Следующая станция – БССР

Комментарий

Тезис о движении Беларуси «обратно в СССР» стал расхожим. Советский Союз в этой конструкции фигурирует как модель тоталитаризма, подразумевающей полный контроль государства над общественной и частной жизнью. Действительно ли наша страна движется к БССР 2.0, а если да, то насколько далеко мы уже продвинулись на этом пути?

Был ли СССР тоталитарным государством? Безусловно. Система с той или иной степенью эффективности в разные периоды своего существования стремилась контролировать все сферы жизни общества. В стране практически не было частной собственности. Несогласные или уничтожались, или, во времена так называемых «оттепелей», оказывались в заключении, в психиатрической больнице, или «выдавливались» из страны. Действовал мощный аппарат для подавления инакомыслия. В СССР не было свободы слова и собраний, а выезд за рубеж огранивался и жестко контролировался. Государственное устройство подразумевало безальтернативное доминирование одной силы – Коммунистической партии, которая и определяла, что такое «хорошо» и что такое «плохо». Ну и, наконец, государство требовало участия граждан во «всенародной» поддержке проводимой внутренней и внешней политики. Опять-таки, в разное время степень вовлеченности в эти процессы варьировалась. Как и наказание за уклонение от участия: от возможности самому попасть в число жертв репрессий до ограничений карьерного роста – для занятия руководящих должностей в СССР требовалось членство в Коммунистической партии. Таким образом, у нас есть ряд критериев, по которым можно сравнивать современную Беларусь с Советским Союзом.

Свободы

Свободы слова в Беларуси уже нет. Долго распространяться по поводу этого тезиса бессмысленно. Достаточно сказать, что 32 беларусских журналиста сегодня находятся в заключении. Независимые медиа приравнены к «экстремистским формированиям» и заблокированы. За распространение их контента в стране можно попасть под административный арест или под «уголовку». В ограничении свободы слова и собраний Беларусь давно находится во временах СССР. Причем далеко не в самых «травоядных».

Следующая станция – БССР
Бресткий ОМОН распыляет газ во время разгона акции протеста. Скриншот видеозаписи издания «Бинокль».

Аппарат для подавления инакомыслия в Беларуси работает даже четче, чем в СССР. Хотя бы потому, что появилось большое количество технических возможностей для выявления оппонентов. Цифровизация дает как новые инструменты для борьбы с режимами, как и технологии для преследования несогласных. В современных условиях силовикам гораздо проще следить за большим количеством людей, чем в прошлые времена. И они активно этим пользуются, уже более двух лет без устали проводя в стране акции массового запугивания населения. Ну а планы властей однозначно дают понять, что репрессии будут усиливаться.

Выезд из страны пока не запрещен. Наоборот, власти стремятся «выдавить» за рубеж как можно большее количество несогласных с проводимой в стране политикой. Так же вели себя большевики сразу после победы Октябрьского переворота в 1917 году: первые несколько лет своего пребывания у власти они не препятствовали выезду политических оппонентов. И сами высылали их. Физическое уничтожение инакомыслящих началось позже.

Политических противников власти еще не расстреливают. Хотя определенные шаги в этом направлении уже сделаны – в нашей стране введена смертная казнь за покушение на акт терроризма. А широкая трактовка государством понятия «акт терроризма» дает основания предполагать, что эта мера может применяться и к оппонентам режима.

Таким образом, в деле подавления инакомыслия Беларусь вплотную приблизилась к СССР. Если искать аналогии в советской истории, то происходящее сегодня в нашей стране можно с некоторыми допущениями сравнить с окончанием беларусизации в 30-х годах прошлого века и с периодом после присоединения к БССР западных регионов Беларуси. Идет процесс «зачистки» общества. И навязывания ему правил игры, вводимых в обиход тоталитарным государством.

