Смерть министра. Тревожные вопросы для Лукашенко

Комментарий
Photo by Yassine Khalfalli on Unsplash

Скоропостижная смерть 64-летнего главы беларусского МИД Владимира Макея стала шокирующей неожиданностью для всех. Очевидно, событие это не могло не породить многочисленные конспирологические версии. Без преувеличения, главным любителем конспирологии в нашей стране является Александр Лукашенко. Представьте, что должно теперь твориться у него в голове.


Лукашенко не раз и не два обвинял своих врагов в планах подготовить на него покушение. На этот раз масла в огонь добавляет и появление накануне смерти Владимира Макея материала американского аналитического центра «Robert Lansing Institute for Global Threats and Democracies Studies» о якобы имеющихся планах Кремля устранить беларусского правителя. Много вопросов вызывает и сам центр, больше похожий на инструмент для вброса теорий заговора, но совпадение настораживает. Объяснять не надо, насколько для Лукашенко важно получить ответ на вопрос – вызвана ли смерть Владимира Макея естественными причинами.

Давайте попробуем посмотреть на возможные варианты глазами беларусского правителя.

Самая простая и очевидная версия – естественная смерть. Плотный график работы, постоянный стресс, длительные перелеты и смена часовых поясов – все это действительно могло подкосить здоровье Владимира Макея и привести к неожиданному трагическому финалу. Один полет на транспортнике в Ереван чего стоит. Такое путешествие с перепадами давления в ледяном бараке и молодому человеку здоровья не добавит. Будет ли сожалеть в таком случае Лукашенко об уходе своего верного помощника – вопрос хороший, но особо ни на что не влияющий. Переоценивать способности Макея контактировать с Западом не стоит. Есть и другие коммуникаторы. А лишенная эмпатии система современной власти в Беларуси сильно переживать о безвременно ушедшем министре будет вряд ли.

А вот дальше идут уже конспирологические и очень опасные для беларусского правителя варианты.

Вторая обсуждаемая версия – беларусский след. Тут сценариев предлагается несколько – Макей мог оказаться жертвой каких-то внутриклановых разборок в беларусском истэблишменте, например, конфликта между «ястребами» и «голубями». Или был устранен по приказу того же Лукашенко. Обе гипотезы выглядят неубедительно. Идти на такую крайнюю меру беларусскому правителю нет смысла – даже в случае предательства Макея его можно было просто показательно наказать. Например, посадить. Это проверено временем и эффективно, в том числе и с точки зрения контроля над аппаратом, поскольку физическое устранение министра неизбежно привело бы к панике в рядах чиновничества. Версия разборок между кланами, обусловленная борьбой за влияние, тоже доверия не вызывает. Хотя бы потому, что вряд ли кто-то из их лидеров отважится на такое повышение ставок, понимая возможные последствия этой «самодеятельности». Подковерная борьба в верхах идет, конечно, нешуточная. Но все же ее участники пока предпочитают иные методы решения проблем. Значит, эти варианты беларусскому правителю тоже нужно исключить.

Третья версия – виновники смерти Макея находятся где-то на Западе. Разведки стран НАТО, украинский ГУР, кто-то из готовящих нападение на Беларусь – спектр врагов у режима широк. Но и этот сценарий выглядит неубедительно. Устранять Владимира Макея Западу и Украине нет никакого резона. Насколько бы одиозной не выглядела фигура министра иностранных дел, она была вполне приемлема и понятна для западных политиков. А как будет развиваться взаимодействие с его преемником – еще большой вопрос. Европейским и американским спецслужбам вряд ли нужно усиление конфронтации с официальным Минском и дальнейшее сползание Беларуси к прямому участию в российско-украинской войне. Несмотря на всю антизападную риторику официального Минска, маловероятно, что беларусские власти тоже всерьез будут рассматривать такую возможность.

Наконец, четвертая версия – рука Кремля. Это конспирологическое допущение выглядит наиболее привлекательным, поскольку как раз Москва сегодня заинтересована в том, чтобы перекрыть Александру Лукашенко возможности для ведения сепаратных переговоров. Причем не только с Западом, но и с Китаем, ведь на этом направлении у Владимира Макея тоже были определенные достижения. Не случайно министр иностранных дел КНР Ван И назвал его своим «старым другом». Макей должен был принять участие в работе саммита ОБСЕ в Лодзи, куда не пустили главу МИД РФ Сергея Лаврова. Там беларусскому министру наверняка представилась бы возможность обсудить важные вопросы с европейскими политиками без «российских ушей». Если допустить, что Владимир Путин хочет «додавить» Лукашенко и заставить его вступить в войну, обрыв устойчивой коммуникации Минска с внешним миром стал бы хорошим подспорьем для этого.

Этот вариант представляется наиболее опасным и для самого беларусского правителя, ведь как раз Кремль сегодня не останавливается ни перед чем для достижения своих целей. Да и среди чиновничьего аппарата эта версия, наверняка, бурно обсуждается, нарушая устойчивость системы. Тему «российского следа» активно раскручивают различные источники – от маститых аналитиков до различных ТГ-каналов. Это не может остаться без внимания официального Минска. В ситуации надо разобраться как можно скорее. Хотя бы для того, чтобы снять внутреннее напряжение. Если смотреть на происходящее глазами Лукашенко, можно предположить, что ему крайне важно быстро получить ответ – случайность или все же «черный лебедь»?

Неопределенность со скоропостижной смертью Владимира Макея может вынудить беларусского правителя заметаться. Ситуация способна сыграть с Лукашенко злую шутку вне зависимости от того, какую версию смерти своего министра он сам считает приоритетной. Ведь нехорошие слухи идут не только среди беларусской, но и российской номенклатуры. Сегодня Лукашенко заявил, что вскоре собирается встретиться с Владимиром Путиным. Беларусскому правителю сейчас эта встреча может быть актуальна как никогда, чтобы продемонстрировать свою нужность российскому президенту.

Вместе с конспирологическими вариантами исключаются и неприятные последствия – от страха за собственное будущее до тревожного ропота среди вертикали. Но доказательства должны быть убедительными. Можно допустить, что решить эту задачу самостоятельно беларусской стороне окажется не под силу – для того, чтобы, например, исключить яды или воздействие других факторов, повлекших смерть, потребуются специальные лаборатории и знания. Обращаться за помощью к России бессмысленно, ведь именно российский след выглядит наиболее вероятным из перечня конспирологических теорий. Остается надеяться на помощь каких-либо независимых западных или китайских лабораторий, куда, возможно, и будут направлены на анализ образцы. Дальнейшее развитие событий зависит от полученных результатов.

Подпишитесь на наш телеграм-канал «Reform.by :: Лонгриды»

***

Мнения и оценки автора могут не совпадать с мнением редакции Reform.by.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

🔥 Мы будем благодарны за поддержку нашей работы донатом.

Последние новости


REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: