Фото: visegradinsight.eu
in , , ,

Эндрю Уилсон: Беларусы устали быть младшими братьями восточного соседа

Это интервью является частью проекта #DemocraCE и было опубликовано в октябре 2018 года. Многие рассуждения профессора Эндрю Уилсона актуальны и в 2019 году. #RFRM с разрешения авторов публикует перевод беседы на русском языке.

Журнал Visegrad Insight поговорил с Эндрю Уилсоном, профессором украинских исследований Школы славянских и восточноевропейских исследований в Университетском колледже Лондона и автором книги «Беларусь. Последняя диктатура Европы».

– В последний год Россия, кажется, все больше заинтересована в том, чтобы оказывать давление на Беларусь. Подтвердить это можно множеством фактов, например, военными учениями «Запад». Более того, возросшее российское влияние на Минск вызывает вопросы внутри Беларуси, и с назначением нового посла Российской Федерации в Беларуси, который, по-видимому, является сторонником жесткой дипломатии, ситуация, скорее всего, обострится еще больше. Звучат даже мнения, что Россия хочет сменить режим в Минске. По крайней мере об этом говорят в СМИ. Чем может объясняться этот шаг? Существуют ли какие-то угрозы, что Россия будет оказывать еще более сильное влияние на Беларусь?

– Многие постсоветские страны утверждают, что развивают многостороннюю внешнюю политику. Лукашенко обычно говорит о «нескольких крыльях». Такая метафора вводит в заблуждение, так как по-настоящему важен только один вид отношений – между Россией и Беларусью. Даже до 2014 года между странами возникали трения из-за постоянных попыток выторговать несоразмерные, неравные условия. Беларусь эксплуатировала отношения для получения субсидий, а Россия предоставляла субсидии в обмен на геополитические привилегии и экономическое влияние на Беларусь. Очевидно, что эти вещи не равны, поэтому переговоры всегда были сопряжены с проблемами даже до 2014 года, когда все изменилось.

Россия начала переосмыслять условия лояльности и благонадежности в этих отношениях или переосмыслять само понятие дружбы. Друзья должны вести себя намного более дружественно, намного больше поддерживать позицию России. Тем не менее открытая кампания в отношении Беларуси в то время не особо поддерживалась, даже когда Россия аннексировала Крым.

Для беларусской элиты есть общий посыл, касающийся государственности и суверенитета. Проще говоря, Лукашенко хочет оставаться у власти. Этим можно объяснить практически все, что происходило после 2014 года: его маневрирование с целью сохранить суверенитет и поиск разных вариантов.

Проблема, конечно, заключается в другой части уравнения – в деньгах. Фактически после 15 лет хороших результатов с 2008 года экономика Беларуси находится в стадии аномальной рецессии. Таким образом, в двухсторонних отношениях всегда возникают споры о связи между суверенитетом, геополитикой и деньгами.

С российской стороны мы наблюдаем периодические вспышки разочарования недостаточной благонадежностью Беларуси или слишком большим количеством денег, которые выделяются стране. Конечно, у России больше нет денег, которые она готова предоставить по первому требованию. Таким образом, субсидии обходятся дороже, при этом учитывается медленный рост Беларуси, который страна пытается улучшить. Конфликт усугубляется. Россия все настойчивее пытается получить обратно свои деньги, в то время как Лукашенко все серьезнее рассматривает разные варианты. Таким образом, конфликты становятся более глубокими и затяжными. Именно этот цикл мы и наблюдаем в последние пять лет.

– Лукашенко, похоже, отправил несколько мягких сигналов Западу, но он не отправляет позитивных сигналов о хороших отношениях с Россией. В то же время Россия посылает все более сильные сигналы, которые провоцируют Беларусь все сильнее реагировать в сфере культуры.

В конце концов это усиливает чувство национальной гордости беларусов среди государственной элиты, а также на культурном уровне, потому что существует страх того, что Россия может повторить (в Беларуси) то, что случилось в Украине. Также россияне не относятся к беларусам так, как этого бы хотели беларусы, которые не хотят все время оставаться «младшими братьями».

– Да, понять Лукашенко достаточно просто. Он хочет оставаться у власти. Именно поэтому отношения развиваются таким образом и сохраняется такая система. Изначально слоган его кампании звучал как «За Беларусь …», что означало «поддержи меня, поддержи суверенитет». Многоточие тут очень важно, потому что последующего определения не предлагалось. Слоган специально оставили таким расплывчатым. Теперь слоган более четкий – «За будущее независимой Беларуси».

С 2014 года мы видим, что беларусская элита считает, что надо добавить чуть больше культурной поддержки в формулу «почему мы должны поддерживать Беларусь». Можно заметить мягкую беларуссизацию, которая также усиливает трения с Россией, особенно в ситуации, в которой позиция России традиционно занимает доминирующее положение. Так что еще одна причина таким периодическим вспышкам разочарования со стороны России заключается в том, что они наблюдают мягкую беларуссизацию, которая в долгосрочной перспективе отдаляет от них Беларусь.

– А что насчет экономики? Годами россияне получали некоторые уступки, когда покупали большие куски беларусской экономики. Возможно, некоторые скажут, что в Беларуси больше не осталось ничего стоящего для России. У России, как вы отметили, слишком мало денег, чтобы представлять для Беларуси важность в долгосрочной перспективе, но она вмешивается в экономику Беларуси.

Сейчас, теоретически, мы, возможно, находимся в высшей точке глобального экономического цикла. Поэтому когда что-то пойдет не так, у Беларуси будет меньше вариантов. Если поразмыслить, какие сценарии для Беларуси вы видите, если произойдет спад беларусской экономики, и каковы будут их последствия? Как мы уже видели, если речь заходит о введении разных налогов, у Лукашенко не так много вариантов. В прошлом году, например, люди вышли на беспрецедентные массовые акции протеста, когда он попытался ввести один налог, как в Советском Союзе…

– Тут будет справедливо отметить, что Россия не скупила всю беларусскую экономику. Продали «Белтрансгаз» (сегодня «Газпром трансгаз Беларусь»), но даже тогда Лукашенко, как мог, оттягивал продажу. Учитывая ограниченные ресурсы, на самом деле он довольно успешно сохраняет крупнейшие беларусские предприятия. Тем не менее это создает проблему для более динамичных секторов экономики, например, для IT-сектора, который платит лишние налоги, чтобы могли выживать крупные госпредприятия. С 2008 года экономика растет медленно. Стратегии выживания, хотя она и очень грамотная, не уделяется достаточного внимания.

Что касается, золотовалютных резервов Беларуси и баланса прибыли и убытков этих госпредприятий… Тут немного вариантов. Таким образом, в случае дальнейшей мировой рецессии или чего-то подобного, например, падения цен на нефть, Беларусь ждут плохие новости. Все, что приведет Беларусь от медленного роста в полноценную рецессию, может действительно стать проблемой.

Как вы видели в прошлом году, на самом деле существуют две Беларуси: есть активная часть, Минск, и Минск великолепен! Он растет, тут базируется огромный IT-сектор. Тем не менее другие регионы часто выглядят очень, очень плохо. Многие люди, особенно на востоке, раньше работали в России, но сейчас дела в российской экономике идут не очень хорошо. Беларусь едва выживает и использует различные схемы получения субсидий. Это стало основной задачей сегодня. Так что при серьезной глобальной рецессии такая формула выживания окажется недействительной.

– При обсуждении беларусско-российких отношений мы почти всегда приходим к обсуждению экономики… Это все, что важно для Беларуси? Потому что есть еще и китайские инвестиции. Например, уже при приземлении в Минске удивляет, что аэропорт выглядит так, как будто ты находишься в Китае, – везде указатели на китайском.

– Да, опять же, самые важные отношения – с Россией. Это главное, что надо понимать. Тем не менее диверсификация играет ключевую роль, и Китай тут особо важен. Благодаря своему статусу Беларусь возлагает большие надежды на инициативу «Один пояс, один путь», но не как конечная точка, а как промежуточный пункт. Беларусь надеется на эту модель, когда Китай будет привозить свои товары в Беларусь или осуществлять тут конечную сборку перед отправкой в Германию. Минску нужно достичь этого важного экономического соглашения.

Тут можно многого достичь, но, как всегда с китайскими партнерами, эти отношения очень меркантильны. Китай не идет на уступки, не дает деньги просто так, его не волнует демократия. Китайский бизнес не ставит геополитических условий, но китайцы предлагают кабальные сделки.

***

Это интервью является частью проекта #DemocraCE.

Оригинал публикации @visegradinsight.

Перевод на русский специально для #RFRM.

***

Понравился материал? Успей обсудить его в комментах паблика #RFRM на Facebook, пока все наши там. Присоединяйся бесплатно к самой быстрорастущей группе реформаторов в Беларуси!


Вам это интересно?

5 голосов
Upvote Downvote

Total votes: 7

Upvotes: 6

Upvotes percentage: 85.714286%

Downvotes: 1

Downvotes percentage: 14.285714%

Лукашенко о министре образования: Если министр этого не понял, значит, он не министр

Рост реальных доходов населения ускорился в ноябре