Бывший следователь по делу пропавших оппозиционеров объяснил, почему он не верит Гаравскому

Главное
Дмитрий Петрушкевич

(заметка обновлена в 14:40) Бывший следователь прокуратуры, расследовавший дела об исчезновении Юрия Захаренко, Виктора Гончара и Анатолия Красовского, Дмитрий Петрушкевич подробно изложил Радыё Свабода свои аргументы, почему он не доверяет признанию бывшего бойца СОБРа Юрия Гаравского, в котором тот рассказал, что участвовал в похищениях и убийствах политиков в группе под руководством Дмитрия Павличенко.

— Насколько правдоподобной для вас выглядят события по версии Гаравского?

— По сути, это компиляция всего, что было опубликовано за 20 лет, с добавлением некоторых деталей. У меня осталось скептическое впечатление.

— Что из озвученного Гаравского прозвучало впервые?

— Только об отсутствии пальцев на ноге у Гончара никогда не говорили в прессе, но я этот факт знал. Он упоминался как «особая примета» в ориентировках, которые рассылали, когда Гончара объявили в розыск как пропавшего. Они хранились в материалах дела, и об этом мог узнать любой сотрудник МВД в то время. Также он перечисляет ряд имен, которые никогда не упоминались в прессе, но в его ситуации можно перечислить весь личный состав в/ч 3214.

— Что в версии Гаравского вызывает у вас лично сомнения или подозрения?

— Описание убийств. Они очень рисковали, получая и возвращая расстрельный пистолет, якобы чтобы придать убийству статус смертной казни. А согласно показаниям Гаравского, Павличенко стрелял в сердце со стороны спины. В чем тогда сакральность действа, ради которого они якобы использовали именно этот пистолет? Ради чего они рисковали? Мне такое поведение кажется непоследовательным.

По его словам, они отвезли Захаренко на учебную базу на Воловщине, а после того, как Павличенко застрелил его, отвезли тело на Северное кладбище. Всего это около 60 километров сначала с похищенным человеком, а потом с трупом в машине. Зачем преодолевать такие расстояния, когда в 10 километрах от места похищения в крематории уже и гроб готовый стоял?

За 3 дня до похищения Гончара Павличенко объявил своим людям, что нужно будет задержать и устранить двоих. Однако из всех материалов дела следует, что даже сам Гончар не знал, сколько человек будет в тот день в бане. И будет ли там Красовский, тоже, по-моему, за 3 дня точно не было известно.

Горавский говорит: «Где-то на кольцевой есть «карман» на съезде на витебское направление». Насколько я помню тот район, на этом участке в 1999 году шли дорожные работы и никакого «кармана» там тогда не было. Работы не кончили даже на момент моего отъезда в 2001 году.

Теперь о подборе исполнителей. По словам Гаравского, все они примерно его ровесники. Значит, командир воинской части для такого дела не нашел никого лучше, чем недавних тинейджеров? А не было более логично использовать уже проверенных в деле бойцов, с которыми они «нетрадиционными» методами боролись с бандитизмом и ликвидировали авторитетов до того?

Завадского похитили 7 июля 2000 года, это была пятница. Но Гаравский говорит, что у них в этот день был выходной. О выходном в пятницу в органах МВД я никогда не слышал.

Не знаю, что они сожгли (Гаравский утверждает, что после освобождения Павличенко сжег папку с документами. — прим. reform.by) , но материалы, касающиеся Павличенко, остались. Оригинал постановления о применении к нему превентивного задержания сроком на 1 месяц, санкционированный председателем КГБ и заместителем генерального прокурора, был подшит в одном из томов, который хранился в моем сейфе. Как и ряд других документов, опубликованных в прессе через месяц после моего отъезда. Так, документы были не все, но часть осталась.

Есть и другие вопросы, которых после интервью больше, чем ответов.

— Фамилии, которые перечисляет Гаравский (Юрий Бородач, Сергей Шкиндеров, Алексей Румянцев и другие) — это реальные люди? Встречались ли вы с кем-то из них лично?

— Уверен, что ряд этих фамилий упоминался и раньше. В списке бойцов СОБРа, которых проверяли на возможную причастность к преступлениям, были десятки фамилий. По ним работал Владимир Михайлович Чумаченко, с которым мы долгое время делили один кабинет в здании МВД, и я иногда присутствовал при допросах. Возможно, с кем-то из них я встречался, но теперь фамилии не припомню.

Я вспоминаю эпизод, когда ему позвонил кто-то из бойцов из в/ч 3214 и назначил встречу. Он попросил меня предоставить ему прикрытие на случай, если его также решать вывезти в лес. Они прошли от железнодорожного вокзала к зданию МВД, о чем-то разговаривали. Я в первый и последний раз в жизни осуществлял скрытое наблюдение. За мной тоже не раз велось наблюдение, но когда я сообщил об этом руководителю следственной группы, то он меня «успокоил», что такой «чести» периодически удостаивается каждый из нас.

За короткий промежуток времени умерло несколько человек, которые имели отношение к расследованию дела. Руководителя группы ударили в лицо кулаком прямо на улице. Мне отказались выдать оружие — мой непосредственный начальник мотивировал это тем, что я первый застрелю его же. На этих примерах можно понять, какое оперативное обеспечение было у следственной группы и насколько защищенными мы себя чувствовали.

— Гаравский говорит, что его задерживали вместе с Павличенко в 2000-м году. Задерживали других людей вместе с ним?


— На момент задержания Павличенко я в следственной группе не работал — меня туда направили сразу после того, как его освободили, а руководство КГБ и прокуратуры уволили. Согласно материалам дела, Павличенко был единственным, кого задержали в тот период.

— Сколько крови было на месте похищения Гончара? Реалистично ли, что это кровь от разбитой цепью губы и носа, как говорит Гаравский?

— Складывается впечатление, что все показания Гаравского выстроены в точном соответствии с ранее опубликованными в прессе материалами дела. Следы крови и стекла на месте похищения упоминаются повсюду, поэтому добавили эпизод с цепью.

— Почему именно Гаравский и почему именно сейчас сделано такое признание?

— Потому что все в Беларуси, а он нет? Потому что это выгодно одной соседней стране, которая упивается своим величием? Параллели с делом Гонгадзе мне кажутся вполне уместными.

Фильм («Как убивали критиков Лукашенко», фильм русской службы Deutsche Welle. — прим. reform.by) сделан в духе «Крестного батьки» с соблюдением российских традиций нагнетания и без того страшноватой атмосферы российским журналистом. С такими же характерными для них «киноляпами».

Постановка в фильме сделана неуклюже: после фразы «Мы сотрудники милиции, просим присесть в автомобиль» СОБРовцы показывают какую-то книжечку, хотя на тот момент в милиции уже были ламинированные удостоверения. По показаниям Гаравского, они надели на Захаренко наручники за спиной и посадили его в «Опель», а на видео человеку застегивают наручники спереди и сажают в «БМВ». Это только один 5-секундный эпизод. Педантичные немцы такого бы себе не позволили. Мне кажется, что если уж делать постановку, то следовало придерживаться сюжета. Все это не добавляет доверия ни к фильму, ни к герою.

***

Напомним, следователи прокуратуры Дмитрий Петрушкевич и Олег Случак в 2001 году опубликовали сенсационные материалы, свидетельствующие о наличии в Беларуси так называемого «эскадрона смерти». Сейчас Дмитрий Петрушкевич живет в США.

🔥 Читайте нас в Twitter!

REFORM.by


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: