in , , ,

Беларусский гомострой

*Color by Klimbim

После затянувшихся новогодних каникул драматург и художественный руководитель Свободного театра Николай Халезин с традиционной авторской колонкой на Reform.by!


Беларусская оппозиция выступила с требованиями к своему единому кандидату на грядущих президентских выборах. Одно из требований – «не выступать против традиционных семейных ценностей».

«Традиционные семейные ценности» – понятие, замусоленное социальными и религиозными консерваторами, смысл которого давно превратился в размытый образ ортодоксальной семьи, которую сложно встретить в реальной жизни, но легко – в старообрядческом «Житии протопопа Аввакума». Мало кто читал сие произведение, а потому стоит привести оттуда какую-нибудь цитату. К примеру, вот эту – диалог измученной долгой дорогой по варварской стране жены протопопа со своим дражайшим супругом:

– Долго ли мука сея, протопоп, будет?
– Марковна, до самыя до смерти!
– Добро, Петрович, ино ещё побредём.

Не знаю как у вас, но у меня при словосочетании «традиционные семейные ценности» неизменно всплывает в голове именно этот диалог. Наверное потому, что никаких общих традиционных ценностей у семей в современном многоконфессиональном мире не существует. Как не соглашается эстонец принять в свой дом четырех жен, допустимых никахом – браком в исламском семейном праве. Или, как не хочет выдавать британец свою дочь замуж под принуждением, как это возможно в ортодоксальных семьях Шри-Ланки. Да и испанец не готов следовать заветам основателя церкви мормонов Джозефа Смита-младшего, и принимать в дом неограниченное количество жен. Ну, а уж как не готов беларус предоставить свою супругу доброму приятелю по примеру некоторых северных народов, и говорить не приходится.

Обсуждение темы «традиционных семейных ценностей» возникает в мире по разным поводам. К примеру, в США это происходит чаще всего в контексте грядущих выборов, и является элементом риторики правого сегмента политического спектра, дабы подчеркнуть отличие в программах от своих оппонентов. В мусульманских странах – как мантра, произносимая для уверения аудитории в том, что говорящий не забывает об ортодоксальных ценностях, передаваемых из поколения в поколение веками. Но только в Восточной Европе, произнося фразу «традиционные семейные ценности», говорящий хочет объяснить окружающим, что он не является гомосексуалом.

Очевидно, что страх прослыть гомосексуалом корнями уходит в советские времена, когда за «мужеложество» либо карали тюремными сроками, либо отправляли в психушку. В последние же два десятка лет этот страх сменил свою природу из-за постоянной угрозы тюремной отсидки для людей, оппозиционно настроенных к существующему режиму. Гомофобная риторика стала неким видом охранной грамоты от сексуального насилия во время гипотетического тюремного срока, который в современной Беларуси может настигнуть любого человека, активно занимающегося общественной деятельностью.

В современном мире гомофобом быть непросто – любая неосторожно сказанная фраза может поставить крест на карьере, и сделать тебя нерукоподаваемым политиком в большинстве цивилизованных стран. Именно поэтому фраза «я не приемлю гомосексуализм и гомосексуалов» нашла свое место и замаскировалась внутри более мягкой формулировки «я поддерживаю традиционные семейные ценности».

Формулировка «традиционных семейных ценностей» выглядит в Википедии простой отпиской. Оно и понятно – набор общих слов, каждое из которых требует объяснения с несколькими томами сопроводительных оговорок. Но обнаружить более внятную формулировку этого явления можно легко – обратившись к речам беларусского политика Павла Северинца: «Абсалютная большасьць беларускага народу, калі ідзе гаворка пра народнае галасаваньне альбо пра нацыянальную кампанію, прытрымліваецца традыцыйных поглядаў на сям’ю і грамадзтва. Традыцыйныя погляды на сям’ю — гэта тое, што сям’я ёсьць мужчына, жанчына і дзеці. Кропка».

Особенно впечатляет вот это – «Кропка». Именно в этом слове зашифрована последняя фраза Нагорной проповеди: «Hо всякий, кто слушает эти Мои слова и не исполняет их, подобен будет глупцу, который построил дом свой на песке». И вправду – мы не можем не верить Северинцу, поскольку именно он переводит слова беларусской оппозиции с языка Господа на язык обычного беларуса. Если сказано Павлом «муж, жена и дети», значит беларусская семья должна выглядеть так: муж – один человек; жена – одна; дети – указано лишь множественное число, а значит прочтение количества может быть произвольным, за исключением единственного числа. Кропка. Или, как говорят люди воцерковленные – Аминь.

Проглядывая журналистские отчеты о подписанном представителями политических партий коалиционном документе, обратил внимание на комментарии политиков. Некоторые из них говорили, что были против подписания подобных формулировок, но «одна из политических сил настаивала»; другие – о том, что им формулировка не нравится, но «нужно было идти на компромисс, чтобы коалиция не развалилась». Партии и движения, называющие себя демократическими, подписывают формулировки, с которыми не согласны, чтобы быть вместе с теми, кто эти формулировки им навязал. Я правильно понял? Может вы, как в старом анекдоте «или штаны наденьте, или крестик снимите»?

Еще один комментарий, на котором хочется заострить внимание – от сопредседателя беларусских христианских демократов Виталя Римашевского: «Я раю ўсім чытачам Радыё Свабода пачытаць праграму Нямецкай хрысьціянска-дэмакратычнай партыі. Там гаворыцца пра тое, што шлюб намі разумеецца выключна як саюз паміж мужчынам і жанчынай. Тое ж самае кажам і мы. Гэта традыцыйныя кансэрватыўныя погляды на сям’ю. І кандыдат не павінен выказвацца супраць іх, разбураць сям’ю. Гэта абсалютна эўрапейскі падыход». Попробую поспорить с еще одним беларусским христианским лидером.

То, что написано в программе Немецкой христианско-демократической партии, нас всех мало интересует, поскольку у нас нет права голосовать за нее или против нее на выборах. Но вы подписали не партийную программу, господин Римашевский, а коалиционное соглашение демократических сил о том, кто может быть единым кандидатом на президентских выборах. И подписанием подобной формулировки сделали ответственными за нее все оппозиционные силы, называющие себя «демократическими». Не хочется углубляться в тему партийных программ, но для примера скажу: закон об однополых браках в Великобритании разработала и провела через парламент Консервативная партия Великобритании. И сделала она это потому, что подлинной традиционной семейной ценностью является сам институт брака. И у партии Тори, в отличие от ортодоксальных беларусских партий, нет желания заглядывать в чужие спальни, пытаясь разобраться кто с кем спит.

Скажу честно: лично мне повезло. Я полностью подхожу под каноническое описание семьи: я – мужчина; моя жена – женщина; у нас дети – дочери, две. А вот многие мои друзья, к сожалению, не смогут попасть в «абсолютное большинство беларусского народа, когда пойдет разговор про народное голосование или про национальную компанию». Некоторые с мужьями расстались; кто-то без жены ребенка воспитывает, да еще и не нескольких, а одного. А кто-то и вовсе живет с партнером своего же пола. Этим людям придется поискать за кого голосовать – демократической оппозиции они, судя по всему, не нужны. Да и мне нужно поискать, поскольку мне не нужна оппозиция, которая делит людей на касты – прикасаемых и неприкааемых. Кропка!

***

Все статьи автора читайте здесь.

***

Понравился материал? Успей обсудить его в комментах паблика #RFRM на Facebook, пока все наши там. Присоединяйся бесплатно к самой быстрорастущей группе реформаторов в Беларуси!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  •  
  •  
  • 4
  •  
  •  
  •  

Беларусы находятся на карантине из-за коронавируса в Казахстане и России

ВОЗ: число новых случаев коронавируса в Китае стабилизировалось