Фото: pikabu.ru
in , , , ,

Как государственные СМИ проиграли конкуренцию интернет-забору

Разбираемся, зачем нужен новый закон о СМИ и почему анонимность в интернете делает несчастными главных редакторов государственных изданий. Осторожно, в тексте есть несколько крамольных высказываний!

Сравнение комментариев в интернете и надписей на заборе вполне подходящее, если пытаться понять, с чем именно хотят справиться разработчики Положения о порядке предварительной идентификации пользователей интернет-ресурса.

Документ на днях был вынесен на так называемое общественное обсуждение. Почему так называемое? Да потому что слушать предложения общественности авторы документа, похоже, не хотят. На все про все выделили три дня. Три дня на обсуждение документа, который затронет интересы миллионов беларусов — ну вы поняли.

Выплескиваем ребёнка вместе с водой

И все же аналогия c забором неточная. На заборах пишут о том, что боятся или не хотят произносить вслух, в глаза. В интернете, к счастью, не все крутится вокруг властей и их желания удержать власть.

Одно из трех замечаний на форуме Национального правового портала, где идет обсуждение документа, от пользователя с ником «Светлана» касается как раз этой темы. Светлана обращает внимание, что пытаясь побороть альтернативные точки зрения, авторы заодно убивают и сотни форумов, где пользователи обсуждают детей, грядки, рыбалку, путешествия, рукоделие и сотни других неполитических тем. Для владельцев небольших тематических площадок — это пусть маленький, но собственный бизнес. Свою аудиторию они собирали годами, вложили деньги, время, силы, а теперь им предлагают доработать свои сайты и ввести идентификацию пользователей по «абонентскому номеру».

Фото: Joshua Lanzarini, unsplash.com

Для небольших площадок новые требования равносильны закрытию. Почему? Потому что все эти сайты работают на условно бесплатных скриптах («движках»). Самостоятельное изменение или доработка таких движков под силу только крупным и богатым компаниям. Остальные окажутся вне закона и должны будут закрыться.

До последнего момента авторы документа делали вид, что хорошо понимают суть проблемы. Уверенным тоном Карлюкевич, Давыдько, Легкий и Жук уверяли, что ничего страшного не произойдет, главное — добиться ответственного поведения интернет-пользователей и владельцев интернет-ресурсов. Потому что хорошему человеку скрывать нечего, а анонимность нужна только тем, у кого «помыслы не чисты».

В чем суть изменений?

Изменения в закон о СМИ были приняты в этом году и вступят в силу с 1 декабря. Поправки предполагают обязательную идентификацию лиц, размещающих материалы на интернет-ресурсах. В законе прямо не прописано, как именно нужно проводить идентификацию. Регулировать правила будет постановление правительства, проект которого и вынесен на обсуждение.

Есть и другие новеллы. По мнению автора этого материала, появление в законе разделения терминов «сетевые издания» и «интернет-ресурсы» нарушает общую логику, которая была заложена в закон о СМИ 2014 года. Напомню, в предыдущей версии разработчики элегантно обошли интернациональную сущность сети и приравняли к интернет-СМИ все сайты в интернете. Было просто и понятно: не противоречишь беларусским законам — претензий к тебе нет. Если что-то нарушил, доступ к такому сайту закрывается в Беларуси, и только в Беларуси.

Такая логика используется во многих странах. Более того, подход логически подводил к мысли, что специальная регистрация офлайн-СМИ тоже анахронизм. Дальше развивать эту мысль было совсем неприлично. Выходило, что и Министерство информации в общем-то не нужно. Все ведь и так работает.

Опасность чиновники осознали не сразу. Первыми забухтели руководители госСМИ, особенно бумажных газет. Оказалось, что какой-нибудь TUT.by уже живет в светлом журналистском ИТ-будущем без жесткого регулирования, получая аккредитации и оперативно выдавая информацию в режиме онлайн, а они должны соблюдать правила и инструкции сталинских времен, отвечая за каждую запятую.

Ну ничего. Теперь все на месте, а интернет-ресурсы вернули в молодость министра информации времен БССР. Без аккредитации в качестве «сетевого издания» сотрудники популярных интернет-ресурсов не смогут не только попасть на официальную пресс-конференцию, но и будут в шаге от административки за «незаконное изготовление продукции СМИ».

Идентификация комментаторов

В проекте Положения о порядке предварительной идентицификации пользователей интернет-ресурса указано, что идентификация комментатора осуществляется «путем установления абонентского номера, принадлежащего пользователю».

Что такое «абонентский номер» я, например, не понимаю. Подобного определения не удалось найти в законодательстве. Может, это номер мобильного телефона? Судя по комментариям чиновников — да. На форуме обсуждения проекта пользователь «Дмитрий» справедливо задает вопрос, «Что делать тем, у кого нет мобильного телефона?» Ведь наличие такого номера не является обязательным.

Ну допустим, нужно указывать мобильный телефон. А дальше? Было бы логично верифицировать номер с помощью СМС. Но этого чиновникам мало. В положении прописана туманная фраза о том, что владелец интернет-ресурса в праве (не обязан?) собирать, обрабатывать, хранить и предоставлять персональные данные пользователя: ФИО, пол, дату и место рождения; адрес электронной почты; сведения о дате и времени размещения на интернет-ресурсе информационных сообщений, включая идентификационные сведения об абонентских устройствах пользователей (МАС-адрес, внутренние и внешние IP-адреса).

Все эти данные нужно хранить и предоставлять властям в случае необходимости.

Окей. Давайте попробуем разобраться с механикой. Чуть выше мы уже говорили о технических сложностях внедрения такой системы идентификации.

Рассмотрим случай: договор зарегистрирован на одного человека, а пользуется им другой. Родители регистрируют на себя номера детей и наоборот.

Достаточно ли будет указать телефонный номер при регистрации, или надо будет предъявлять копию паспорта, договор на услуги мобильной связи? Ничто не мешает зарегистрироваться на сайте, используя номер телефона из сети другого государства. Предоплаченные SIM-карты легко купить за пару евро без предъявления паспорта. Помните скандалы с голосованиями на «Евровидении», когда заинтересованные страны накручивали голоса через SMS-голосование с помощью иностранных SIM-карт? Или людям с иностранными абонентскими номерами запретите комментировать?

В проекте постановления есть и пункт о том, что владелец интернет-ресурса должен приостановить оказание услуг, если у него есть сомнения в достоверности предоставленных данных. То есть все-таки все пользователи форумов должны приехать в офис и подтвердить свою личность?

А что делать с внешними системами комментирования? Они подключаются к сайту embed-кодом. Если предположить, что они тоже подпадают под действие нового закона, то выходит, что под него должны подпадать и коды Twitter, Facebook, Youtube. Ведь когда вы вставляете на свой сайт видео с Youtube или сообщение из Facebook, вы добавляете и весь остальной функционал с внешнего ресурса, включая встроенную систему комментирования.

Формулировки и закона, и постановления таковы, что не совсем понятно, являются ли они обязательными для зарубежных платформ или нет.

Кажется, тому же Павлу Легкому такая идея в голову не приходила. На голубом глазу замминистра информации рассказывал, например, что Youtube-блогеры смогут зарегистрироваться как «сетевое издание». Хм, зарегистрировать юрлицо, перенести хостинг мирового гиганта в Беларусь и прикрутить к Youtube идентификацию комментаторов через СМС?

Давайте честно признаемся, проблемы негров белых господ не волнуют. Есть дела поважнее.

Какая дискуссия была накануне?

Разговоры по теме начались давно, но предметно о борьбе с анонимностью заговорили в передаче «Клуб главных редакторов» на БТ. Геннадий Давыдько, Павел Якубович, Дмитрий Жук с явной обидой на более успешных коллег-конкурентов из негосударственных СМИ рассуждали о том, что владелец интернет-ресурса должен знать тех, кто оставляет комментарии на сайте.

Опустим бла-бла-бла про фейкньюс, растление детей и онлайн-оскорбления. Никакого отношения к идентификации комментаторов это не имеет. Административный и уголовный кодексы легко справляются с квалификацией таких нарушений. Была еще одна общая линия аргументов, которая сводилась к созданию равных условий для «честной конкуренции» между негосударственными и госСМИ.

Скриншот передачи «Клуб главных редакторов» на БТ

«Нужно навести порядок в части ответственности за высказывания в интернете. Ничего плохого я в этом не вижу. Мне кажется, многие об этом даже мечтают», — заявил министр информации Александр Карлюкевич в «Клубе редакторов» 6 апреля.

«Кому-то не хочется работать в равных условиях. Мы сегодня подчиняемся определенным требованиям законодательства. Мы зарегистрированы. А есть ресурсы, которые не хотят выполнять определенные обязанности, но в то же время хотят пользоваться всеми правами. Здесь с точки зрения государства абсолютно логична линия поведения, когда все приводится к единому знаменателю. И это правильно. Это основа конкурентной среды», — объяснил свое понимание конкуренции главный редактор «СБ. Беларусь сегодня» Дмитрий Жук в той же передаче.

Признавал, что тема анонимности в сети носит в большей степени «экономический характер», и замминистра информации Павел Легкий.

«Интернет-ресурсы, получая неплохой доход от рекламы, не заинтересованы рисковать объемом трафика, который прокачивается через их сайт. Они опасаются, что необходимость проходить процедуру идентификации может отпугнуть часть комментаторов», — сказал Павел Легкий в интервью БелТА 14 апреля 2018 года накануне принятия поправок в закон о СМИ.

Фото: Thought Catalog, unsplash.com

Почему госСМИ хотят этих изменений?

Беспокойство руководителей государственных СМИ понять несложно. Государство тратит на них десятки миллионов долларов в год, а результат не очень. Беларусы почему-то идут обсуждать волнующие их проблемы на TUT.by, «Онлайнер», «Нашу нiву» и «Хартию». Как точно заметил Павел Легкий, трафик прокачивается через их сайты. Там же остаются и деньги рекламодателей. Обидно, да?

Естественное желание «подкрутить» трафик воспринимается этими людьми как что-то само собой разумеющееся. Как минимум забота об эффективности расходования государственных средств. Ну не признаваться же самим себе и своему работодателю, что бездарная пропаганда и фейкньюс, которыми десятки лет занимаются государственные СМИ, выработали антидот у большинства беларусских интернет-пользователей.

Именно поэтому аргументы в стиле «пользователи уйдут на зарубежные площадки и будут размещать свои комментарии там» не работают. Для Мининформа и редакторов ГосСМИ важно притопить местных конкурентов. Информационная безопасность страны их интересует в последнюю очередь. На первом плане маячат лишь свои узкокорпоративные интересы.

Как в других странах?

Так или иначе интернет контролируют в большинстве стран мира. Согласно отчету Freedom on the Net 2017 лишь в 13 странах интернет свободен — там нет никаких препятствий для пользователей, жестких ограничений по контенту, беспрепятственной слежки или санкций за правомерные высказывания.

Фото: John Cameron, unsplash.com

Насколько многообразен Интернет, настолько и многообразны методы цензуры, контроля и манипуляций общественным мнением со стороны властей.

Времена, когда фантазии чиновников хватало лишь на рубильник — в прошлом. Интернет — это новая экономика и большой бизнес (привет, IT-страна). В большинстве авторитарных стран чиновники и бизнес тесно связаны, поэтому действительно брутальный контроль сохраняется лишь в странах-изгоях, которые сами себя выключили из мировой экономики и глобального контекста.

Чтобы понять, зачем в той или иной стране используется, например, блокировка социальных сетей или регистрация блогеров, нужно погружаться в местную специфику. Как правило, действия властей рациональны и объяснимы. Хочешь повлиять на выборы? Запускай армию троллей и затыкай рот свободным СМИ. Нужно притормозить массовые демонстрации? Блокируй мессенджеры и связь на время протестов. Хочешь лишить интернет-СМИ финансовой подпитки? Дави на рекламодателей.

Технократический подход к интернет-цензуре все более популярен в мире. Нужно лишь хорошо разбираться в теме и можно добиваться результата с минимальными репутационными издержками. Ключевое здесь — разбираться в теме.

Мнимая анонимность в сети

Человек, кругозор которого чуть шире, чем платная подписка БелТА, знает, что полной анонимности для обывателя в современном интернете не существует. При желании, вычислить комментатора на беларусском сайте, который размещается на беларусском хостинге — дело нескольких минут. Сложнее с теми, кто оставляет комментарии на зарубежных сайтах. Но ведь чиновники и не пытаются это узнать!

Все эти пляски с бубнами вокруг регистрации и идентификации интернет-комментаторов призваны выполнить лишь одну задачу — «притопить» конкурентов и уменьшить количество посетителей на сайтах негосударственных интернет-СМИ. Ведь новые правила не навредят сайтам госСМИ — там и так никто ничего не комментирует.

В целом проект постановления выглядит сырым. Такое ощущение, что его не показывали специалистам, которые хотя бы немного разбираются в том, как работает интернет. Хотя… может так и надо: проще отключить комментарии и закрыть форумы, чем попытаться выполнить нормы об идентификации.

Господа из Мининформа, вы хотите заблокировать весь Интернет?

***

Понравился материал? Успей обсудить его в комментах паблика #RFRM на Facebook, пока все наши там. Присоединяйся бесплатно к самой быстрорастущей группе реформаторов в Беларуси!


Вам это интересно?

27 голосов
Upvote Downvote

Total votes: 31

Upvotes: 29

Upvotes percentage: 93.548387%

Downvotes: 2

Downvotes percentage: 6.451613%

Беларусь представили на Аршанском форуме во Внутренней Монголии

Брюссель одобрил технический план синхронизации электросетей Литвы и Евросоюза