Казахстану Россией. К чему приводят подобные тезисы, мы уже убедились на примере Украины. Поэтому сказанное Токаевым можно рассматривать и как превентивные меры для защиты от влияния Кремля на политические процессы в его стране.

Не случайно же Токаев отметил, что «сегодня на планете разразился разрушительный геополитический шторм. Поэтому нам нужно твердо придерживаться стратегического курса, нацеленного на защиту суверенитета и территориальной целостности государства, обеспечение коренных интересов нашего народа».

Предполагается разграничить функции государства и институтов местного самоуправления. Токаев отметил, что «сильная система местного самоуправления – это базовая основа для прямого участия граждан в улучшении качества жизни в своем родном населенном пункте». По мнению казахстанских властей, нужно внедрить механизм прямого финансирования органов местного самоуправления, существенно расширить базу их собственности, чтобы они могли реально влиять на ситуацию.

Кстати, о необходимости реформ местных органов власти давно говорили и в Беларуси. Но никаких подвижек в этом вопросе так и не произошло.

Как и в других вопросах, несмотря на то, что у Казахстана и Беларуси много общего. В первую очередь, та самая централизация власти, которая тормозит развитие страны. Разница в том, что руководство Казахстана хотя бы задекларировало стремление что-либо изменить.

Конечно, намерения – еще не реформы. Казахстану предстоит пройти непростой путь. И никто не говорит, что ему будет просто. Как бы красиво не прозвучало выступление Токаева, все сказанное им должно быть еще и реализовано на практике. Да и сами реформы не должны стать всего-навсего красивой декорацией.

Но просто представьте, как с подобным заявлением после событий 2020 года выступает Александр Лукашенко.

По словам Токаева, в Новом Казахстане нужно неизменно следовать принципу «разные взгляды, но единая нация». Это как раз то, чего так не хватает современной Беларуси. Которую принцип «единственно верного взгляда» уже фактически довел до положения девятого федерального округа России.

***

Мнения и оценки автора материала могут не совпадать с мнением редакции Reform.by.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


🔥 Читайте нас в Google News, Facebook, Twitter или Telegram!

Последние новости


REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: