Газовая война. Шантаж, рубли и генеральное сражение

Комментарий
Фото: naftogaz.com

Европа давно осознавала свою зависимость от российского газа. Теперь к этому добавилась необходимость ее минимизировать. И желательно быстро. Однако мгновенно диверсифицировать поставки не удастся. Поэтому Москва достала из рукава «козырь», требуя оплаты за топливо с «недружественных стран» в российских рублях. Евросоюз пока на словах не собирается платить рублями. Россия, пока тоже на словах, грозит прекратить поставки.

Газ по-прежнему идет через Украину

Еще в середине марта профильные СМИ с нескрываемым удивлением писали о том, что, несмотря на военные действия на территории Украины, транзит российского газа в Европу по газотранспортной системе это страны сохраняется на высоком уровне. А объем заявок соответствует максимальным контрактным обязательствам «Газпрома» по транзиту газа через ГТС Украины в 2022 году.

Не скрывал своего удивления по поводу такого развития событий и президент России Владимир Путин. «На сто процентов загружена даже ГТС Украины по нашим контрактам. Это удивительно, но факт».

В интервью Washington Post исполнительный директор украинского «Нафтогаза» Юрий Витренко объяснил, почему Украина продолжает качать российский газ в Европу, несмотря на военные действия.

По его словам, если Украина и перекроет поставки в одностороннем порядке, газ все равно попадет в Европу по другим трубопроводам. А его страна станет еще более уязвимой для российских бомбардировок.

В то же время Украина пытается убедить страны ЕС в том, что они должны ввести полное эмбарго на российские нефть и газ. Или, как минимум, сократить любые закупки российского газа и нефти, «заморозив» все деньги, которые Россия получает за экспорт энергоносителей. Ведь продолжение поставок газа напрямую связано с желанием Москвы получать деньги, в том числе для поддержки военных действий.

В украинской позиции есть определенная логика – пока газ продолжает поступать через ГТС Украины, российские войска действительно могут бережнее относиться к газотранспортной инфраструктуре этой страны. А поскольку крупные газопроводы проходят вблизи больших городов, таких как Киев, Днепр, Житомир, Хмельницкий, есть надежда защитить от массированных обстрелов и эти населенные пункты.

Похоже, стороны действительно стараются не допускать повреждения ГТС. Генеральный директор газотранспортной системы Украины Сергей Макогон говорил журналистам, что как минимум две компрессорные станции находятся на территории, захваченной военными РФ. Но там не зафиксированы попытки вмешательства в их деятельность.

Так что стремление России получать деньги за поставки газа и желание Украины сохранить свою ГТС создают некий баланс интересов, пока устраивающий обе стороны.

Зависимость от России

Долгие годы страны ЕС закупали российский газ, не особо обращая внимание на все возрастающую зависимость своих экономик от его поставок. Европа смотрела прежде всего на цену, а геополитические последствия оставались за скобками. В итоге доля России на рынке росла, и постепенно энергоресурсы стали рычагом, который пытается задействовать Москва.

Сегодня порядка 40% от общего импорта природного газа в странах ЕС поставляется из РФ. Хотя всего 10 лет назад российский «Газпром» обеспечивал лишь 25% потребностей ЕС.

Больше всего зависят от российского газа Германия и Италия – эти две страны закупают самые большие объемы. Третье место, по данным Международного энергетического агентства (IEA), занимает Беларусь. Далее располагаются Турция, Нидерланды, Венгрия. Нетрудно заметить, что те страны ЕС, которые расположены вверху «рейтинга зависимости», дольше всех сопротивлялись введению санкций против России.

Нельзя сказать, что ЕС не пытался и раньше снизить уровень своей газовой безопасности. «Газовая война» в Европе началась задолго до российско-украинской. Первый масштабный газовый кризис произошел между Россией и Украиной и ЕС еще в 2006 году. Россия обвиняла Украину в несанкционированном отборе транзитного газа. А ЕС недополучал законтрактованные объемы. Тогда Евросоюзом был запущен ряд программ реформирования европейского энергетического рынка. И уже к 2018 году до 70% всех продаж газа в ЕС происходили на открытых площадках, где цены устанавливаются на основе спроса и предложения.

Третий энергопакет, принятый ЕС, разделил европейские энергокомпании на независимых производителей энергоресурсов и операторов транспортных систем. Это дало потребителям возможность выбора поставщиков, а традиционные газопроводы получили техническую возможность в случае необходимости работать в реверсном режиме, в том числе с запада на восток. Была создана система меридиональных газопроводов, позволявших перебрасывать газ с севера на юг и обратно.

России такая либерализация не понравилась. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил, что третий энергопакет ЕС ограничивает мощности поставок российского газа в Европу. Осенью «Газпром» сначала не стал заполнять свои европейские хранилища, а с октября не продавал газ на спотовом рынке, несмотря на серьезный рост цен. Концерн выполнял только обязательства по долгосрочным контрактам, где цены в разы ниже. Россия настаивала на возвращении к долгосрочным контрактам, заявляя, что лишь это обеспечит стабильную ценовую ситуацию.

Теперь уже понятно, что стратегию по поставкам газа в 2021-2022 годах Кремль выстраивал с учетом своих планов нападения на Украину. Так, чтобы к весне газовые хранилища в Европе опустели. Сделанные в прошлом году запасы в европейских ПХГ были выбраны еще в феврале, сообщает «Газпром». Теперь отбор идет из остатков газа предыдущих лет. По данным российского концерна, общий остаток газа в ПХГ Европы – 27%. Подземные хранилища Германии опустошены уже на 74,4%, Франции – на 80,3%.

Газовая зависимость от России стала для Москвы инструментом шантажа.

После начала войны

Новая горячая фаза российско-украинской войны, начавшаяся 24 февраля, существенно изменила ситуацию на энергетическом рынке. Но еще до ее начала, после признания Россией независимости ЛНР и ДНР, была остановлена сертификация газопровода «Северный поток — 2», строительство которого Россия завершила в сентябре 2021 года, заполнив к декабрю газом обе нитки. Заместитель председателя Совета безопасности России Дмитрий Медведев в ответ пригрозил Евросоюзу ростом цен на газ до 2000 евро за тысячу кубометров.

И уже к началу марта газовые фьючерсы в Европе ставили новые рекорды.

С помощью «Северного потока — 2» Россия намеревалась снизить зависимость от транзита через Украину. И то, что газопровод так и не заработал, сегодня в значительной степени способствует востребованности украинской ГТС.

Однако война активизировала усилия ЕС по поиску решений для обеспечения энергетической независимости от России. Европа перестала считать РФ надежным партнером, о чем прямо заявил Верховный представитель ЕС по внешним делам и политике безопасности Жозеп Боррель. В интервью Sky News Arabia он отметил, что ЕС стремится диверсифицировать источники газа в Европе и в течение двух лет откажется от его поставок из России.

Самая зависимая от российских поставок газа Германия тоже предпринимает конкретные шаги. Страна делает резервные запасы угля, уже создан запас нефти. Вместе с тем, как признает министр экономики ФРГ Роберт Хабек, отказ от российских энергоносителей не произойдет мгновенно.

«За последние десять лет мы стали более зависимы от импорта из России. Мы загнали себя в угол, но теперь хотим выбраться из него, и с тех пор, как я стал министром, мы работаем над этим», — сказал Хабек.

Италия, по словам премьер-министра Марио Драги, тоже работает над тем, чтобы как можно быстрее снизить зависимость от российского газа. «В субботу я разговаривал по телефону с эмиром Катара Аль Тани. С ним я обсудил, в частности, как укрепить энергетическое сотрудничество между нашими странами», — заявил Драги в интервью Euronews.

Еще в январе 2021 года ЕС закупил рекордный объем сжиженного природного газа.

В начале марта Международное энергетическое агентство опубликовало доклад, в котором описываются возможные пути снижения зависимости ЕС от российских энергоресурсов. В числе мер — запрет на новые контракты с «Газпромом», закупка сжиженного природного газа, введение обязательств по хранению газа, отказ от вывода атомных реакторов. В самом радикальном варианте — замещение газовой генерации угольной.

Альтернативы

Евросоюз может обратиться к альтернативным поставщикам. Международное энергетическое агентство называет в первую очередь Норвегию и Азербайджан. Норвежский энергетический гигант Equinor уже объявил об увеличении поставок газа в Евросоюз. Завершена прокладка морского участка по дну Балтийского моря газопровода Baltic Pipe, предназначенного для поставок норвежского газа в Польшу.

Но есть и другие варианты. Израиль и Турция могут договориться о строительстве газопровода для поставок топлива в ЕС. Трубопровод должен связать подводное израильское месторождение газа «Левиафан» с Турцией, а далее топливо может поставляться в страны Южной Европы, став альтернативой российскому газу. На месторождении «Левиафан» планируют увеличить добычу с 12 миллиардов до 21 миллиарда кубометров в год.

Существует и проект EastMed для соединения Израиля с Кипром, Грецией и Италией. И сам Кипр стремится нарастить добычу газа на месторождении «Афродита» и поставлять его в ЕС. Ожидается, что консорциум Chevron выступит с конкретными предложениями по этому месторождению. В новых условиях могут найти применение и те решения, которые ранее казались нерентабельными.

Что касается поставок сжиженного природного газа, то США и Евросоюз создали Целевую группу для снижения зависимости Европы от российских ископаемых видов топлива и укрепления европейской энергетической безопасности. Ее деятельность будет направлена на обеспечение диверсификации поставок СПГ, а также подготовку мер для снижения спроса на газ. Пока же речь идет о поставке в ЕС до 15 млрд кубометров сжиженного природного газа к концу 2022 года.

Европа импортирует из России порядка 175 млрд кубометров газа в год. Реализация всех мер, описанных Международным энергетическим агентством, позволяет ЕС снизить закупки российского газа на 80 млрд кубометров, или почти вдвое. Но произойдет это далеко не сразу.

Еврокомиссия предложила новые правила регулирования рынка газа. Согласно им, будет установлен минимальный уровень заполнения газовых хранилищ перед началом отопительного сезона. К 1 ноября 2022 года они должны быть заполнены не менее, чем на 80%, а в последующие годы — не менее, чем на 90%.

Кроме того, страны ЕС приняли решение закупать газ сообща, чтобы исключить конкуренцию, а значит, и удорожание поставок. Такое решение было принято на саммите 25 марта. Это, по мнению еврочиновников, позволит улучшить свои позиции на переговорах с поставщиками.

Газ в обмен на рубли

Россия не оставляет попыток навязать свои правила игры на энергетическом рынке. Владимир Путин заявил, что Россия будет продавать газ 48 «недружественным странам» за российские рубли. Это стало ответом на решение западных стран о заморозке российских активов. Чем, по мнению Путина, Запад «подвёл черту под надёжностью своих валют». Дедлайн истекает 31 марта – в этот день российское правительство должно доложить о мерах, принятых для перевода расчетов в рубли. Если доклад будет публичным, в деталях станет понятно, как этот процесс видит Россия.

По словам пресс-секретаря Кремля Дмитрия Пескова, если Европа откажется платить в рублях, РФ не будет поставлять газ бесплатно. Это грозит вывести российско-европейскую газовую войну на новый виток.

Есть разные версии о том, почему Россия приняла такое решение. Ряд экспертов полагает, что ее цель – попытка поддержать рубль и удержать инфляцию, ведь если западные потребители газа теперь будут вынуждены покупать газ за рубли, спрос на российскую валюту возрастет. А значит, вырастет и курс рубля. Другие считают, что цель заставить Европу обходить собственные санкции, поскольку рубли придется покупать у Центробанка РФ, который попал под санкции ЕС.

Этого мнения придерживается и председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, которая полагает, что попытка перевести расчеты за топливо в российские рубли является шантажом и попыткой обойти санкции ЕС. Она заявила, что Евросоюз не будет платить за российский газ в рублях.

Ключевой аргумент европейских потребителей – в контрактах с «Газпромом» нет пункта об оплате в рублях. Напротив, в договоре указаны расчеты в евро. Так мотивировал отказ от рублевых расчетов глава итальянской компании Eni Клаудио Дескальци.

Канцлер Германии Олаф Шольц тоже заявил, что в договорах на поставку газа речь идет о других валютах – евро и долларах.

Премьер-министр Италии Марио Драги отметил, что перевод расчётов за природный газ в рубли будет считаться нарушением контрактов.

28 марта глава министерства экономики Германии Роберт Хабек заявил, что страны G7 отклонили российские условия по оплате газа в рублях. «Все министры семи стран согласились с тем, что требуемый платеж в рублях является нарушением договоров», — отметил он.

Россия же убеждена, что ЕС пока не готов отказаться от российского газа, и будет настаивать на своем. Расчет строится и на том, что газ в Европе покупают не политики, а конкретные энергетические компании. И далеко не все из них государственные.

На данный момент у одних на руках контракты, в которых четко прописана валюта платежа, а у других – желание их изменить. Однако сделать это возможно лишь в случае согласия обеих сторон. Альтернативные варианты потребуют времени. А уже опустевшие европейские хранилища и высокие цены, по мнению Кремля, должны сделать ЕС более сговорчивым. Однако и Россия не может в одночасье прекратить поставки. Казалось бы, все это вынудит стороны прийти к какому-то компромиссу. Но в сегодняшних условиях любые уступки каждая из них будет рассматривать, как собственное поражение. Генеральное сражение в этой газовой войне еще впереди.

***

Мнения и оценки автора материала могут не совпадать с мнением редакции Reform.by.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


🔥 Читайте нас в Google News, Facebook, Twitter или Telegram!

Последние новости


REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: