Поток лжи и обмана: 4 месяца российской пропаганды

Комментарий

Российская пропаганда за четыре последних месяца показала, похоже, все, на что она способна. У нее хватает циничных находок и технического оснащения, но главный итог пропагандистских усилий по информационному сопровождению полномасштабного вторжения России в Украину – работа преимущественно на собственных граждан.


Эта ситуация разительно отличается от 2014 года, когда сюжет о «распятом мальчике в Славянске» мобилизовывал многих не только в Донецкой и Луганской областях, но и в самой России. На этот раз Европейский союз и Молдова, получившая статус кандидата, постарались ограничить возможности российской пропаганды. Было бы наивно ожидать в демократическом обществе полной стерильности и гомогенности мнений о войне в Украине, но она существует в России. Не менее двух третей опрошенных российскими социологами граждан РФ говорят о своей поддержке действий Путина в Украине. Однако стоит заметить, что многие респонденты предпочитают уходить от ответов. Впрочем, здесь не должно быть иллюзий: в авторитарном российском обществе мало шансов на организованный протест против войны. Даже в том случае, когда война идет против народа, который сам Владимир Путин называет «братским».

Это объясняет ряд постулатов российской военной пропаганды. Первый – использование термина «специальная военная операция», создающего иллюзию локальных действий. В Кремле, вероятно, опасаются использовать слово «мобилизация», которое в бывшем СССР практически символизирует войну. Готово ли российское общество к настоящей войне – вопрос крайне важный. Второй – насаживание слов «нацисты», «неонацисты», противопоставление «нацистских батальонов» подразделениям ВСУ. Здесь же ложь о «заградительных отрядах националистов» и инструкции для украинских военных, как лучше оставлять позиции. Составленные на русском языке, они призывают, среди прочего, «изолировать стукачей СБУ и националистов» и «обходить подразделения националистов» в процессе оставления своих позиций.

Российская пропаганда охотно использует пленных украинских защитников. Если обычных военнослужащих демонстрируют по канонам пропаганды (безысходность, покаяние, страх), то ситуация вокруг «Азовстали» показывалась совсем иначе. «Азов» для Кремля и для российской пропаганды как его инструмента напоминает красную тряпку для быка. Подготовка показательного процесса, не имеющего ничего общего с правосудием, не является секретом, с высокой долей вероятности он подменит успехи российских войск на поле боя.
Кстати, в вопросе боевых действий у российской пропаганды есть фавориты – кадыровцы. Их участие в боях российские официальные медиа освещают с энтузиазмом, достойным куда лучшего применения. По понятным причинам активно доносится мнение по разным вопросам самого Рамзана Кадырова, ставшего обладателем украинского броневика и отобранной у защитников «Азовстали» служебной собаки. Еще одна популярная категория – «паркетные» подвиги российских военных, напоминающие сюжеты из книг в жанре «попаданчество». Интересно, что сюжеты РИА «Новости» об использовании в Украине российской военной техники грешат постановочным характером, «полевого видео» в официозе немного. Его отсутствие, видимо, должны компенсировать цифры потерь Украины в живой силе и технике, в частности, рапорта о полном уничтожении украинской системы ПВО.

Описывая происходящее в Украине, российская пропаганда злоупотребляет принципом отзеркаливания. Он выглядит основополагающим во многих сюжетных линиях – спасение мирных жителей, обстрел роддома в Донецке (через несколько месяцев после бомбардировки детской больницы в Мариуполе). Кстати, сюжетами об «артиллерийских ударах злобных украинцев по мирному Донецку» пропагандисты пытаются замаскировать прицельные выстрелы украинских артиллеристов по складам боеприпасов и вооружений. При этом в России не принято задаваться вопросом, почему же украинские артиллеристы на протяжении 8 лет не обстреливали Донецк, занятый противником летом 2014 года. И раз речь зашла о ракетных войсках и артиллерии, не могу не обратить внимание на ежедневные сообщения РИА «Новости» о перехвате снарядов, выпущенных украинскими РСЗО «Смерч» и «Ураган». Для описания перехвата низко летящих пуль у российской пропаганды пока не настроена соответствующая матрица.

После ставших очевидными всему миру военных преступлений российских оккупантов на украинских территориях они пытаются рассказать о том, что убийства мирных жителей в Буче и Бородянке были результатом западной информационной спецоперации. Бомбовый удар по драматическому театру в Мариуполе называют атакой на штаб «Азова». У российской пропаганды определенно не осталось дна, и она готова использовать весь инструментарий для информационного сопровождения войны.

Интересно, что в сюжетах о западном оружии, которым Украину снабжают, по версии российской пропаганды, в полном изобилии, нет ни гаубиц М777, ни чего-нибудь подобного. Использованные ПТРК NLAW и Javelin, броневики, артиллерия еще советского производства – вот, в общем, и все трофеи. Зато пропагандисты охотно рассказывают о возможности создания на Запорожской АЭС «грязной бомбы» (крупнейшую АЭС в Европе российские оккупанты захватили в конце февраля и пытаются пристроить ее в собственную энергосистему), продвигают тему возможного использования «националистами» биологического и химического оружия. Напомню, что фейки об американских биологических лабораториях в Украине транслировали еще пару лет назад депутаты от «ОПЗЖ» Медведчук и Кузьмин.

Бывший украинский парламентарий Илья Кива сегодня является информационным «постреленком» российской пропаганды, от его имени запускается в информационное пространство самый изощренный бред. Кремлевцы откровенно показывают, что предатели – расходный материал. Сколько бы они ни транслировали заявлений Стремоусова, Сальдо, Рогова, Балицкого и других коллаборационистов, создать иллюзию «встречи освободителей» им не удается. Даже под соусом раздачи российских паспортов. Кстати, россиянам определенно пригодились еще советские наработки конца 1970-х – начала 1980-х годов: о действиях российских войск на юге Украины сообщают с интонациями собкора советского ТВ Михаила Лещинского, рассказывавшего, как «мир пришел на многострадальную землю Афганистана» с ограниченным контингентом советских войск.

Празднование Дня победы над нацизмом по очевидным причинам имело для российской пропаганды особое значение. Сюжет о бабушке с красным флагом стал излюбленным, сколько его ни опровергали фактчекеры. Неудивительно, что 8 мая РИА «Новости» показало кадры допроса полковников Баранюка и Кормянкова – попавших в плен командира и начальника штаба 36-й отдельной бригады морской пехоты. Это полностью вписывается в парадигму «борьбы с украинским нацизмом», продвигаемую Кремлем.
Специфической особенностью российской пропаганды можно назвать неуемное и неумное стремление скрывать собственные преступления. Оккупируя украинские территории («освобождая» их в российской интерпретации), Кремль не ленится обвинять Польшу в стремлении захватить западноукраинские земли. Эти обвинения озвучивают не подручные, а первые лица российского политического истеблишмента.

Напоследок – еще об одной особенности. В 1942 году популярный поэт и военный корреспондент Константин Симонов написал стихотворение «Убей», призванное вдохнуть боевой дух в советских солдат. Российские военкоры, которых недавно обласкал личным приемом сам Путин, транслируют сигнал «Убей украинца». Это далеко не личная инициатива, а элемент государственной пропаганды, о чем свидетельствуют ужасные военные преступления в Буче, Бородянке, Мариуполе и других населенных пунктах Украины.

Евген МАГДА, iSANS, специально для Reform.by

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

🔥 Мы будем благодарны за поддержку нашей работы донатом.

Последние новости


REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: