ШОС как политический PR Лукашенко

Комментарий
Фото: russian.cgtn.com

15-16 сентября 2022 года в Узбекистане состоится саммит Шанхайской организации сотрудничества. Заявку на вступление в эту организацию подала и Беларусь. Ожидается, что в ходе саммита Александр Лукашенко встретится с Владимиром Путиным и с председателем КНР Си Цзиньпином. Станет ли ШОС чем-то вроде «анти-НАТО», и что даст режиму вступление в эту организацию?

В 1996 году Россией, Китаем, Таджикистаном, Кыргызстаном и Казахстаном была создана «Шанхайская пятерка». Одной из основных причин появления этого объединения стало стремление государств Центральной Азии снизить напряженность в регионе – в 1995 году о себе в полный голос заявили талибы, взявшие под контроль треть территории соседнего Афганистана. Лидеры Таджикистана, Кыргызстана и Казахстана стремились заручиться помощью, в том числе и военной, со стороны более сильных соседей. В 2001 году к «пятерке» присоединился Узбекистан, и организация была переименована в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС). Тогда же была принята «Конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом» – как раз эти угрозы были актуальны в тот период для региона.

Как считают многие эксперты, ведущие страны-члены этой международной организации – Россия и Китай – ставили перед собой несколько разные задачи. Для Москвы главной целью было расширение своего политического и военного присутствия. Для Пекина ключевым стало экономическое сотрудничество – в Китае давно поняли, что торговля как раз и является той самой «мягкой силой», которая позволяет находить сторонников в разных уголках земного шара. Примерно такое же положение вещей сохраняется и сегодня.

Ну а общие цели, которые ставит перед собой ШОС, довольно всеобъемлющи и расплывчаты. Тут и укрепление доверия и добрососедства, и развитие многопрофильного сотрудничества для поддержания мира и стабильности в регионе, и противодействие терроризму, сепаратизму и экстремизму, и содействие всестороннему и сбалансированному экономическому росту, и координация подходов при интеграции в мировую экономику. И совместный поиск решений проблем, которые возникнут в XXI веке.

Понятно, что Россия и Китай во многом видят ШОС как альтернативу и НАТО, и Евросоюзу. Однако создать из организации что-то вроде «анти-НАТО» все же вряд ли получится: слишком много противоречий между ее членами. В 2017 году членами организации стали Индия и Пакистан – страны, территориальный конфликт между которыми тлеет с 1947 года. Ожидается, что на сентябрьском саммите членом организации станет Иран. А по приглашению Китая статус партнера по диалогу должна получить Саудовская Аравия. Эти государства тоже соперничают на Ближнем Востоке, в частности поддерживая разные стороны в вооруженном конфликте в Йемене. Статус партнера по диалогу должны получить Египет и Катар. Ожидается, что стартует процедура предоставления аналогичного статуса Бахрейну и Мальдивам. На статус наблюдателя при ШОС, который выше статуса партнера по диалогу, претендуют Камбоджа, Непал, Азербайджан и Армения. Между двумя последними странами тоже полыхает неурегулированный спор о статусе Нагорного Карабаха. В этих условиях говорить о военном союзе между странами-членами ШОС не приходится, даже несмотря на регулярно проводимые совместные учения.

После начала войны в Украине Россия еще больше стремится превратить ШОС в организацию, главной целью которой стало бы противостояние США и их союзникам. Например, секретарь Совбеза России Николай Патрушев на встрече с коллегами по ШОС в августе этого года предупреждал их об опасности участия в совместных военных учениях с США. Но тут в товарищах пока согласия нет. Некоторые другие страны-члены организации избегают давать оценку ситуации в Украине, предпочитая говорить о более насущных для них проблемах. Например, об Афганистане. Так, секретарь Совбеза Кыргызстана Марат Иманкулов на этой же встрече заявил, что безопасность на пространстве ШОС напрямую связана с Афганистаном. И как раз ситуация в этой стране должна стать приоритетом для организации.

А президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев в июле на Петербургском международном экономическом форуме и вовсе довольно жестко высказался о признании так называемых ЛНР и ДНР. А позже обсудил проекты взаимодействия с президентом Украины Владимиром Зеленским. Многие страны Центральной Азии предпочитают дистанцироваться от России в этом конфликте.

Во многом степень противостояния ШОС с Западом зависит от Китая. У Пекина есть немало поводов для недовольства США – от поддержки Тайваня до ограничений на поставки микроэлектроники. И все же, судя по всему, пока в оценках российско-украинской войны и в отношении поддержки России КНР ведет себя достаточно сдержанно. Как пишет The Washington Рost, Китай не помог РФ в значительной степени обойти санкции, особенно в области технологий и военных поставок, что вынудило Россию обращаться за помощью к Северной Корее и Ирану. Вместо этого Китай, как и Индия, прагматично скупил дешевое сырье. Так, в ходе тендера, завершившегося на прошлой неделе, завод по экспорту СПГ «Сахалин-2», пытавшийся продать газ в Южную Корею и Японию, продал несколько партий в Китай почти за половину текущей спотовой цены.

По данным «Коммерсанта», российский экспорт в Китай за первые восемь месяцев этого года вырос на 50%. А вот российский импорт из этой страны – всего на 8,5%. Кстати, на полях саммита ШОС Владимир Путин встретится с Си Цзиньпином впервые после начала российско-украинской войны. Наверняка на отношение к происходящему со стороны китайского лидера повлияют и последние успехи украинской армии. И вряд ли это добавит козырей на переговорах российскому президенту. Но и полное поражение России Пекину не на руку. Так что товарищу Си есть о чем подумать накануне саммита.

Впрочем, беларусские власти военная составляющая ШОС, видимо, все же интересует в меньшей степени, хотя Александр Лукашенко и обещал ШОС исторический стресс-тест. Противостояние с Западом – хороший способ обозначить собственную значимость, но беларусскому режиму нужны, прежде всего, деньги и рынки сбыта. Например, год назад Лукашенко заявлял, то ждет от ШОС создания банка и фонда развития. Что, по его мнению, «позволит всем сторонам получить дополнительную финансовую поддержку и обеспечить суверенное и стабильное экономическое развитие своих государств без оглядки на западные державы». Идея создания такого банка действительно обсуждается еще с 2010 года, однако до конкретных шагов дело так пока и не дошло.

Беларусь получила статус наблюдателя ШОС в 2010 году. А летом этого года подала заявку на вступление в организацию. Официальный Минск надеется, что она будет рассмотрена в ускоренном порядке. Возможно, так и случится – по крайней мере, после июльского заседания министров иностранных дел стран-членов организации глава МИД РФ Сергей Лавров объявил, что «по Беларуси есть консенсус о том, чтобы начать ее присоединение в качестве полноправного члена».

Ожидать каких-то прорывов в экономике и торговле от вступления в эту организацию, по крайней мере, в краткосрочной перспективе, Минску все же не приходится. Во-первых, ШОС не является зоной свободной торговли. Во-вторых, основные проблемы Беларуси не в отсутствии доступа на рынки стран-членов этого объединения, а в логистике и способах расчета за поставленную продукцию. А обойти западные санкции и после вступления будет не так-то просто. Практически ни одного из существующих сегодня барьеров на пути беларусских товаров в страны ШОС не убавится. Ну а что касается финансирования различных проектов, то и тут дело по-прежнему придется иметь с правительствами конкретных стран, тех же России и Китая, а не с некой наднациональной структурой в рамках ШОС.

Правда, вступление Беларуси в состав этой организации можно будет продать как некий внешнеполитический прорыв. Мол, несмотря на санкции Запада, наша страна не осталась в изоляции, а продолжает играть заметную роль в регионе, становится членом мощного союза, активно ищет пути для диверсификации товарных потоков. Что, конечно же, будет по максимуму использовано официальной пропагандой.

Те же возможные переговоры Лукашенко с Си Цзиньпином, если им суждено состояться, конечно, будут поданы как важнейшее событие, причем независимо от их результатов.

Вступление нашей страны в ШОС позволит и России увеличить свое влияние в этой организации, получив практически «гарантированный голос» в поддержку своих инициатив. Китай имеет большое влияние на страны Центральной Азии и Иран, поэтому появление в ШОС ближайшего союзника выгодно Москве. Выгодно это и Минску, в первую очередь как политический PR. А вот экономический эффект будет лишь незначительным приложением к нему.

Подпишитесь на наш телеграм-канал «Reform.by :: Лонгриды»

***

Мнения и оценки автора могут не совпадать с мнением редакции Reform.by.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

🔥 Читайте нас в Google News, Facebook, Twitter или Telegram!

Последние новости


REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: