Фото: unsplash.com
in , ,

Для экономики Беларуси написали негативный сценарий

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Исследовательский центр ИПМ просчитал негативный сценарий для мировой и беларусской экономики. Их представили сегодня на пресс-завтраке «Реформы на 100 миллиардов» в рамках проекта «Кастрычніцкага эканамічнага форума».


«Мы растем слишком долго, а когда ты слишком долго растешь, чисто статистические риски того, что ты упадешь, растут. Самый главный риск сейчас — торговые войны», — сказал директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик.

По его словам, базовый сценарий сводится к тому, что «все как-то образуется» и мировая экономика не войдет в рецессию. Китай сможет противодействовать негативным тенденциям в своей экономике, а эскалация торговой войны не продолжится.

Негативный сценарий предполагает рецессию мировой экономики из-за торговой войны с последующими попытками ведущих стран стимулировать экономику. Однако в условиях отрицательных процентных ставок воздействовать на экономику монетарными инструментами сложно, отметил Александр Чубрик.

Вероятность базового сценария Исследовательский центр ИПМ оценивает в 50%, а негативного — в 45%.

Основной эффект негативного сценария ожидается в 2020 году. В США рост ВВП может замедлиться до 0,6%, в Еврозоне — до 0,9%, в Китае — до 5,5%. Для сравнения, в базовом сценарии ИПМ оценивает рост США и Еврозоны в следующем году в 1,6%, Китая — в 6%. Для России «базовый» прогноз роста в 2020 году составляет 1,9%, а в 2021-м — 2%. В случае негативного сценария ожидается рост ВВП в 0,9% и 1,9% соответственно.

Перспективы для Беларуси

«Наш базовый сценарий довольно негативный, а негативный не сильно отличается от базового», — сказал Александр Чубрик, переходя к сценарию для Беларуси.

ИПМ в базовом сценарии исходит из того, что РФ не компенсирует последствия налогового маневра, но при этом Минфину удастся рефинансировать все внешние обязательства, которые требуют рефинансирования. Объем переработки нефти составит 18 млн т, а ее цена — 61 доллар за баррель нефти Urals. Кроме того, с 2020 года выпадут доходы от схемы с «перетаможкой» нефти.

Негативный сценарий предполагает, помимо перечисленного, дополнительную бюджетную консолидацию для своевременного исполнения долговых обязательств, что означает снижение спроса в экономике. Усиливается давление на курс беларусского рубля к доллару. Инфляция будет снижаться и сопровождаться укреплением национальной валюты к российскому рублю. В этих условиях происходит дополнительное снижение ставки рефинансирования.

«Рост ВВП немного выше одного процента и уходит к нулю при базовом сценарии к концу 2021 года. Базовый сценарий предполагает очень слабый рост — такая стагнация в чистом виде», — сказал Александр Чубрик.

Из-за всех негативных шоков рубль в базовом сценарии обесценивается в рамках нейтральной монетарной политики.

Негативный сценарий: инфляция снижается ниже 4% в 2021 году. В 2021 году ВВП сокращается на 0,5%. Процентная ставка не сильно отличается, а обесценивание рубля чуть больше, чем в базовом сценарии.

«Даже в рамках нашего базового сценария, который такой базово-негативный, мы имеем очень низкий рост. И это, безусловно, крайне медленно, чтобы говорить о каких-то серьезных успехах в достижении ВВП в 100 млрд долларов. В рамках негативных сценариев, когда приходит какой-то шок от мировой экономики, мы вообще падаем», — сказал Александр Чубрик.

Нужно наращивать не стимулирование, а потенциал экономики

Заместитель начальника управления исследования Нацбанка Михаил Демиденко отметил, что в обоих сценариях стимулирование роста за счет увеличения спроса является рискованной мерой, которая к тому же не будет эффективной.

«И все же я полагаю, что стимулировать экономический рост путем роста заработных плат, стимулирования выдачи кредитов на любых условиях нашей экономики… стимулировать внутренний спрос очень опасно, потому что это приводит к большим рискам», — сказал он.

По его словам, сейчас риски в мировой и беларусской экономике смещены в сторону снижения темпов экономического роста. У государства мало возможностей для стимулирования ВВП искусственными методами, в том числе за счет зарплат.

«Хотелось бы, чтобы ситуация с заработными платами не ухудшалась в том смысле, что рост зарплат, который в этом году составил порядка 7% в реальном выражении, то если это будет больше, это создаст инфляционные риски», — добавил он.

Михаил Демиденко позитивно оценил стремление Минфина рефинансировать только часть долгов (75%) и постепенно снижать долговую нагрузку, которая прописана в его стратегии. По его оценке, в случае успешной ее реализации ситуация с платежным балансом будет улучшаться, будет происходить приток валюты в нашу страну. Минфин будет сокращать инвестиционные расходы.

Риском для экономики Беларуси остается налоговый маневр в России. В течение нескольких лет он снизит потенциальные темпы роста на 0,3% ежегодно.

«Стратегия Нацбанка сейчас оптимальна. Вместо того чтобы пустить курс в абсолютно свободное плавание, Нацбанк, придерживаясь тех правил покупки валюты, которые он объявил, поставил цель накапливать золото-валютные резервы», — отметил Михаил Демиденко.

По его словам, в случае кризисного сценария за счет ЗВР будет возможность в течение некоторого времени компенсировать последствия серьезных внешних шоков. Переход Минфина к стратегии сбережений может привести к снижению реальной процентной ставки в экономике. Нацбанк получит возможность дальше снижать процентные ставки. Ресурсы для страны могут стать дешевле, как за счет роста внутренних сбережений, так и за счет того, что Беларусь может получить более высокие международные рейтинги.

По мнению Михаила Демиденко, правительство, Нацбанк, госорганы, бизнес должны найти решение, при котором экономика будет расти не за счет стимулирования спроса, а за счет увеличения ее потенциала.

Всемирный банк и структурные реформы

Постоянный представитель Всемирного банка в нашей стране Алекс Кремер сравнил Беларусь с семьей, которая ранее жила не по средствам: тратила больше, чем зарабатывала. Сейчас настало время, когда нужно зарабатывать больше, а тратить меньше.

«Мировая рецессия будет оказывать давление не только на беларусский экспорт, то есть на поступление валюты, но и, как показал опыт 2008 года, исторически международные кредиторы склонны выводить свои средства из развивающихся стран в золото и финансовые рынки развитых стран. Переговоры с Россией по экономическим вопросам влияют не только на платежный баланс, но и на рефинансирование. В 2018-22 годах более 65% погашения долгов Беларуси — это будет погашение долгов перед Россией или ЕАБР. Это подводит к вопросу рефинансирования долгов», — сказал глава представительства Всемирного банка в Беларуси Алекс Кремер.

Он отметил, что возможности для ужесточения денежно-кредитной и бюджетно-налоговой политики в нашей стране ограничены. Политики были ужесточены в 2015-16 годах.
Всемирный банк считает, что сейчас не стоит смягчать бюджетно-налоговую политику. Существуют возможности для дальнейшей оптимизации госрасходов через сокращение субсидирования теплоснабжения и налоговых льгот.

Вместе с тем Беларуси нужно не только тратить меньше, но и зарабатывать больше. Рост возможен, по мнению Алекса Кремера, только через структурные реформы.

«В данном случае мы говорим о структурных реформах, которые должны высвободить потенциал роста страны. Эти шаги должны начинаться с реструктуризации сектора госпредприятий. Он имеет большой вес в экономике, но использует трудовые ресурсы и капитал менее продуктивно, чем остальная часть экономики. Начинать подобную работу необходимо с классификации государственных предприятий. Эти группы включают предприятия, которые работают нормально, те, которые достаточно быстро могут пройти финансовую реструктуризацию, и те, которые не имеют будущего и их необходимо ликвидировать, и те, которые имеют будущее в долгосрочной перспективе, если их приватизируют. Следует отметить, что рекомендации Всемирного банка часто представляют в карикатурном виде: все приватизировать или ликвидировать. Но это не то, о чем я говорю. Второй ключевой момент: такую классификацию госпредприятий должен провести некий независимый объективный субъект, потому что если это будет делать учреждение, имеющее стратегические интересы, то такая работа результатов не даст. Реструктуризация госпредприятий подводит к вопросу сокращения числа занятых, потому что по факту рабочие места на государственных предприятиях стали системой социальной защиты государства. Требуется расширение программ социальной поддержки. Мы подсчитали, что расходы бюджета, связанные с расширением и укреплением программ социальной защиты, будут в несколько раз ниже, чем расходы на поддержку государственных предприятий», — сказал Алекс Кремер.

Он отметил, что модель расширенной социальной помощи будет стоить одну десятитысячную ВВП.

Всемирный банк также рекомендует Нацбанку принять упредительные меры на случай негативного развития ситуации с долгами, которое будет угрожать стабильности банковской системы.

«Мы стараемся работать с фактами, пока по факту результатов переговоров нет. Если даже все будет развиваться позитивно, настолько позитивно, что с неба будет дождь из денег падать на Беларусь, если будет реализован позитивный сценарий, то реформы, предлагаемые Всемирным банком, еще сильнее улучшат состояние нашей экономики в будущем», — сказал Михаил Демиденко.

Его поддержал Александр Чубрик: «Если реализуется чудесный сценарий, то у Беларуси будут деньги, чтобы реализовать эти реформы».

Алекс Кремер напомнил, что в прошлом десятилетии ресурсы были доступными, однако их не направили на проведение реформ, что и привело именно к существующей ситуации. По его словам, реализация любого позитивного сценария — это еще один шанс для изменений, главное не упустить его, как ранее.

«Опыт других стран бывшего социалистического лагеря показывает, что негативные моменты носят временный характер, а позитивные длятся десятилетиями. Беларусь находится в более выгодной позиции для проведения таких реформ, чем была у стран бывшего соцблока в начале девяностых. В Беларуси существуют надежные и хорошо функционирующие институты, что отсутствовало во многих странах в девяностые. Она окружена стабильными торговыми партнерами, чего не было в начале девяностых», — отметил Алекс Кремер, говоря о возможных негативных последствиях структурных изменений.


  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  


Лукашенко о конфликте в Украине: Это кому-то надо

Всемирный банк отмечает серьезный подход правительства к дорожной карте структурных реформ