Как беларусский бизнес реагирует на кризис и чего ждет от государства?

Главное
Фото: Markus Winkler /Unsplash.com

Беларусский малый и средний бизнес в начале года смотрел на будущее с изрядной долей оптимизма, однако в итоге столкнулся с падением спроса и выручки. Об этом свидетельствуют данные опросов Исследовательского центра ИПМ и BEROC, проведенных в феврале и апреле. Авторы исследований рассказали, как бизнес отреагировал на эпидемиологический кризис и какие меры поддержки ждет от государства.

Начали с оптимизма

«Можно сказать, что ситуация была умеренно оптимистическая. Достаточно много предприятий отвечали, что их положение скорее хорошее. Таких было от 40 до 45%. В предыдущие годы ситуация была намного хуже», — отметил, представляя итоги февральского опроса, председатель Наблюдательного совета Исследовательского центра ИПМ Игорь Пелипась.

Опрос проводился по заказу центра компанией MIA Research в январе-феврале по репрезентативной выборке среди 400 частных предприятий с количеством работающих от 16 до 250 человек.

По его словам, в последние годы в ходе проведения таких опросов число предприятий, которые достаточно хорошо оценивали свое экономическое положение, выросло. Так, в начале года 2,5% опрошенных оценивали свое положение как очень хорошее, 42,3% — как хорошее, 47,5% — ни плохое, ни хорошее, 6% — как скорее плохо и только 1,8% — как очень плохое. В 2020 году только около 22% отметили, что их положение ухудшилось или значительно, или в некоторой степени. При этом 40,3% опрошенных заявили об улучшении положения.

При этом бизнес оценивал ситуацию в экономике в целом заметно хуже в сравнении с собственными делами. 47,8% респондентов считали, что положение в экономике ухудшается, а 40,8% отмечали негативные тенденции в своей отрасли.

«В вопросе: «Как у вас?» все более менее ничего. Вопрос «как в целом?» — все плохо. Моя гипотеза такая, что в определенной степени это потому, что существует негативный уклон в освещении ситуации в Беларуси в негосударственных СМИ и различного рода «экспертами», — предположил Игорь Пелипась. Он считает это поводом для размышлений.

Более 60% в начале года считали, что условия ведения бизнеса не изменились. Около 18% представителей МСБ говорили об их улучшении.

В начале года почти 47% собирались расширять бизнес. Для сравнения в 2017 году таких было 22,5%. Сокращать бизнес вообще практически никто не собирался — менее 3%.

«Было достаточно много предприятий, которые заявляли об увеличении объема продаж, речь шла о расширении занятости. Все на конец февраля выглядело неплохо, оптимистично и радостно. Наши малые и средние бизнесмены отвечали на вопросы, а уже происходили болезненные и негативные процессы», — резюмировал Игорь Пелипась.

Февральский опрос невольно стал точкой отсчета, от которой можно отслеживать изменения настроений бизнеса на фоне пандемии и разворачивающегося экономического кризиса. ИПМ и BEROC намерены в дальнейшем отслеживать эти тенденции.

Коронавирусная реальность

Соответствующий выборочный опрос среди 100 представителей малого и среднего бизнеса, работающих в различных отраслях, был проведен уже в середине апреля. Он также был выполнен исследовательской компанией MIA Research.

«Основной целью нашего опроса было сделать снимок бизнеса в апреле, чтобы понять, что с ним происходит, и дальше мониторить ситуацию», — пояснил старший научный сотрудник BEROC Родион Морозов.

Опрос показал, что прежде всего бизнес столкнулся с шоком спроса. Выручка сократилась у 64% предприятий. При этом у 40% опрошенных она сократилась более чем на 20%.

«Шок произошел на внутреннем рынке. Это говорит о том, что и бизнес, и население сознательно снизили свое потребление в условиях нарастающей угрозы COVID-19», — отметил представитель BEROC

Среди других главных проблем, отмеченных бизнесом: нестабильность национальной валюты, сохранение размеров арендной платы и налогов при сокращении или остановке деятельности, рост дебиторской задолженности.

«В нашем опросе 25% предприятий сказали, что они сократили работников. Частный сектор, малый, средний бизнес гораздо быстрее отреагировали на такие негативные явления», — добавил Родион Морозов.

Опрос еще раз подтвердил, что сильнее всего по состоянию на апрель кризис ударил по таким видам деятельности как «творчество, спорт, развлечения и отдых», «услуги по временному проживанию и питанию», а также «транспортная деятельность». 8 или 9 из 10 бизнесов в этих отраслях заявили о потере более 20% выручки.

Аналогичные тенденции наблюдаются и в части сокращения персонала. 55% респондентов, занимающихся бизнесом в сфере транспорта и логистики, пошли на сокращение персонала. В услугах по временному проживанию и питанию об увольнениях заявили 44%, в образовании — 40%, в творчестве, спорте, развлечениях и отдыхе 30%.


«Мы можем обратить внимание, что в ИКТ и промышленности бизнес пока не идет на сокращения. Эти виды деятельности серьезно зависят от качества человеческого капитала и бизнес пытается их сохранить», — сказал Родион Морозов.

По его словам, в лучшем положении пока оказалось сельское хозяйство.

«Там выручка выросла даже у большего количества бизнесов, чем упала. Ни у кого нет падения выручки более 20%», — добавил представитель BEROC.

При этом бизнес в наиболее пострадавших отраслях, как правило, либо не видит, либо не имеет возможности для новых форматов деятельности.

Ситуация усугубляется отсутствием «подушки безопасности». Так, в творчестве, спорте, развлечениях и отдыхе 70% респондентов заявили о запасах меньше чем на два месяца работы, в услугах по временному проживанию и питанию -78%. В транспорте таких только 9%. Среди предприятий с численностью работающих до 100 человек чуть больше трети имеют подушку безопасности меньше чем на два месяца.

«Бизнес пытается идти по консервативному пути: оптимизирует расходы, не связанные с оплатой труда. На втором месте расходы по аренде, взаимодействие с поставщиками и подрядчиками. Бизнес пытается договариваться со своими партнерами», — отметил Родион Морозов.

По его словам, меры, связанные с уменьшением доходов сотрудников или сокращением их числа, рассматриваются бизнесом во вторую очередь. При этом 24% опрошенных пока не предпринимали ничего, а 23% уже занялись поиском новых форматов деятельности.

Где выход?

Больше всего бизнес ждет от государства налоговых каникул, снижения арендной платы, а также временного снижения отчислений в ФСЗН, отмена штрафных санкций за несвоевременную уплату налогов. При этом чем крупнее предприятие, тем больше оно заинтересовано в мерах по ФСЗН, а мелкий бизнес больше ждет отмены штрафных санкций.

«Мы видим по ответам наших компаний, что многое может зависеть от государства и от мер прямой фискальной поддержки», — сказал Родион Морозов.

Бизнес не нацелен обращаться в данном случае за новыми кредитами, потому что нет ясности, сколько продлится эпидемиологическая ситуация. Такую меру поддержки хотели бы видеть лишь 9,9%.

Беларусский малый и средний бизнес достаточно упрям и консервативен. Почти 40% бизнеса не готовы идти ни на какие уступки, пускай ситуация и сложная. В тоже время предоставление отсрочки и скидок клиентам является достаточно популярной мерой. Но в целом 58,4% предприятий в апреле были готовы на уступки, чтобы не потерять клиентов или партнеров.

В дальнейшем эксперты Исследовательского центра ИПМ и BEROC не исключают ухудшения ситуации в мировой и беларусской экономике. Глубина кризиса будет определяться продолжительностью и строгостью карантинных ограничений. На беларусскую экспортоориентированную экономику негативное влияние будет оказывать как падение спроса, так и различные защитные меры, к которым будут прибегать третьи страны.

В этих условиях государству целесообразно поддерживать бизнес и помогать ему пережить кризис, чтобы после его окончания наиболее эффективные могли быстро восстановиться и обеспечить рост рабочих мест и экономики.

Еще одной мерой могло бы стать создание условия для добровольной «консервации» или ликвидации бизнеса с минимальными издержками. Часть компаний в силу разных причин будут не в состоянии пережить кризис.

«Это поможет бизнесу не потерять веру в собственные силы, не потратить те деньги, которые могли быть вложены после пандемии в создание нового бизнеса и в целом не разочароваться в условиях ведения бизнеса и роли в нем государства», — сказал Родион Морозов.

Он также добавил, что государственные решения не должны быть ограничены краткосрочной перспективой, а быть направленными на обеспечение роста экономики после окончания кризиса, то есть на повышение ее конкурентоспособности.


***

Понравился материал? Успей обсудить его в комментах паблика Reform.by на Facebook, пока все наши там. Присоединяйся бесплатно к самой быстрорастущей группе реформаторов в Беларуси!

🔥 Подпишитесь на наш Telegram-канал. Только авторские статьи!

Оцените статью
REFORM.by