in , , , , ,

Игорь Кизим: Не надо тянуть в «Восточное партнерство» тех, кто этого не хочет

  • 26
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

«Круглый стол» с участием европейских дипломатов, представителей администрации президента, независимых и государственных экспертных центров состоялся в Минске 22 ноября 2019 года в конференц-центре IBB.


Организаторами мероприятия выступили Visegrad Insight, the German Marshall Fund of the US и ряд региональных партнеров, включая iSANS — Международную сеть стратегических действий по обеспечению безопасности. Мероприятие стало частью проекта по построению сценария «Восточное партнерство–2030».

В рамках мероприятия были организованы две отдельные секции обсуждений — в первой приняли участие представители дипломатического корпуса, а во второй — беларусские эксперты. Reform.by уже публиковал краткие тезисы, прозвучавшие во второй секции. Достаточно резкие высказывания беларусских экспертов вызвали общественный резонанс. Теперь мы публикуем тезисы выступлений дипломатической панели. Модерировал дискуссию журналист Серж Харитонов.

Артур Михальски: «Восточное партнерство» как воздух, люди уже к нему привыкли

Мероприятие открыл посол Польши в Беларуси Артур Михальски. Напомним, именно Польша при участии Швеции была инициатором создания «Восточного партнерства» в 2008 году. Господин посол отметил, что «инициатива родилась из нашего глубочайшего понимания, что соседство — это важная вещь».

«После распада СССР мы пришли к выводу, что рождавшиеся в это время новые суверенные, независимые государства очень хотели укрепить свою идентичность, и многие из них смотрели в сторону Европейского союза. И, по-моему, это была очень ествественная инициатива, чтобы ответить на эти нужны. И одновременно, я сейчас говорю с нашей точки зрения, которая тогда была в Польше, чтобы привлечь внимание всей Европы, во всех столицах европейских, к тому феномену, который произошел на этой территории, что есть новые государства, и у них есть право на то, чтобы формировать свое будущее так, как они хотят. Это желание вовлечения, желание близости с Европейским союзом было, по-моему, очевидным. И так все началось. Это стало европейской политикой. Сейчас мы можем думать после 10 лет, насколько это была удачная инициатива, насколько это была неудачная инициатива. Если мы сравниваем, чего мы на самом деле достигли, с теми нашими изначальными проектами, мышлением, идеями, мечтами, мы можем сказать, может быть, можно было сделать получше. Но с другой стороны, если мы подумаем, какая у нас была бы обстановка, если бы этой инициативы не было, мне кажется, мы были бы в плохом положении. Сейчас мы ее считаем как воздух. Люди привыкают к чему-то. И мы считаем, что сейчас «Восточное партнерство» — этот диалог, эта интеракция между Европейским союзом и восточными партнерами, мы считаем это нормальным, естественным. Но это много лет тому назад не было таким очевидным. С этой точки зрения мы достигли очень хорошего результата», — рассказал дипломат об истории зарождения инициативы и тех результатах, которых удалось достичь за 10 лет.

«И сейчас мы в такой обстановке — нам надо сильно подумать, каким образом сделать «Восточное партнерство» опять чем-то свежим и живым. Мне кажется, нужно еще раз остановиться и прийти к этому очевидному выводу, что потенциал нашего соседства огромный. И инициатива «Восточного партнерства» помогает делать нас ближе, она помогает желающим модернизировать, демократизировать свои страны и делать жизнь более привлекательной для общества. Нам надо еще подумать с другой точки зрения. Нельзя «Восточное партнерство» воспринимать как геополитическое орудие, но прежде всего как очень полезный инструмент просто для того, чтобы делать жизнь более, если хотите, европейской. Если со словом «европейский» мы ассоциируем нечто хорошее: выше уровень жизни, образования, демократии, свободы. Значит, если это очень привлекательно для общества, а это так есть на самом деле, то «Восточное партнерство» может нам помочь. Значит, мы должны смотреть на него с этой перспективы, а не с перспективы какого-то политического орудия. Таким образом мы достигнем лучших результатов. Это первое предложение», — поделился своим видением будущего «Восточного партнерства» польский дипломат.

«Второе предложение — больше терпимости и открытости в обе стороны. Исторически, в некоторых восточных столицах это воспринималось как инициатива, в которую мы приходим с идеологическим насилием, а не будет настоящего, конструктивного результата. Мы должны понять в диалоге между восточными партнерами и Европейским союзом, что это win-win, что это инициатива, в которой нужно больше соучастия со стороны восточных партнеров, что в ней выигрывают две стороны. Поэтому это инициатива, которой мы должны дорожить, это как воздух. Многие инициативы, которые родились благодаря «Восточному партнерству», помогли нам сделать диалог глубоким, многие люди познакомились. Если предлагать какие-то конкретные вещи, надо сделать больший акцент на обмен, обмен молодежи, на образовательные программы, на свободу передвижения. Мы здесь идем в хорошем направлении, скорее всего вступит в силу новое соглашение (об упрощении визового режима между Беларусью и ЕС — прим. reform.by). Только такой подход порождает доверие. Мы просто лучше узнаем друг друга. Мы это хорошо видим на польско-беларусском примере в последнее время. Если у нас получается довольно активный политический диалог, он приносит определенную пользу. После этих десятилетий изоляции, забвения заново страны открывают друг друга как соседи. Для них уже очевидно, что это имеет сильный потенциал. Наше соседство должно быть соседством, которое является шансом, а не какой-то угрозой. «Восточное партнерство» предлагает, оно приглашает к смене нашего менталитета, к мышлению в рамках именно партнерства, а не противостояния. Нужно больше обменов молодежи, нужно больше, и мы это в Польше подтверждаем, обменов между определенными секторами экономики. Это не только политический диалог. Конкретные учреждения, конкретные министерства, конкретные срезы общества должны иметь параллельные связи со своими и европейскими партнерами, и определенными партнерами в странах-членах ЕС. Давайте продолжать, давайте идти по этому пути, по крайней мере мы, Польша, готовы идти этим путем, уговаривать людей и в столицах восточных партнеров, и в столицах-партнерах нашей европейской семьи. Поскольку, как вы хорошо знаете, есть разные подходы. Нам, соседям-то, понятно, что просто нельзя иначе. Но есть, конечно, по объективным причинам эта чувствительность в некоторых других столицах, потому что Беларусь далеко, их занимают какие-то другие проблемы и они могут быть меньше вовлечены в эту проблематику. С нашей точки зрения — это очень существенная политика ЕС и она должна иметь хорошее финансирование», — подытожил Артур Михальски.

Алоизия Вёргеттер: «Восточное партнерство» укрепляет желание Беларуси иметь равные отношения и с Востоком, и с Западом

Модератор попросил посла Австрии Алоизию Вёргеттер ответить на вопрос, как она видит вовлечение Беларуси в программы «Восточного партнерства». На что госпожа посол ответила, что инициатива «Восточное партнерство» стремится к тому, чтобы укреплять желание Беларуси иметь равные отношения и с Востоком, и с Западом. Госпожа посол также высоко оценила итоги визита Александра Лукашенко в Австрию.

«Вам известно об официальном визите президента Лукашенко в Вену на прошлой неделе. Этот визит обе стороны считают очень успешным для двусторонних отношений, дипломатически успешным. И вы слышали слова президента Австрии о том, как важно нам получать оценку региональной перспективы напрямую от Беларуси», — заявила Алоизия Вёргеттер.

«Я в первую очередь хочу отметить, что Австрия очень активно поддерживает «Восточное партнерство». Мы разделяем беларусский взгляд на то, что эту инициативу необходимо реформировать, но не перекраивать полностью – в этом мы не видим необходимости. И мы согласны со многими другими государствами-членами ЕС и беларусами, которые говорят о том, что [благодаря «Восточному партнерству] стало больше человеческих контактов, контактирует и молодежь, все это имеет большое значение для гражданского общества и очень полезно для укрепления инициативы», — считает австрийский дипломат.

«Я бы хотела сказать еще одну вещь о ВП, может быть, немного более общую или даже философскую. «Восточное партнерство» — это не только о формальностях вроде того, как много у нас деловых встреч и в каком количестве проектов мы взаимодействуем. Это о том, что впервые все страны Евросоюза пришли к единому видению Европы как таковой, и, конечно, это видение включает и страны, с которыми Евросоюз соседствует. И мы очень рады, что сейчас мы можем обсуждать будущее Европы вместе», — сказала госпожа Вёргеттер.

«Если же говорить в контексте Беларуси, здесь важно то, что Беларусь демонстрирует желание иметь равные отношения и с Востоком, и с Западом, и «Восточное партнерство» как раз стремится к тому, чтобы это равенство укреплять. Мы ценим отношения с Беларусью, которые стали более глубокими благодаря этому важному визиту (президента в Австрию – прим. reform.by), и мы будем стараться продолжать эту работу, продолжать диалог, расширять его и вовлекать в него наших партнеров по ЕС», — уверена посол Австрии в Беларуси.

Игорь Кизим: Украина и Беларусь движутся в разные интеграционные объединения

Посол Украины Игорь Кизим заявил, что являлся противником создания «Восточного партнерства» с самого начала, и считает, что эта инициатива скорее затормозила интеграцию Украины с Европейским союзом. Теперь его страна ожидает индивидуального подхода со стороны ЕС по ускорению интеграции. Господин Кизим оговорился, что в данном случае высказывает свою личную точку зрения, а не озвучивает позицию государства.

«В моем понимании «Восточное партнерство» действительно появилось как шаг необходимый больше Европейскому Союзу, как Артур сказал, тот воздух, который нужен в отношениях со своими соседями. А соседей, как известно, не выбирают. И мы обречены иметь какую-то концепцию наших отношений. Поэтому я в то время, в 2009 году, работая еще в Канаде, участвуя в подобных конференциях, говорил, что для Украины это не совсем честный подход со стороны Европейского Союза, потому что на тот момент двигались уже очень успешно к подписанию отдельного соглашения, были одними из самых продвинутых в отношениях. И ставить нас в тот момент на одну площадку, при всем моем уважении, с Беларусью или Арменией было, на мой взгляд, не совсем правильно», — считает украинский дипломат.

«Тем не мнее, не мы определяли эту политику, мы пока еще не в Европейском Союзе, но так сложилось, как сложилось. И вспоминая Толстого выражение — вы знаете: все счастливые семьи счастливы одинаково, а несчастные — несчастны по-разному — поэтому у нас получилась многовекторность, которая, пытаясь привести нас к знаменателю общему со стороны Европейского Союза, мы, фактически, на том же самом и остались вместе», — заявил Игорь Кизим.

«Поэтому сейчас новый вызов и перед Европейским Союзом, и перед нами: все-таки разделить нас на ту тройку, которая сейчас определилась, я имею в виду Украину, Грузию и Молдову. И ту тройку, которая ну не хочет такой же глубокой интеграции, как, например, мы. За десять лет круг желающих присоединиться к Европейском Союзу увеличился и таким образом главная проблема этого многоскоростного движения к Европейскому союзу и выстраивания политики Европейского союза к таким странам, которые хотят интегрироваться, так и осталась. И поэтому, наверное, это будет вызов на следующее десятилетие. Надеюсь, мы будем праздновать 20-летие, если мы внесем соответствующие коррективы и в Европейский Союз и в наши страны», — обрисовал будущее инициативы «Восточное партнерство» господин Кизим.

Посол Украины обратил внимание, на то, что между подходами Беларуси и Украины «дистанция огромного размера».

«Хотим мы этого или нет, но мы движемся в разные интеграционные объединения. В ближайшее время опять будет подписан Союзный договор, дальнейшая интеграция, четкий вектор заявлен интеграционный Беларуси, и четкий вектор заявлен интеграционный Украины в нашей Конституции. Это полноправное членство в Европейском Союзе и НАТО. Вам все равно надо, Европейскому союзу, определяться, как делать дифференциацию», — объянил разницу Игорь Кизим и добавил, что ЕС не выгодно определяться, потому что в самом Евросоюзе нет единого мнения, насколько глубоко нужно интегрировать или сотрудничать со странами «Восточного партнерства».

«Это будет задача ближайших 10 лет — все-таки набраться смелости, а нам ума и розуму, чтобы послушать вас и все-таки эту дифференциацию сделать», — подытожил украинский дипломат.

Еще одной важнейшей проблемой отношений постсоветских стран и ЕС господин Кизим назвал безопасность. В большинстве стран «Восточного партнерства» существуют конфликты, а «самый страшный и кровавый конфликт, который сейчас происходит — агрессия России против Украины». По мнению украинского дипломата, Евросоюз не смог дать адекватную оценку этим конфликтам.

«Это тоже момент, который в ближайшее десятилетие нам нужно очень активно продумать вместе, проработать. И хотелось бы, чтобы «Восточное партнерство» тоже вопросами безопасности занималось в этом плане», — считает дипломат.

Не хватает «Восточному партнерству» и единой стратегии в развитии отношений и развитии магистралей с Китаем.

Игорь Кизим еще раз подчеркнул, что является пессимистом по отношению к инициативе «Восточного партнерства» и больше ставил бы на двустороннее развитие отношений, а также на институализацию формата 3+3 «Восточного партнерства».

«И не надо тянуть туда, в «Восточное партнерство» тех, кто этого не хочет, и наоборот дать перспективы тем, кто там хочет быть. Надо выработать стратегию, которая бы давала нам какую-то цель. Мне кажется, что для тех стран, которые сейчас хотят в Европейский Союз или НАТО, для них должна быть четко артикулирована цель: да, вы будете членами Европейского Союза и НАТО, если сделаете вот это, вот это и это», — заключил украинский посол.

Эвелина Шульц: Партнеры «Восточного партнерства» могут многому научиться друг у друга

Руководитель отдела по вопросам политики Представительства ЕС в Беларуси Эвелина Шульц считает, что «Восточное партнерство» дало множество возможностей, в том числе позволило странам-участницам вести диалог не только с ЕС, но и друг с другом. Реальные шаги для развития инициативы можно будет сделать лишь после того, как в «Восточное партнерство» поверят простые граждане.

«Я многие годы работала в Брюсселе по тематике «Восточного партнерства», не только с Украиной, Молдовой и Грузией, сейчас вот работаю с Беларусью. В мае этого года мы отмечали 10-летний юбилей «Восточного партнерства». Оглядываясь назад, я думаю, что любая инициатива получает разные отзывы, в том числе критические, разные предложения и пожелания, но не всегда они помогают нам реально улучшить эту инициативу, не просто поговорить, а предпринять действенные меры. Поэтому я благодарна президенту Еврокомиссии за организацию публичных консультаций, на которых мы можем обсудить, как нам развивать «Восточное партнерство» в следующие 10 лет», — начала свое выступление Эвелина Шульц.

«На самом деле «Восточное партнерство» – это не только концепция или инициатива, но и комплекс четких принципов, подходов, которые мы внедрили за эти годы в множество разных сфер. Как обсуждалось еще при создании «Восточного партнерства», наше кредо – это «политическая ассоциация и экономическая интеграция». И изначально предусматривалось, что эта инициатива должна работать на уровне как двустороннего сотрудничества ЕС и каждой из стран партнерства, так и многостороннего сотрудничества. На мой взгляд, бесспорно, что на обоих этих уровнях есть вполне ощутимые результаты. В плане двустороннего сотрудничества у нас есть подписанные и уже работающие соглашения. Так, в плане человеческих контактов с некоторыми странами установлен безвизовый режим, с другими есть соглашения об упрощении визового режима. С Беларусью мы надеемся поставить эту галочку в ближайшее время. Кроме того, на обоих уровнях в эти годы мы много взаимодействовали с гражданским обществом, оказывали ему сильную поддержку. Но также сотрудничали и с властями, чиновниками, бизнесом, как пример – Инвестиционный форум «Восточного партнерства» в Лондоне», — считает член представительства ЕС в Беларуси.

«Словом, «Восточное партнерство» за эти десять лет дало множество возможностей для диалога, встреч, обратной связи, для совместных программ. И мы в институциях ЕС очень рады, что многие общественные инициативы и организации использовали их для развития своих проектов. Есть и политические фонды, организации, которые в своей деятельности в этом регионе используют структуру «Восточного партнерства», собирают вместе политиков, журналистов, общественных активистов из нескольких стран инициативы. Я считаю очень важным то, что вы, участники «Восточного партнерства», ведете диалог между собой, делитесь опытом и практиками», — подвела итоги работы инициативы госпожа Шульц.

«В работе со странами «Восточного партнерства» мы старались использовать пример новых стран ЕС (которые стали членами в 2000-х) и того, как они изменились, чтобы войти в Евросоюз. Как наполовину немка и наполовину полька, я считаю, что это отличный пример того, что дают и как работают эти преобразования. Но теперь, в ХХІ веке, я думаю – это мое личное мнение – вы, партнеры «ВП», уже можете очень многому научиться и друг у друга. Потому что сегодня мы живем в эпоху диджитализации, изменился характер экономического роста, и мы вынуждены искать новые решения для новых вызовов. Это совсем не те же вызовы, с которыми страны-члены ЕС сталкивались 80-х или 90-х», — сделала вывод представитель дипмиссии ЕС.

«Я надеюсь, что то, что написано в ваших бумагах, будет передано и в Еврокомиссию, что это можно будет использовать в процессе наших публичных консультаций и обсуждений. Потому что мои коллеги в Брюсселе, хоть дедлайн уже прошел, все еще ожидают предложений от стран-участниц «Восточного партнерства» о том, как ему развиваться дальше. Если честно, когда я услышала о количестве поступивших в Брюссель предложений… Я считаю, что оно могло бы быть гораздо большим. Ведь сейчас, в преддверии саммита «ВП», который пройдет летом 2020 года, самый подходящий момент высказать свои предложения, свой взгляд на то, куда нам дальше идти. На саммите эти предложения будут озвучены, их будут отстаивать – и их обязательно примут во внимание те люди, кому предстоит решать, как будет развиваться это партнерство. Это реальная возможность для гражданского общества, правительств и бизнеса попытаться определить свой курс на следующее 10-летие», — высказала оптимистичное пожелание Эвелина Шульц.

«Последняя ремарка: мы — дипломаты, эксперты, исследователи — отлично понимаем, что такое «Восточное партнерство». Но это должны понимать и люди, чтобы поверить в него и сделать реальные шаги для его развития», — подытожила госпожа Шульц.

***

Мнение редакции #RFRM и организаторов мероприятия может не совпадать с мнением участников дискуссии.

***

Читайте также: «Литва блокирует наши отношения с Европой»: в Минске обсудили перспективы Беларуси в «Восточном партнёрстве»

***

Понравился материал? Успей обсудить его в комментах паблика #RFRM на Facebook, пока все наши там. Присоединяйся бесплатно к самой быстрорастущей группе реформаторов в Беларуси!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


  • 26
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  


Совмин определил, как будет работать информационная система госзакупок

Беларусь получит заем более 180 млн евро на утепление домов