Политическая система

В современной Беларуси, в отличие от СССР и БССР как его составной части, действуют иная политическая система и набор институтов. Не вдаваясь глубоко, отметим лишь, что 6-й статьей Конституции СССР 1977 года закреплялась роль Коммунистической партии как «руководящей и направляющей силы советского общества, ядра его политической системы, государственных и общественных организаций». В Конституции БССР под тем же порядковым номером была аналогичная статья. Нынешняя беларусская Конституция предусматривает многопартийность, при этом уточняется, что «идеология политических партий, религиозных или иных общественных объединений, социальных групп не может устанавливаться в качестве обязательной для граждан».

Следующая станция – БССР
Москва. Кремлевский Дворец съездов. Открытие XXVIII съезда КПСС. Фото Бориса Кавашкина и Дмитрия Соколова /Фотохроника ТАСС/.

Но и в советской Конституции было прописано немало демократических норм. Например, статья 47 гарантировала гражданам СССР «свободу научного, технического и художественного творчества». Что не мешало цензорам запрещать книги, фильмы, театральные постановки и другие произведения, по каким-либо причинам не устраивающие партию.

Между декларацией и реальным положением вещей порой непреодолимая пропасть. Согласно как основному Закону БССР, так и современной беларусской Конституции, власть в стране принадлежит народу. В БССР тоже были выборы, но проходили они на безальтернативной основе. В Беларуси альтернатива формально предусмотрена, но попытки претворить ее в жизнь заканчиваются событиями 2010 или 2020 годов. И хотя сентенцию «не важно, как проголосуют, а важно то, как посчитают» произнес не Иосиф Сталин, а император Наполеон III, суть сказанного от этого не меняется. Реальной демократии не было в БССР, нет ее уже и в современной Беларуси.

Нельзя не замечать и стремления нынешних беларусских властей вернуться в управлении государством к некоему аналогу съезда Коммунистической партии Советского союза, возложив похожие функции и полномочия на Всебеларусское народное собрание.

Судя по риторике властей, наверху еще сами четко не понимают всех тонкостей настройки этого учрежденного новой редакцией Конституции образования. Но Александр Лукашенко, говоря о ВНС, прямо сравнивает его решения с решениями съезда КПСС в Советском Союзе. «Эти документы по значимости сравнимы с решениями съезда компартии в свое время», – заявляет он. Чем это отличается от «руководящей и направляющей силы»? А учитывая прозвучавшее предложение ликвидировать партии за отклонение от курса ВНС, эти политические акторы, несмотря на формальное существование, превращаются в мало что значащие декорации.

Так что, несмотря на сохраняющееся заметное различие между политическими системами Беларуси и БССР, с учреждением ВНС сделан большой шаг в направлении «обратно, к прошлому».

Рыночная экономика

Это – один из последних бастионов на пути возврата к БССР. И он пока еще держится, хотя и вынужден отбивать многочисленные атаки. Последняя и самая значительная – введенный по указанию Лукашенко мораторий на рост цен и последовавшее за ним постановление правительства о системе их регулирования. Попытка решать проблему административными методами идет вразрез с рыночной экономикой. Нельзя сказать, что она на сто процентов возвращает нас во времена деятельности Государственного комитета цен при Совете Министров СССР, который осуществлял руководство работой по ценообразованию и отвечал за соблюдение государственной дисциплины в этой сфере. И все же это удар по рыночной экономике, по субъектам хозяйствования, работающим на беларусском рынке и по потребителям, которые уже на себе прочувствовали снижение ассортимента товаров в магазинах.

Следующая станция – БССР
Отдел тканей в беларусском магазине, 1991 год. Фото: Янка Погулянка, gazetaby.com

Но главное в том, что между рыночной экономикой и частной собственностью можно без натяжек поставить знак равенства. А уважения к частной собственности у беларусских властей нет. «Не надо думать, что частное — это святое», – так свое отношение к этому явлению выразил недавно Александр Лукашенко. Власть гордится тем, что в Беларуси не было и не будет масштабной приватизации. Она убеждена в преимуществе государственной формы собственности и практикует изъятие у частных собственников промышленных предприятий, как это было с «Мотовело» или с Миорским металлопрокатным заводом. Неустанно борется с посредниками и с «накопившими жир» бизнесменами, демонстрируя непонимание и неприятие рыночных процессов.

Рыночную экономику в Беларуси никто не отменял. Но пиетета перед ней у власти нет. Можно допустить, что в случае дальнейшего ухудшения экономической ситуации, давление на частников возрастет еще больше. По мере возвращения в БССР власть будет жертвовать тем, что, по ее мнению, представляет наименьшую ценность.

Идеология

Внятной идеологии, в отличие от коммунистической в БССР, у нынешних властей пока нет. Хотя Александр Лукашенко и признавал, что лучше марксистско-ленинской еще ничего не придумали. А те идеи, которые сегодня предлагаются, «не ложатся на душу, на сердце человека».

Пока наши соседи в попытках описать базовые ценности, факторы и структуры социально-исторического развития России мечутся между «государством – Жар-птицей» и «государством – пирожком», беларусские идеологи тоже нащупывают основы. Среди базовых – то самое воссоединение БССР с Западной Беларусью, победа во Второй мировой, геноцид беларусского народа и ценность для общества Октябрьского переворота большевиков. Из внятно сформулированного, пожалуй, все.

Следующая станция – БССР
7 ноября 2022 года в Минске. Фото: БЕЛТА

Показательно, что за пределы истории БССР авторы этих концепций не выходят. В основу закладывается как раз советский период. И это тоже дает основания говорить о возврате к БССР, история которой была крепко привязана к истории Советского Союза и России. Все другие периоды изучались мимоходом и увязывались с «вековым рабством беларусского народа и его мечтой об освобождении из-под польско-литовского ига». БССР становится ключевым столпом создаваемой идеологии.

Тоталитарные практики в обществе пока только набирают обороты. Коллективы трудящихся еще не подписывают обращения к власти с требованием жестко осудить «врагов народа». И все же определенные подвижки в этом направлении есть. В стране проводятся собрания, на которых представители власти разъясняют текущую политику и рассуждают об окружающих Беларусь угрозах. Государство уже начинает требовать участия общества. Пока достаточно просто молча отсидеть на таких собраниях, что само по себе напоминает позднюю БССР. Обращения трудовых коллективов и общественных объединений с требованием «наказать» и «не пущать» – всего-навсего следующий шаг в направлении становления тоталитаризма.

Таким образом, возвращение к БССР – не просто красивый речевой оборот. Движение в этом направлении наблюдается во многих сферах. В некоторых из них, например, в подавлении гражданских и политических свобод, процесс зашел очень далеко. В переоборудовании политической системы, в экономике регресс пока не так заметен, хотя определенные тенденции свидетельствуют о том, что выбранный властями вектор развития страны во многом направлен в недалекое прошлое.

Скорость падения равна…

Говорить о полном копировании всех институций и практик «совка», конечно же, не приходится. Стремясь назад в СССР, нынешние беларусские и российские руководители мечтают о таком Советском Союзе 2.0, где будут и ракеты, и стиральный порошок. И скрепы, и более-менее приемлемый уровень жизни. В деталях эти процессы в головах их инициаторов несколько различаются. В том числе и поэтому в России, например, экономических свобод еще пока чуть больше. Но в целом у лидеров желание воссоздать такой СССР, который смог бы выиграть новую «холодную войну». Исходя из этой установки, политические свободы обречены пасть первыми, что мы и наблюдаем на практике. В этой сфере возврат к прошлому – состоявшийся факт.

Свободы экономические будут иметь право на существование до тех пор, пока не идут вразрез с интересами государства. Давление на них тоже неизбежно, однако, желая обеспечить население стиральным порошком, власти будут дозировать свои усилия, чтобы не допустить слишком уж сильных потрясений. Соответственно, степень давления будет определяться компетентностью тех, кто принимает соответствующие решения. При этом тоталитаризм неизбежно будет проникать во все сферы жизни общества. А вот скорость этого проникновения будет напрямую увязана с экономическими успехами или провалами властей.

Подпишитесь на наш телеграм-канал «Reform.by :: Лонгриды»

***

Мнения и оценки автора могут не совпадать с мнением редакции Reform.by.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

🔥 Читайте нас в Google News, Facebook, Twitter или Telegram!

Последние новости


REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: