«Ваше величество», а потом уже просто «мэм»… Как королева Елизавета II принимала первых дипломатов из Беларуси

Главное
Первый беларусский дипломат в Великобритании Олег Яковицкий выезжает в королевской карете из Букингемского дворца после аудиенции у Елизаветы Второй. Фото из личного архива.

Как строилась беларусская государственность, кто стоял у истоков возникновения атрибутов новой независимой Беларуси и как британская королева принимала первых официальных представителей нашей страны. В дни, когда мир прощается с английской королевой, а беларусская независимость растоптана оккупационным режимом, первый беларусский дипломат в Великобритании Олег Яковицкий поделился с Reform.by воспоминаниями о встрече с Елизаветой II и первых шагах дипломатии независимой Беларуси.

После окончания учебы на переводческом факультете в Минском государственном лингвистическом и службы в армии Олег Яковицкий занимался бизнесом, связанным с распространением газет. И поступил на службу в МИД БССР почти случайно.

«После учебы нас должны были отправить в командировку в Сирию. Но она сорвалась, потому что иракский диктатор Саддам Хуссейн оккупировал Кувейт, а Сирия присоединилась к антииракской коалиции и начала сворачивать сотрудничество с Советским Союзом, и я со своим красным дипломом остался без работы. Чтобы не сидеть без дела мы с моим другом, у которого кто-то из родственников был связан с типографией, кажется, Минского тракторного завода, занялся бизнесом по распространению газет. Дело шло по тем временам успешно. Я купил телевизор, видеомагнитофон и параллельно безуспешно рассылал резюме в разные организации в поисках работы по специальности.

Однажды я просто шел по центру Минска и прочитал вывеску «Министерство иностранных дел БССР» на одном из зданий. Даже удивился, что в Беларуси есть свой МИД, но жена сказала «не будешь же ты всю жизнь газеты продавать» и посоветовала попробовать найти там работу по специальности. Я нашел телефон и позвонил в отдел кадров. Услышав, что у меня красный диплом, там сказали «о, интересно!» и пригласили на собеседование. Я заполнил пару анкет и, увидев толщину стопки таких же документов, решил, что на этом моя «дипломатическая карьера» закончится. Был даже удивлен, когда через некоторое время мне позвонили и пригласили на собеседование на открывшуюся вакансию в консульском управлении. Я прошел два собеседования, а третье проводил министр иностранных дел Петр Кравченко. Это был национально-ориентированный человек. Интервью он проводил по-беларусски, и помню, как он меня поправил, когда я по-беларусски назвал трохпакаёвую кватэру «трохкомнатнай». Через неделю – 27 мая 1991 года я подписал договор на трехмесячный испытательный срок», – вспоминает Олег Яковицкий.

Три месяца молодой дипломат проработал в консульском управлении, а затем произошел неудачный августовский путч ГКЧП в Москве, а через несколько дней Верховный Совет БССР принял декларацию о государственном суверенитете Беларуси и МИД БССР стал МИДом независимого государства.

«Петр Кравченко собрал нас всех (а беларусских дипломатов было очень немного – мое удостоверение было под номером 24) и сказал, что мы приступаем к работе в новых условиях. Да, мы пока остаемся в составе СССР, но Парламент принял решение о независимости, принял закон о новых государственных символах… И мы начали работу. Это было очень сложное время с точки зрения всех административных процедур. Например, вы вели переговоры с иностранными компаниями, чтобы напечатать паспорта. Ведь не может же дипломат независимой страны ехать за границу с паспортом, на котором стоит герб Советского Союза. И первые беларусские дипломатические паспорта были напечатаны после того, как Владимир Аркадьевич Астапенко подписал соглашение с британской компанией De La Rue, которая печатает ценные бумаги с начала XIX века», – рассказывает Яковицкий.

После этого Олег Яковицкий стал вторым помощником министра иностранных дел Петра Кравченко, который принял решение укреплять свой кабинет. После подписания Беловежских соглашений 8 декабря 1991 года МИД Беларуси занимался организацией подписания ряда двусторонних договоров о признании. С частью стран соглашения о взаимном признании и установлении дипломатических отношений были подписаны через обмен нотами, с другими – на уровне министров иностранных дел. В это время МИД Британии выделил финансирование на обучение 50 дипломатов из стран Центральной и Восточной Европы и бывшего Советского Союза. Среди них в университет города Лидс, где проходила стажировка, попал и Олег Яковицкий.

«Во время учебы я познакомился с отцом Александром Надсоном и другими представителями беларусской диаспоры. Эта диаспора была очень интересной и национально-ориентированной. И они сразу заговорили о том, что Беларуси, чтобы укрепить и отстоять свою независимость, необходимо открыть свое посольство в Великобритании. Ведь для того, чтобы, например, получить визу в Беларусь, этим людям нужно было идти в российское посольство, где на них смотрели как на врагов. Это был нонсенс. Я это тоже понимал и всячески способствовал их контактам с руководством беларусского МИДа.

К счастью, где-то к февралю-марту пришло понимание, что нужно открывать беларусские представительства в странах, с которыми у Беларуси был высокий торговый оборот и существовал потенциал для развития бизнес-сотрудничества. Соответственно, было открыто консульство в Гааге, куда поехал Астапенко, и на уровне правительства Кебичем по представлению МИДа было принято решение об открытии генерального консульства в Великобритании. В итоге Министерство иностранных дел выписало мне консульскую грамоту, я взял с собой печать, пачку бланков для выдачи виз, бело-красно-белый флаг и поехал в Лондон», – говорит Олег Яковицкий.

При этом финансирования на открытие беларусской миссии выделено не было. Зарплаты молодого дипломата едва хватало на жизнь в Лондоне. На помощь пришла беларусская диаспора. Помещение для работы беларусского консульства в престижном районе Лондона выделил деятель диаспоры Ян Доминик, который занимался недвижимостью. Таким образом, для молодого беларусского государства и его скудного бюджета открытие представительства в Лондоне не стоило ни копейки.

«Мы даже не подписывали никаких бумаг по поводу офиса. Ян Доминик просто сказал, что всегда мечтал сделать что-то для родной Беларуси, и рад, что время предоставило ему такую возможность. Я просто туда пришел с необходимыми вещами, вывесил бело-красно-белый флаг, поехал в британский МИД, известил замминистра о начале работы беларусского представительства и начал выдавать визы, другие документы, вести приём людей. Это всё было очень дружественно и неформально. Это было совсем непохоже на то, что происходит в нынешнем беларусском посольстве, где камеры, решетки, как в тюрьме, консул сидит за стеклом – только собак не хватает… Люди приходили, и у многих были слёзы на глазах оттого, что они видели беларусское консульство с бело-красно-белым флагом, я предлагал кофе-чай. Это стало возможно благодаря Яну Доминику. Это очень уважаемый, к сожалению, уже покойный человек, который очень много сделал для беларусов Великобритании и для развития отношений между нашими странами. В его честь я назвал своего сына», – делится воспоминаниями Олег Яковицкий.

«Ваше величество», а потом уже просто «мэм»... Как королева Елизавета II принимала первых дипломатов из Беларуси
Генеральный консул Беларуси в Великобритании Олег Яковицкий устанавливает бело-красно-белый флаг на балконе первого генерального консульства Беларуси в Лондоне.

Представительство начало работу по выстраиванию отношений только что появившейся страны с Великобританией. Состоялись визиты министра иностранных дел Беларуси Кравченко, министра обороны Костенко, главы госкомитета по внешнеэкономическим связям Раткевича, который подписал соглашение о взаимной защите инвестиций. В Беларусь отправился посол Великобритании Джон Эверард, который поначалу разместился в посольстве Германии в Минске. Состоялись также визиты парламентских делегаций, визиты Станислава Шушкевича и лидера оппозиции Зенона Позняка, который выступил в парламенте и дал интервью ведущим СМИ. Приезжал в Лондон и Нил Гилевич, который был в то время депутатом Верховного Совета. Приезжал и тогдашний министр МВД Юрий Захаренко, который подписал соглашение о совместной борьбе с терроризмом, а в 1995 году премьер-министр Беларуси Михаил Чигирь принял участие в мероприятиях, посвященных 50-летию завершения Второй мировой войны. Самое удивительное, что вся эта деятельность не только ничего не стоила беларусскому бюджету, но и приносила ему некоторую прибыль. Денег, полученных за оказание консульских услуг, хватало на зарплату дипломата, содержание канцелярии и другие расходы, часть денег в конце года консул даже отправлял в МИД, что было не лишне в условиях дефицита валюты в стране.

Со временем возникла необходимость повышать статус генконсульства до посольства. Первым послом Беларуси в Великобритании был назначен Владимир Леонович Сенько. Это опытный дипломат, который был на тот момент замминистра иностранных дел Беларуси. В советское время он работал в аппарате Министра иностранных дел СССР Андрея Громыко, которого западная пресса называла «Мистер нет» за жесткую манеру ведения переговоров, но откликнулся на клич Петра Кравченко, который призвал этнических беларусов-дипломатов на работу в беларусский МИД. В мае 1994 года Сенько приехал в Лондон.

«В конце мая нам согласовали аудиенцию у Её Величества Королевы для вручения верительной грамоты. Перед встречей начальник протокола провела нам очень вежливый и дружеский инструктаж о протоколе аудиенции у Королевы. Там было очень много деталей: не стоит подходить к королеве слишком близко, но и не очень далеко стоять, пожимать руку тоже не слишком сильно, но и не слабо, первое обращение должно быть «Ваше величество», а потом уже просто «мэм»… Нужно иметь строго определенную форму одежды, которая называется «white tie» или «белая бабочка» – это самая высокая протокольная форма, которая требуется при встрече с особами королевской крови. Там тоже много деталей: фрак должен быть черным с белым жилетом, белыми или перламутровыми пуговицами, обязательны запонки, зато цилиндр необязателен. Конечно же, у нас ничего такого не было, поэтому эти фраки мы арендовали и подгоняли под себя. Были и забавные детали в протоколе. Например, после произнесения речи, обращенной к королеве, нужно поклониться и сделать два шага назад, и только после этого можно повернуться к королеве… скажем так, не лицом.

«Ваше величество», а потом уже просто «мэм»... Как королева Елизавета II принимала первых дипломатов из Беларуси
Первый посол Беларуси в Великобритании Владимир Сенько.

Для путешествия на аудиенцию королевский дворец выделил нам две кареты, но так как наше посольство было расположено в неплохом, но достаточно отдаленном районе Лондона, было принято решение, что нам снимут помещение в гостинице «Dorchester», откуда мы отправимся в Букингемский дворец и вернёмся в него для проведения приёма. Причем, чтобы не опоздать прибыть во дворец к полудню и не прибыть слишком рано, кареты накануне совершили пробную поездку от отеля до дворца. И так в сопровождении полиции и начальника протокола, вооруженного шпагой или саблей, мы поехали в каретах ко дворцу. Это было очень интересно. И уж точно, меня никогда в жизни – ни до, ни после – столько не фотографировали. Потому что едут кареты с гербом королевской семьи, и все туристы и местные фотографируют это. Они же не знают, что это всего лишь посол Беларуси едет, и надеются сфотографировать какого-нибудь принца или другую особу королевской крови.

«Ваше величество», а потом уже просто «мэм»... Как королева Елизавета II принимала первых дипломатов из Беларуси
Первый посол Беларуси в Великобритании Владимир Сенько и дипломат Олег Яковицкий в королевских каретах по пути в Букингемский дворец.

Когда мы наконец предстали перед королевой, Владимир Сенько вручил ей верительную грамоту. Я тоже подошел к Елизавете Второй, остановился за два шага, протянул руку и сказал: «Добрый день, Ваше Величество, рад с Вами познакомиться». После этого я должен был произнести речь. Какого-то формата для этой речи нет, и я решил, что буду говорить о беларусах и британских подданных беларусского происхождения, которые живут в Великобритании — на тот момент их было порядка 20 тысяч человек. Что большинство из них приехали сюда сразу после Второй мировой войны, на которой они воевали против фашизма, вместе с армией Андерса участвовали в битве за Монте-Кассино, где очень хорошо себя зарекомендовали, а многие из них там погибли… Я рассказал, что у беларусов здесь есть церкви в Лондоне и Манчестере. Минут пять я об этом рассказывал, после чего она мне сказала: «Очень интересно!», и аудиенция была закончена. Затем мы вернулись на приём, на который были приглашены представители диаспоры, которые были очень рады, что в Великобританию приехал посол свободной и независимой Беларуси. Конечно же, были там и отец Надсон, и Ян Доминик – люди, которые стояли у истоков беларусского посольства в Великобритании», – охотно вспоминает детали встречи с Елизаветой Второй бывший беларусский дипломат.

Олег Яковицкий критично относится к утверждениям о том, что геополитический выбор Беларуси был предопределён, и она обречена была на «дружбу» с Россией, и с горечью говорит об упущенной возможности стать восточноевропейским «тигром».

«Что касается геополитических ориентаций, то да, было понимание, что Беларусь в значительной степени привязана к России, но воспринималась она как совершенно независимая страна, и беларусский посол участвовал во всех мероприятиях. Британия была открыта к расширению отношений по разным направлениям. Михаил Чигирь во время своего визита сидел на приёме рядом с принцом Майклом Кентским, который является дальним родственником российских монархов и прекрасно говорит по-русски – и долго говорили на разные темы. За тем же столом сидела и королева, и французский президент Франсуа Миттеран, Гельмут Коль, другие мировые лидеры. Это не только символические вещи, но и очень практические. Великобритания – постоянный член Совета Безопасности ООН и мощный игрок на мировой арене. Британия – это финансовый центр. Именно в то время в Европейском банке реконструкции и развития была создана секция по Беларуси. Кроме того, не нужно забывать что Великобритания – не только сама по себе мощная богатая влиятельная страна, но и возглавляет Содружество наций, в котором состоят десятки стран в разных частях света, и на которые Великобритания влияет формально или неформально. Например, получатель паспорта Канады – приносит присягу на верность королю или королеве Великобритании….

В Беларусь в то время ехало много бизнесменов из Великобритании. Когда мы призывали их к этому, мы рассказывали о Беларуси как о восточноевропейском Сингапуре, где была достаточно развитая на тот момент промышленность: завод холодильников, два завода по производству телевизоров, развитое машиностроение, которое при должных инвестициях, гарантиях для них и доступу к рынкам сбыта могло поддерживаться на самом современном уровне и приносить соответствующие прибыли. Беларусские заводы легкой промышленности тогда изготавливали продукцию для Marks&Spencer, то же самое происходило со всякого рода электроникой и другими отраслями…

Я уже не говорю про общественное и гуманитарное сотрудничество. Из Беларуси в Британию приезжало очень много детей по чернобыльской программе. Точных цифр я не назову, но одна только организация «Дети Чернобыля» привозила по 2000 детей в год на лечение, оздоровление и реабилитацию. А приглашали детей и другие организации и частные лица. Кстати, одним из этих детей была Светлана Тихановская, которая тоже приезжала сюда и жила в ирландской семье. Возможно, в том числе благодаря этому она выучила иностранный язык, получила образование и делает сегодня то, что она делает. Причем это не были дети из каких-то блатных семей. Очень много было детей из неполных, бедных семей, детей из интернатов…

Англичане покупали им вещи, одежду, какие-то плейеры, другие гаджеты, и назад они летели полностью упакованные такими вещами, которых в Беларуси они и не видели… Кстати, о летели… Еще в 1995 году мы запустили прямой рейс «Белавиа» из Минска в Лондон, чтобы возить детей, бизнесменов, туристов… Причем у «Белавиа» не было современного самолёта для этого рейса, а только старый советский Ту-154, который не подходил под шумовые стандарты, но было решено, что ему будет позволено прилетать в аэропорт Гатвик, потому что в таком случае он, пролетев над морем, сразу шел на посадку, а не шумел над Лондоном. Все вопросы решались. Причем это был один из самых прибыльных рейсов.

А сейчас что летает… После акта терроризма в отношении рейса Ryanair, кстати, – эта компания также частично британская, у «Белавиа» забрали возможность летать. Режим в один момент разрушил то, что создавалось годами, причем не его руками. Ведь диктаторских режимов много. Есть Мьянма, есть Нигерия, но если ты ведёшь себя на международной арене более-менее цивилизованно, не создаешь проблем другим странам, англичане не разрывают отношений. Потому что режимы приходят и уходят, приходят более цивилизованные, более свободные, а отношения остаются… А тут Беларусь в один момент попала в тот же кагал, где находилась Ливия после того, как по приказу Каддафи был уничтожен самолет над Локкерби. И всех беларусов тащат в этот пул нерукопожатных…» — сокрушается бывший дипломат.

С английской королевой Олег Яковицкий встречался еще дважды – на балу в Букингемском дворце и на приеме, посвященном дню Королевы. Тогда же он познакомился с нынешним Королем Великобритании, который тогда был Принцем Чарльзом – они вместе с принцессой Дианой после приема ехали в одном автобусе на концерт в Гайд-парке. Вскоре после этого Олега Яковицкого отозвали в Минск, он ушел в отставку и вернулся в бизнес.

«Ваше величество», а потом уже просто «мэм»... Как королева Елизавета II принимала первых дипломатов из Беларуси
Здание беларусского генерального консульства по адресу Talbot Road W2 в помещении, предоставленном деятелем беларусской диаспоры Яном Домиником.

«Когда пришел к власти Лукашенко, многие надеялись, что при молодом энергичном лидере развитие продолжится, будут приняты правильные решения… Но первым делом он начал проводить антибеларусскую политику. Когда был проведен референдум в мае 1995 года, и была сменена госсимволика, я отказался снимать флаг, и указания сделать это поступили моему водителю, и он это сделал. Ян Доминик, который предоставил нам здание, уже к тому времени умер, а его семья сказала, что не может больше себе позволить предоставлять нам здание. Думаю, причина была, в первую очередь, в антибеларусской политике. В июне 1995 года было приобретено здание для посольства Беларуси в престижном районе Лондона, где оно теперь и находится. В 1996 году после трех лет работы в Великобритании меня отозвали для ротации в Минск, где я подал в отставку и сдал дипломатический паспорт. Мне поступило предложение работать в правительстве советником по внешнеторговым связям. Я знал Михаила Чигиря, но видел, как развивается ситуация, и решил, что мне с такой госслужбой и таким режимом не по пути…» – говорит Олег Яковицкий.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

🔥 Читайте нас в Google News, Facebook, Twitter или Telegram!

Последние новости


REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: